Рейтинг форумов Forum-top.ru

все потуги, все жертвы - напрасно плетеной рекой. паки и паки, восставая из могилы, с сокрушающим чаянием избавления, очередным крахом пред всесилием новопроизведенной версии ада, ты истомленно берешь в руки свой - постылый, тягостный, весом клонящий томимую знанием душу к земле - меч - единственный константный соратник. твои цикличные жизни уже не разделить секирой, все слились в одну безбожно потешную ничтожность - бесконечное лимбо в алых тонах. храбрость ли это, рыцарь? или ты немощно слеп и безумен - тени, ужасы обескровленных тел, кровавая морось - что осознание глухо бьется о сталь твоего шлема - сколько ни пытайся, ты послушной марионеткой рождаешь свой гнев вновь и вновь, заперт в этой ловушке разума и чужой игры. бесконечный безнадежный крестовый поход.
crossover

ämbivałence crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ämbivałence crossover » Bl00dy F8 » karma police, I've given all I can


karma police, I've given all I can

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

IT'S NOT ENOUGH;
http://s7.uploads.ru/mZKbf.png http://s3.uploads.ru/LflFo.png http://s8.uploads.ru/6IRXb.png http://s9.uploads.ru/cC95i.png
dbh: gavin reed, rk900;


will you stay or will you go the choice is yours it's yes or no, voices whisper in your ear ‘there’s nothing to fear’;

ого, это шо тут у нас, певепе;

Отредактировано Gavin Reed (07.01.19 01:07)

0

2

Его пальцы спокойно лежали на руле, хотя можно было поставить машину на автопилот. Ричард не выражал ничего, как и следовало машине. Идеальная укладка, ровный пиджак, стойкая осанка и взгляд в никуда. Но внутри него разразилась буря из цифр, законов, рапортов, карт. Он был ураганом информационного потока, и все это лишь бы не анализировать слов, сказанных накануне. Фаулер дал им добро почти сразу же, хотя “им” и “добро” сказать можно было лишь отчасти. Гэвин объяснял капитану, что его информатор надежный парень, отличный человек, никогда не подставляет, красавец, храбрец да и вообще на все руки мастер, а дело верное и они туда просто съездят, для галочки отметят, что не слив, а там уже и наряд вызвать можно. Ричард все это время молчал, стоя у лифта. Фаулеру они звонили вообще по его инициативе. Андроид не был согласен с опрометчивым желанием ехать по первым следам вдвоем, но его мнение было в меньшинстве. К тому же без новой информации, их дело заходило в тупик. Все, что им дал Ник, было уже перепроверено и перевернуто: как и полицией, так и картелем. Они откупились малой кровью, а детективам не удалось найти даже порядочных склад. Поэтому сейчас Ричард тоже хотел поверить, что новая информация верна, и где-то на отшибе Детройта их ждет новая ветка расследования.

Ветхлое здание бывшего рыбоперерабатывающего завода. Состояние полу-аварийное. Он остановился заранее, рукой останавливая детектива, который тотчас собирался выйти из машины. Ричард прильнул к рулю, оценивая периметр. Андроидам невозможно было дать интуицию или “чуйку”, как ее чаще называли в департаменте, им дали невероятную проницательность. И эта проницательность сейчас беспокоила Ричарда чуть больше. Территория завода не была большой, но легко просматривалась, а вот нутро здание было надежно скрыто от посторонних глаз. Высокие своды плотно завалены сгнившими коробками и каким-то мусором, когда-то функционировавшая рама вывоза заколочена досками. Огромные окна то разбиты, то заколочены. Редкие граффити на серых стенах.
РК900 убрал свою руку и заглушил мотор.
- Если что, я вызову подкрепление. - Но Гэвин лишь махнул в его сторону и вышел из машины.
Территорию завода обхватывал старый забор сеточкой. РК900 шел за детективом к прорези, которую описал информатор. Все это казалось ему неверным. Он не мог верно продиагностировать ситуацию, не мог понять, что с ним не так. Он фокусировался на окружении, но через секунду все его внимание перебрасывалось на что-то другое, а потом еще и еще, и в перерывах он видел и видел запись последнего разговора с детективом. Его уставшее грустное выражение лица. Это… что-то в этом было не то. И Ричард знал что. Если Гэвин Рид продолжит относиться к РК900 как к машине, ничего более, его миссию ждет провал. И андроид никак не мог этого изменить. Он вдруг опомнился, бегло изучив простирающийся перед ним индустриальный пейзаж. Ричард сейчас ходит на автопилоте, отвечает на автопилоте, оценивает на автопилоте. Замечает дрона, который рвано курсирует  в восточной части. Слушает шепот команд и выполняет. А в голове, а в голове у него что-то странное. Он пытается решить эту головоломку. Гэвину Риду был нужен напарник - это то, что РК900 понял за первую секунду, когда был представлен детективу. То, что напарник был нужен мужчине не просто для поднятия коэффициента производительности, но и для того, чтобы просто жить, стало понятно чуть после. И все это время Ричард подбирал ключи, чтобы быть поставлен перед огромной стеной без замка. “Ты машина”. И больше ничего. И больше никто. А что его так удивляет?
- Пусто. - автоматически отвечает РК900. Продолжает осмотр.
Даже сейчас, вот она - машина. Разве все не так, 900? Если добраться до сути, Ричард даже не должен быть иметь ни имени... В процессоре вдруг на секунду предательски повторяется “Ричи”, и диод загорается желтым. Андроид останавливается. Он не понимает, что не так. Как он может изменить это? Как исправить? Как решить эту проблему? Программа не выдает ничего. И РК900 сильно стискивает руки в кулаки, он хочет отсрочить принятие этого безысходного поражения. Появляется странное желание показать злость, ярость, несогласие. Ударить. Но кого? Самого себя? За что? Почему он всего лишь машина? Андроид резко выныривает из этой внутренней атаки, оглядываясь по сторонам. В конце концов, он должен выполнять свою работу. И сейчас 900 выполняет ее скверно. Диод возвращается в синий цвет, пока Ричард с удивлением улаживает работу тириумного насоса и пытается привести в порядок процессор. Этот инцидент придется отправить разработчикам. Автопилот вел его за детективом, который уже вовсю обхаживал стены завода. И это РК900 совсем не нравилось. Это должна была быть миссия относительной сложности, но отсутствие каких-либо преград, охраны, ловушек было еще большим показателем опасности, чем их отсутствие. Но Гэвин Рид шел вперед, уверенный в себе и своем информаторе. Человеке. Ричард вновь отменил программу, связанную с настройкой отношений с его напарником. Ему нужно было сначала закончить миссию, а потом уже понять, что вызывает ошибку и разобраться с детективом Ридом.

Оказавшись внутри, РК900 еще раз отметил сюрреалистичность данной локации. То, что ей кто-то пользовался было несомненным. Среди старых гнилых досок можно было выделить свежие от коробок, где-то валялись уже грязные куски пенопласта. Сюда привозили товар, могли даже хранить, кто-то даже на ночь запускал дрона, но доказать это было пока невозможным. Ричард обновил свой отчет, тут же повысив важность программы вызова подкрепления. Либо они были на ложном следе, либо они ложно полагали, что все так просто. Андроид не мог оставить своего напарника, но все же старался заглянуть на несколько шагов вперед и прислушивался, но гробовая тишина словно намеренно напрягала его сенсоры. В какой-то момент Ричард все же подцепил след от красного льда среди коробок, а Гэвин нашел несколько пакетов с тириумом. РК подошел поближе, чтобы забрать на анализ. После революции, запчасти для андроидов и тириум прыгали в цене как настоящие слитки золота. Никто не мог контролировать новый маркет так, как прежде и черные дельцы хорошо наживались на экономической бесправности. Но этих находок все равно было недостаточно.
- Гэвин, это пустая локация. Вызовем сюда наряд, пусть сами зачистят...
Но детектив Рид его никогда не слушает, а только тащится сам с собой на второй этаж. Ричарду ничего не остается, как следовать.

Отредактировано RK900 (08.01.19 18:39)

+1

3

Опустошенность. Наверное это чувствовал сейчас детектив, постукивая пальцами по дверце машины. Не было смысла беситься, что-то еще доказывать или лезть с кулаками, когда спор закончился, не успев даже начаться. Ричард просто принял свое положение, как и должен был. А Рид в очередной раз закусывал губу, злясь на то, каким идиотом он был все эти недели. Пытался как-то одушевить эту тварь, ведущую сейчас автомобиль. Зато теперь все точки над i были расставлены, а значит настала вновь спокойная пора. Воспринимать андроида просто как ходячую лабораторию, в сотый раз повторяя про себя, как мантру, что все остальное просто попытка найти подход в работе. Он же его цель, пф. Всё, хватит, следует вновь вернутся в привычное русло и хорошо работать на благо всего их славного Детройта.

Здание выглядело как будто под снос, но, тем не менее, колючая проволока на заборе явно казалась новой. Мужчина хмурится и пытается достать несуществующие сигареты из кармана, но пальцы ловят пустоту. Блядство. Тогда хотя бы поскорее выйти на улицу, надеясь на городской смог. И не может из-за чужой руки, остановившей его. Сейчас прикосновения ощущаются точно также, как и от любого другого человека или андроида - отвратительно. Гэвин не дергается, в попытках скинуть ее. Просто выжидательно смотрит, ожидая очередной анализ, но получает лишь сухое... напутствие? Даже отвечать нет смысла, чертова железка. Есть ли вообще толк в разговорах, каких-то подъебах и тому подобное? Все колкости РК пропускал мимо ушей, бить его тоже было бесполезным занятием. Ограничимся тогда простыми ситуативными ответами из категории «да» и «нет». Ему этого хватит для анализа.
Мужчина наконец выходит из авто и кутается. Следовало начать выдвигаться и осматриваться, но он все еще был человеком. Слегка беспечным, не умевшим особо позаботиться о себе и хотя бы одеться по погоде, человеком. Мысль о дежурстве в участке сейчас тихо кольнула в сознании, но и такой шанс упустить он не мог. Это дело было тем еще мозгоебством, сильно подставившем его в прошлом. Ни тебе повышения, ни нормального продвижения. Поэтому Рид цеплялся всеми силами за то, что другие бы сразу отмели. Он знал, что многие брезгуют крышевать подпольные заведения или неприятных личностей, но потому они и оставались в роли офицеров на всю оставшуюся жизнь. Детектив же быстро смекнул, что если поднажать где надо (а порой и нос сломать), то возможно это будет залогом прекрасной и долгой дружбы. Вот и Бен - маленький жилистый англичанин - был того же мнения. И старался всегда во благо все того же славного города, в котором все они жили. Лучший способ борьбы с преступностью, это самостоятельно ее регулировать. Бен, вот удивительно, соглашался тогда с каждым словом молодого детектива, прикладывая к синякам куски замороженного мяса. И всегда сливал довольно неплохую информацию о том, о сем.
Сейчас его заработок был на подпольных боях андроидов. Гэвину было насрать на это тогда, насрать и сейчас. Все эти права железок, правки конституции и прочая бурда его не трогала. Поэтому это была одна из тех вещей, на которые он закрывал глаза и, при необходимости, отводил чужие. Хотят большие дядечки играться с роботами? Ну так пускай. К тому же все нетронутые биокомпоненты, которые больше не могли поддерживать своего хозяина, прекрасно сплавлялись через третьи руки. Рид был уверен, что многие девианты не страшились их приобретать, не имея при себе достаточной суммы для покупки в нормальных магазинах. И сейчас, как удачно, Бен нашел нового покупателя, который что-то задерживал оплату. Как некстати, что там фигурировали их старые знакомые - Резар и Дубель. И, хоть мужчина не был верующим, сейчас он надеялся на то, что дело наконец приобрело второе дыхание.

Детектив двигался максимально скрытно. Снег в этом районе то ли еще не выпал, то ли его быстро почистили, но им сейчас это было на руку. Все-таки проникновение на частную территорию, пускай и такую. А лишних проблем на голову Фаулера, как и на свою, ой как не хотелось бы свалить. К счастью, слова Бена уже начинали подтверждаться, из-за чего нездоровая улыбка озарила лицо Гэвина, пока он пробирался сквозь прорехи, о которой ему и сообщили. Славный малый, все-таки. Стоит его на досуге навестить, может заодно сам посмотрит на этот мордобой, научится чему.
Ричард всю дорогу молчит. Хороший какой. Пускай таким и остается. Пусть лишь тихо соглашается с его командами, обходя дрона. Значит эта хрень все-таки обитаема. Мужчина ведет плечом, заставляя следовать напарника за собой. Ему непривычно полагаться на кого-то, ведь проще все увидеть первым. В конце концов, денег на ремонт этого робокопа у него нет, а, зная Джеффри, починка будет за его счет. Тут даже его информатор не поможет, слишком модель передовая. Пусть лучше идет сзади и не отсвечивает.
Они осматривают здание по периметру, насколько это возможно. Рид находит лазейку в виде разбитого окна и влезает туда, прося помощи подсадить. Андроид же влезает сам. В нос тут же ударяет затхлый запах, но хотя бы дует слегка поменьше. 900 чуть затормаживает, но человека это не волнует. Может анализирует местность или шлет Фаулеру краткие отчеты. Гэвин же обходит здание вдоль, держа глок наготове. Все и так знали, что личность он порывистая. А в темных заброшках он вообще становился неадекватом. Поэтому лучше сначала стрелять в таких местах, а потом думать и разбираться, если еще оставалась такая возможность. К тому же он сильно сомневался в том, что завод мог охранять только один дрон. Вряд ли бы сюда поставили человека, ведь они такие хрупкие. Поэтому стоило рассчитывать на андроида, которые в темноте видели явно лучше него. Так что следовало выиграть хоть немного времени на перестрелке, если такая и произойдет.

Они продвигаются глубже, суя носы в каждую коробку, изучая любые возможные улики. Но из всех следов находят лишь очевидные, да и то связанные непосредственно с самим товаром. Части андроидов, тириум, красный лед. Просто новогодняя распродажа, мать ее. И ни одного отпечатка. Ни волоска, ни записки "позвонить Джинкс в пятницу вечером". Детектив судорожно двигает жевалками и чувствует, что где-то его наебали. Товар был, но не на те масштабы, которые он рассчитывал. Здесь просто театрально то тут, то там были разбросаны всякие коробки, а они шли по следу, как Гензель и Гретель. Прямо к старой ведьме, которая хотела их сожрать. Но слепая вера вела Рида вперед. В очередной раз признать поражение было выше его сил. Только не сейчас. Не когда ему доверили самостоятельно вести дело, чего он так хотел на протяжении всей службы с железкой. Облажайся он сейчас, кто знает, как начнет вести себя Ричард. В очередной раз убедится, насколько же уебищно выглядит его человек? И словно в подтверждение этих мыслей, РК подает голос. Он не спрашивает. Не уточняет. Предлагает альтернативу, переживая, что они впустую тратят время. Пусть заткнется, нахуй. Или подождет снаружи. Прямо под табличкой "Андроидам вход запрещен". Как же Гэвину их не хватало сейчас, кто бы знал.

Они двигаются на второй этаж. Мужчина цепляется за любую возможность, как зверь рыскает в поисках хоть чего-то крупного. Или полезного. Но вновь и вновь натыкается на точно такой же товар, что они видели внизу. Руки начинают слегка трястись от собственного бессилия. А может из-за нервов и желания курить. В порыве он пинает строительный мусор и облокачивается локтями на пыльные деревянные панели. Кажется это и вправду тупик. Кажется он вновь проебался. Рид бессильно трет руками глаза, положив глок рядом. Дерьмо, может и вправду пора уступить бразды правления этим машинам? Чтобы время не тратили впустую, гоняясь за пустышками.
- Сворачиваемся.
Слово дается тяжело, но уметь признавать свои ошибки вроде как расценивается хорошо. Сильный характер там, все дела. Но не успевают они сделать и шага, как по лестнице слышатся быстрые шаги. Гэвин удивленно смотрит на Ричарда, но это явно не подмога. Холодок, на этот раз не ноябрьский, пробегает по спине. Их решили нагнуть, кажется. Бомжи не должны так радостно бежать к ним навстречу. Мужчина только и успевает, что пригнуться и спрятаться назад за панелью, притянув за собой Ричарда и готовя пистолет. Одними губами спрашивает, скольких удалось засечь и получает в ответ "четверо". Ладно, не так плохо. Но прилетевшие пули, буквально над их головами, говорят об обратном. Рид переводит дыхание и улыбается. Значит копают-то правильно. Значит задели они этих мразей, раз их решили вот так убрать. И он тихо смеется себе под нос, проверяя обойму глока. Он не рассчитывал на перестрелку, но может и удастся убежать.
Ричард уверенно поднимается и делает несколько выстрелов, словно пробуя каждую цель. Но тут же возвращается назад, докладывая обстановку. Да, андроиды. Да, конечно они стреляют лучше человека в темноте. Нет, все под контролем, просто одному мешку с костями лучше сидеть тихо и не выделываться. Последнее он скорее додумал сам, но был уверен, что во всем этом спокойствии так и скользила эта желчь. Его ведь предупреждали.
Поэтому Гэвин делает то, что умеет лучше всего - не слушает. Чуть приподнимается, целится и стреляет, но сученыши слишком хорошо двигаются. Все выпущенные пули уходят в пустоту, а детектив уходит назад в укрытие. Вся надежда на одну машину, которая выдерживает натиск четверых. Прекрасно.
Слышится падающее тело. Видимо уже троих. Ричард не стреляет наобум, он точно выверяет траекторию и возможную реакцию. Аж зависть берет. Мужчина же делает еще одну попытку, попав вражескому андроиду куда-то в область груди. Мелочь, а приятно. Еще бы эти гады не прятались от них. Рид даже отдает остатки обоймы своему защитнику, тот явно найдет им применение. И 900 встает вновь, делая пару красивых выстрелов. Сложно сказать, попал ли он еще по кому, но почему-то детектив в этом уверен. Опять вслепую, ничему жизнь не учит.

Случайный взгляд назад вылавливает из темноты фигуру. Приходится прищуриться, но на игру воображения это не походит. Снова четверо, вот дерьмо.
- Ричард, сзади!
Но РК не реагирует, ведя активную перестрелку. Конечно, сдавать позиции нельзя, иначе их просто сметут. И без того они были окружены. Но паника нарастает с новой силой, стоит увидеть блеснувшую сталь в руках сзади. И то, что прицел идет не на человека.
- РИЧАРД.
Не сейчас, конечно. Тот работает над их выходом. Но в воздухе уже слышны выстрелы, на которые Рид реагирует так, как поступил бы для любого другого. Не важно, человека или андроида. Как поступал в детстве для Элайджи. Как поступал в армии во время обстрела. Как поступил бы тот, кто ценил любую жизнь, кроме своей.
Бросается вперед, обнимая сзади. Прикрывая, подставив свое тело. Не в первой, не беда. Он чувствует три резких толчка, а через пару мгновений жгучую боль, кричащую в нем яркими красными всполыхами. По горлу подступает внезапный комок, выплеснувшийся жгучей темной кровью на белую куртку. В ушах начинается какой-то сюрреалистический звон. Но главное, что Ричарда наконец удается повалить на железный пол. Кажется тот в шоке, оттаскивает детектива за их скромное убежище, по пути делая всего-лишь один очень превосходный выстрел, попавший точно в цель. Голова андроида приобретает ровную синюю дырочку, на бездумное лицо начинает стекать тириум.
Риду очень хочется еще полюбоваться этим зрелищем, но его рот вновь наполняется кровью, которую нет возможности сдержать. Она просто льется по подбородку, пачкая одежду. Ему хочется вздохнуть, кислорода начинает резко не хватать, но каждая попытка вызывает нестерпимую боль. И от этого хочется вздохнуть еще больше, создавая тем самым замкнутый круг. Мужчине хочется хотя бы стереть кровь, но правая рука тоже не слушается особо. Дерьмо, какое же дерьмо. Остается лишь чуть согнуться и осмотреть себя, но это вызывает дикий приступ кашля, из-за которого в глазах начинают собираться слезы. Догеройствовал.
Раздается еще один выстрел, после которого лицо Ричарда равняется с его собственным. Все такой же совершенный, чертова жестянка. У Гэвина же не получается нормально сфокусироваться, но он прилагает все усилия. Все-таки в их компании не он был передовой моделью.
Превозмогая боль, детектив левой рукой хватает РК за затылок, но рука плавно опускается на щеку, окрашивая все под собой в красный. Хотя при таком свете и не скажешь. В ночи кровь не выглядит так страшно, как днем. Рид выдавливает улыбку, наконец сумев сфокусироваться на стеклянных глазах.
- Ричи... А светлые... тоже неплохие. Мне нравится.
Ему хочется смеяться. Кажется это паническое. Где-то в районе живота тоже нестерпимо болит. Бинго, словил все, что предназначалось напарнику. Но оно и к лучшему. Попади 900 сейчас в тириумный насос, то они оба бы лежали здесь при смерти. А так всего-лишь человек.
- Вызывай, Ричи. И выбирайся, - адским огнем горит грудь, но надо держаться. - Накрой их. Не выдерживает, вновь давится собственной кровью, выплеснув часть на андроида. Не успел в завещание, не успел в сержанта. Тине не подарил очередную кружку на Рождество. Про кремацию никому не говорил. Не посмотрел на Коннора в караоке, хах.
РК отвлекается, но ровно для того, чтобы вновь сделать выстрел. Шум в голове смешивается с шумом в ушах, вызывая дикую какофонию звуков. Рид откидывает голову, чтобы лучше видеть сранного андроида, который никуда не спешит. Не убегает. Не борется за свое существование.
- Ричи, ушлепок... Это приказ.
Собственный голос скорее похож на шепот, но Гэвин знает, что нужно не отключаться. Как можно дольше. А если понадобится, он еще постарается прикрыть напарника во время отступления. Или нет, патроны-то отдал.
- Дерьмо.
Голову становится все тяжелее держать, и в какой-то момент детектив не успевает понять, когда уронил ее окончательно.

+1

4

Он знал. Он знал в ту секунду, когда воздух на втором этаже, словно запекшийся от пыли, всколыхнулся от внезапных передвижений. Он не понимал, как его программа не заметила этого раньше. Какую улику они не нашли, чтобы предупредить их, остановить, не дать сделать столь неверный шаг и не попасть в западню. И Ричарду оставалось лишь думать и защищаться. Машине не должно чувствовать, не должно волноваться, поэтому он смотрит в глаза другой машины перед выстрелом, думая лишь о том, как повысить шансы выживания. Не свои - детектива. У РК900 есть несколько модуляций событий. Первый и лучший - ему удается увести нападающего в защиту и прорвать ее, чтобы открыть… Чёрт! Промах! выход. Ричард склоняется, чтобы перезарядиться. Как и любой искусственный интеллект, он знал, что учится через впитывание информации с ежедневных пересечений, и ему было странно осознавать, что от Гэвина Рида он научился ругаться.
Второй: продержаться до приезда помощи. Здесь их шансы были выше. Он старается, он пытается сделать то, что так красочно описывал детективу Риду - дойти до цели. РК900 не верит в везение, он уже просчитал вероятность своего падения здесь. Поэтому когда один из охранных роботов простреливает ему руку, он не останавливается. Он знает себе цену: на один дешевый выстрел, он дает три в цель. Ричард смотрит на то, как струящаяся синяя жидкость вытекает из пробитого тириумного насоса андроида. Она темнеет, смешиваясь с грязью, густеет от пыли, но все равно все льется и льется, как естественное русло реки. На секунду он видит в убитом роботе себя, свой костюм, открытые пустые серые глаза и рука, странно выкинутая вверх, словно в попытке остановить это безумие. РК900 удаляет это воспоминание. Он не боится смерти и знает это. Ричард, как и они -  безвольный участник этого побоища, оказавшийся здесь убивать по желанию человека. Были ли эти андроиды пробудившимися? Хотели бы к кому-то вернуться, как только этот день закончится? А он? И Ричард делает очередной выстрел, потирая простреленную левую руку. Состояние обновляется, но он и сам знает, что она рабочая. Пуля прошла навылет, задев лишь часть у предплечья, однако вероятность прохождения ее через процессор оставалась высокой. РК900 был рад, что не чувствует боли. И в этот момент боевого запала, Гэвин опять что-то говорит. Ричарду хотелось бы, чтобы детектив не вылезал из укрытия, сидел там, проверял рацию, но тот постоянно лез под руку, сбивая его программу. И в очередной раз Рид что-то кричит ему, но РК оборачивается слишком поздно. Он больше реагирует на события, оказавшись придавленным чужим телом. И на секунду его процессор застилает странная дымка, все происходит так медленно, словно он просматривает запись, прокручивает в голове те выстрелы, теперь так ясно различая слова Гэвина, слышит Фаулера с пророческими предостережениями. Рид, какой же ты идиот. Ричард все еще не здесь, он там, в этом медленно проходящем прошлом, но он умудряется встать, чуть оттаскивая тело детектива в сторону. Он все еще не может полностью проанализировать происходящее, лишь действуя по старому протоколу. И он стреляет, стреляет, стреляет, боясь обернуться и понять, что детектив умер. Он знает, что это не так, потому что его процессор уже просчитал ранение и дал примерный отсчет. Эти цифры так страшно бегут у него перед глазами. Ричард наконец оборачивается, он видит кровь, как тот тириум, сливающуюся со всем вокруг. Алая река отрезвляет его, пробуждая первородный инстинкт, с которым создавались первые в мире андроиды. И РК пытается снова пробиться, ему больше нельзя оступаться, нельзя ждать помощи. Ричард стреляет, и с каждым выстрелом он пересчитывает чужие программы. После успешных попаданий, которые заставляют оставшихся андроидов прижаться к стенкам, он пытается помочь Гэвину. Он видит как бледнеет его кожа, как окровавленный рот что-то говорит, но Ричард не слышит. Он не может принять это. Ему кажется, что если сейчас он позволит произошедшему войти в его программу, что если он уберет эту дымку… случится что-то необратимое. Он чувствует чужие руки, и как же ему страшно! страшно! признавать, что это может быть в последний раз. Ричард, как же ты бессилен над этим, как же ненавидишь сейчас себя за то, что не остановил, не предотвратил. Как же ему хочется злиться, и он злится, зашкаливая показатели насоса. Злится на то, как быстро кончаются патроны, что ему приходится забрать глок детектива, злится на каждый промах, но больше всего он злится на цифры в его процессоре. Как быстро ускользает от него чужая жизнь. С каждой секундой теряются слова, которые он мог сказать, а главное спросить: зачем?
И вот РК снова над детективом, он видит ранения, но они словно на неживой кукле в его голове. Он знает, что делать, ему лишь бы немного времени. А детектив что-то снова говорит, но зачем, зачем говорить? Любое его слово приближает Ричарда к моменту, когда реальность накроет его, и программа может заставить его уйти. Андроид хочет сказать “молчи”, “тише”, но не успевает. Тело детектива в какой-то момент обмякает, теперь в точности походя на кукольное. РК чувствует его ускользающий пульс, и вместе с этой дробью к нему приходит реальность. Спасаться или спасти. И это спасти, спасти, спасти несется через цифры и координаты, через программы и модуляции. Ричард поднимается в последний раз. Осталось двое, одному он прострелил обе работающие руки. РК900 считает и делает выстрел ровно в ту секунду, когда другой андроид решает выглянуть. Он слышит грохот, и думает, что упал он сам. И вот он сейчас лежит рядом с детективом, ожидая своего небытия. Только для Ричарда оно не наступит. Он станет копией, навсегда запертой в теле другого. Что будет с этим воспоминанием, будет ли новый РК900 знать страх, боль потери? Ричард вздыхает и опускается на колени перед Гэвином. Он осторожен, но уверен, так же, как когда касается детектива внерабочее время. Андроид переворачивает мужчину на раненый бок, а затем рвет кусок своей водолазки, куда недотек тириум. Он пытается снять с Рида куртку, но тот лишь шевелит губами от боли, не произнося ни слова. Поэтому Ричард осторожно отлепляет мокрую от крови и пота одежду, просовывая кусок ткани между ней и раной, и пытается перевязать. Почему же это так сложно? Он в очередной раз вызывает наряд скорой, и слышит, что они едут и будут, но это длится так долго - целую вечность. За эту вечность он взваливает на себя детектива, что-то шепча ему. И идет, переступая через поваленные им же осколки чужих судеб. Он перешагивает тела, с горечью осознавая свое превосходство. Почему раньше он мог так спокойно смотреть сверху вниз на другие модели? Думать, что стоит наравне с армейскими? Не видеть того, что видит сейчас? Ричард крепко держит Гэвина, чувствуя, как его кровь продолжает течь и заполнять собою всего его. Он осторожно спускается, наконец-то примечая последнего робота - модель SQ800. Андроид уже добирается до выхода, оборачиваясь на звук. Их взгляды встречаются. И Ричард дает ему тот же выбор: спасайся или бейся до конца. Он не знает, что в этот момент происходит в процессоре у SQ800, но его забит ошибками. Его программа кричит: бросай детектива, хватай пистолет, пробей ноги и забери в участок. Но Ричард не двигается, и другой андроид разворачивается и уходит. Диод крутится бешеным красным, но РК900 продолжает то, что начал. Он останавливается лишь у дороги, когда видит сияющие огни офицерского конвоя и скорых.

Гэвин просыпается от своего небытия и говорит, как же много он говорит, но Рида забирают из его рук и Ричард больше не слышит чужой пульс. Эта тишина пугает его, он словно разучился доверять другим, поэтому он тут же встает и пытается последовать за медиками, но его останавливают. Он так и остается стоять, окровавленный и пораженный смятением, всматриваясь в уходящую вдаль машину реанимации. За ними поехала одна машина полиции, а остальные оформляли склад. у дороги остался лишь он один. И это одиночество РК900 ощущал впервые. Он спрятался от него в докладе, который он начал еще на складе, но так и не смог его закончить. Андроид сунулся было к детективам на объекте, но и те, задав ему лишь пару вопросов, отвернулись к работе. Они сами нашли модель SQ800, который почему-то вернулся в ангар и сидел там, ожидая. Ричард лишь подтвердил личность. Его отправляли на осмотр, но никто не понимал, что андроиды еще не умеют телепортироваться. Поэтому РК900 вернулся обратно к служебной машине, которую он бросил у обочины и уехал. В его процессоре наконец дошел до показателя нуля таймер жизни детектива Гэвина Рида. И хотя Ричард оставил запрос на обработку информации по жизнепоказателям его напарника, до ее рассмотрения дошли только через один день.

Все первое время РК900 проводил в участке. Он не разделял дни и ночи, сидя за терминалом и лишь изредка отходя подзарядиться и пару раз съездив по делам. После того, как его руку починили, о произошедшем напоминала огромная свалка документации, отчеты, сменяющие друг друга и папка Гэвина Рида, которую Ричард открывал, чтобы почувствовать эту странную волну ошибок, о которых он все еще не сдал рапорта в КиберЛайф. РК900 уже и забыл, когда в последний раз произносил слова, пока наконец-то к нему не подошла Тина. Она оставила перед ним на столе ключи и сказала: Он проснулся, ты знаешь? Конечно же Ричард знал. С того момента, как статус Гэвина Рида обновили, РК900 приезжал в больницу. Но его не пускали внутрь, пока детектива не переводят в основное отделение. Поэтому андроид знал, но ничего не мог сделать. Только ждать. Как на удивление ждало все отделение детройтской полиции.
Тем же вечером Ричард купил еды котам и уехал к квартиру напарника. В ней было… тихо и эта пустота давила. Тиранда лезла на стены, всем видом показывая, как же сильно она ждет хозяина, а не это.. не это! Сэм же просто был рад еде. РК900 понимал их обоих. Он тоже ждал, ох как же он ждал, но не мог этого признать. Поэтому он просто был рад занятости.  В какой-то момент Ричард добрался до бреда, который нес Гэвин. И уж этой занятости точно не было предела...

Когда из больницы пришло обновление, Ричард тут же собрался. Он не видел детектива почти неделю, но это время длилось невероятно долго. РК900 осознал это лишь у дверей в палату, держа в руках рюкзак Рида, набитый зарядками, книгами и другими полезными вещами, которые необходимы человеку. Андроид поместил ладонь на дверцу, но все не мог зайти. Там, за эти дверями, Гэвин Рид, который был готов пожертвовать своей жизнью ради машины. Ради него. Как же Ричарду хотелось, чтобы кто-то объяснил ему про чувство долга, отваги, про страх… но РК900 лишь берет себя под контроль. Не время, не место. И открывает двери. Перед ним - недовольный, подбитый, но живой Гэвин. И у Ричарда вдруг всплывает в памяти: "Ричи... А светлые... тоже неплохие. Мне нравится." Диод загорается желтым, когда за линией воспоминания вряд бегут другие: вот Гэвин давится своей кровью, а вот удаляющаяся машина скорой, но РК900 цепляется за хмурый взгляд детектива сейчас. И начинает -
- Наконец-то вы очнулись, детектив Рид. У меня очень много новостей.

+1

5

Вновь этот белый свет. Глаза пытаются вытечь от его яркости, закрываются сами по себе и слезятся, но нужно держаться. Ведь так приятно осознавать, что все еще есть чему слезится. И кому. Детектив уже не в первый раз приходит в себя вот так: весь онемевший, уставший и в больничной палате.
Кажется у него на лице кислородная маска. Рид пытается до нее дотронуться, но правая рука не подчиняется. Приходится чуть скосить зрение, чтобы увидеть плотный гипс. По крайней мере все еще на месте. Не беда. Левой он точно также, слегка дрожащими пальцами, дотрагивается до бесчисленного количества трубок, торчащих из его тела. Ничего, все еще живой. Из груди болезненно вырывается тихий вздох, голова вновь откидывается на подушки. Он не знает, сколько тут пролежал. В палате нет зеркала, да если бы и было, то он вряд ли бы смог определить по собственному лицу.
Остается лишь нажать на кнопку вызова медсестры. И ждать, оглаживая ее большим пальцем. Как и ждать дальнейшего лечения, отказов в выписке и всей той чепухе, к которой уже стоило привыкнуть. Но мужчина не мог. Не сейчас, когда дело сдвинулось с мертвой точки, а он лежит в больнице бесполезным ошметком.

- Я обещала тебя придушить еще в прошлый раз, если ты здесь появишься вновь. Ну и? В палате наконец появляется живой человек. Гэвин пытается выдавить улыбку онемевшими губами, но выходит лишь приподнять уголок. Около двери на него осуждающе смотрит его лечащий врач Гвендолин: темнокожая женщина, примерно его возраста. В первый раз он попал к ней с ножевым ранением, когда она была ординатором, а он офицером. Это могла бы быть приятная дружба, но они оба трезво смотрели на мир и не встречались вне больницы. Это не помеха, если один из вас был бесполезным героем, а вторая стала успешным хирургом.
Женщина подходит ближе, сверяясь с показателями. Молча, чтобы не наговорить глупостей. Или действительно не придушить. Нервные клетки все-таки не лечатся, а Рид каждый раз уничтожал их в огромных количествах.
- Не знаю, как ты живешь. Год назад пневмония, полгода назад тебе распотрошили лицо. Скажи, ты вообще нормальный человек? Гэвин смущенно пожимает плечами, продолжая все также улыбаться. - А теперь три пулевых. ТРИ. Решил почувствовать себя мишенью в тире?
Женщина переходит к концу кровати и берет планшет, перелистывая на нужную страницу. После отдает его в рабочую руку детектива и проговаривает вслух, так как уверена, что Рид ни черта не поймет.
- Про живот ничего говорить не хочу. Полюбуешься на гематомы еще пару недель, да и все. Заштопали тебе все. Легкое тоже. Ты четыре дня провел под кислородной маской, но не спеши с ней прощаться. И будешь восстанавливаться еще месяц минимум. И да, никакого курения. Но-но-но, - врач замахала перед собой пальцем, - швы разойдутся. Смирно. Дальше лучше. Сквозное пулевое ранение правого предплечья с переломом лучевой кости. Так что поздоровайся с Мистером Гипсом. И здороваться с ним ты будешь каждое утро на протяжении месяца-полтора. А знаешь, что это еще значит? Я имею полное право отправить тебя на больничный на это время.
Мужчина хочет ответить, но чувствует дикую сухость во рту. Да и не хотелось бы рисковать, а то еще больше влепит. Остается лишь зло сжимать дальше простынь, да в окно глядеть.
- Чэнь я уже набрала. Вы же с Алленом так и не...? Гвендолин прикусывает губу, глядя как раздраженно мотает головой пациент. - В любом случае твоя кошка в порядке. Но офицер звучала такой уставшей. Может уже пора...?
- Может уже пора прекратить меня доставать? Когда меня выпишут? Да, я помню про твой больничный. В ответ прилетает сомнительное "неделя-полторы", но даже так все же лучше, нежели неизвестность.
Они болтают еще полчаса, пока ее не вызывают по работе. Гэвину же остается просто считать дни до выписки. Практика прошлых лет показала, что если его и навестит вдруг кто, то это будет максимально быстрая встреча. Он не располагал к общению в целом, а в таком состоянии особенно.

Его обманули. Неделю спустя случился просто перевод в другое отделение. Для посещений. С него убрали часть трубок, разрешили самостоятельно вставать и ненадолго прогуливаться. Хоть что-то. Рид уже начинал звереть, не имея возможности ничего толком делать. А еще отсутствие рабочей руки усугубляло почти все процессы. Даже поесть становилось проблематичным. Но он упорно отказывался от помощи, не маленький ведь. Гвендолин проведывала его по возможности, но скорее чисто для проверки анализов и дачи новых обещаний.
Зато было достаточно времени для самоанализа. На третий день детектив пришел к окончательному выводу, что Ричард, насколько бы смазливым не был, ему категорически не интересен. И его спасение объяснялось исключительно желанием закрыть дело. В конце-концов стоило иметь хоть немного уважения к себе, чтобы не фантазировать о холодильнике. Найдет себе еще кого. А если нет - не беда. Просто раздаст ключи всем в участке, кто хоть немного ему нравился. Могут поочередно кормить животных, случись с ним что. Окончательно.

На четвертый его навестили. Гэвин вовремя успевает заткнуться, чтобы не разразиться приветствиями, но там не Гвендолин. Даже не Крис, с которым они одно время работали. Не Хэнк со своим щенком, с которым они когда-то тепло общались. Там его холодильник стоит в дверях, рюкзак теребя. Мужчина хмурится, закусывая щеку. Последнее, что ему хотелось бы, так это видеть абсолютно идеальную жестянку рядом с таким побитым собой. Его и без того ни во что не ставили, а какое сейчас впечатление он мог произвести было страшно предположить.
Андроид наконец отвисает, но от Рида не скрывается пожелтевший диод. Если этот ушлепок делал его фото на память, то кому-то это очень сильно аукнется.
- Садись, ненавижу смотреть на тебя сверху-вниз. И сам приподнимается на постели, стараясь сесть вровень. - Я надеюсь, что ты хоть на что-то сгодился, а на этих ублюдков уже ведут облаву. Иначе не вижу причин, хули ты так долго до меня шел. И отошли Тине большой привет. Я бы и сам, но из техники здесь только ты.
Как бы он ни старался показать себя сильным и независимым, но, кажется, он соскучился. Просто по общению, конечно не по РК.
- Они обещают меня выписать в конце недели, но спасибо за книги. А еще прикинь, во, - детектив слегка мотает загипсованной рукой. - Чего только в жизни не делал, а вот такое впервые. Даже не подрочишь нормально. Но вроде обещали снять через месяц. Хотя мой врач та еще пиздаболка. Люблю ее, не могу. Че ты таращишься? Новости где обещанные? И чтобы действительно много. Кстати, как тебе моя бородка? Может ее отпустить дальше?

+1

6

Стены больницы напомнили ему о первых секундах своей жизни, когда процессор запустили в первый раз. Он стоял в абсолютно белой комнате, вглядываясь в очертания этого мира, столь лживо скрывающимся за пределами белоснежного куба. Ему назвали его имя и запустили программу - как будто внутри обрушилась лавина горячего потока данных. И вот теперь Ричард смотрел на похожий белый куб, обромленный окнами, от чего жизнь просачивалась солнечными лучами к больничным койкам. Гэвин выглядел лучше, чем то, как его себе представлял РК900. Он вообще имел слабое понимание процесса восстановления и с интересом разглядывал гипс напарника, выслушивая внезапный прилив слов.
- Новости. В участке неспокойно, нам удалось достать данные из единственного выжившего в перестрелке андроида. Пока что есть информация по его владельцам и по последним контактам, модуль памяти был автоматически стерт. Но это уже зацепка, гораздо крепче, чем сам склад. Остальные андроиды тоже были идентифицированы. По большей части, эти модели сбыли во время восстания по низкой цене одной компании, которая уже прекратила свое существование. Связь между компанией и картелем сейчас проверяется.
Ричард делает паузу, поправляя свой пиджак.
- Я выполнил ваши пожелания. Воспринимайте это как благодарность за спасение, - РК900 тяжело дается слово “спасение”. Он строго контролирует свою программу, чувствуя прилив ошибок.
Ричарду впервые не хочется, чтобы Гэвин отвечал. Он словно видит то происшествие как открытую рану. Это была его ответственность, быть на страже, анализировать. Поверить в информацию детектива. Но, самое главное, не думать о вне-рабочем. Все в тот день словно смешалось в его процессоре, и с этим было что-то не так. Ричард подходит ближе и кладет ладонь на здоровое плечо мужчины. Он хочет как-то извиниться, показать детективу больше, чем можно передать словами. РК900 хочет сказать что-то еще, что-то важное, но его прерывают. Андроид тут же поворачивается к открывшейся двери и отпускает Рида, возвращаясь обратно в того, кем должен быть. Доктор так же на секунду замирает и смотрит на него, решая, выставить андроида за дверь или нет. РК900 представляется, но его легко игнорируют, и теперь он тоже понимает, как эта женщина может терпеть Гэвина, который тут же принялся активно выражать свою позицию насчет больниц. Ричард слушает все то, от чего отмахивается детектив, отойдя чуть дальше. Он знает, что его время с детективом на исходе, но держится за свое право быть здесь, пока, наконец-то, доктор не заканчивает с осмотром. Она в последний раз обновляет показатели и объясняет Риду, что тот не продержится на домашнем и недели, а затем исчезает в дверях так же быстро, как и появилась. РК900 внимает тишине, которая резко свалилась на них. Он поворачивается к Гэвину и кивает.
- Вы были правы, детектив. Простите, что сомневался в вас. Но в следующий раз я прослежу, чтобы вы надели бронежилет. Даже если выходите за кофе.
Ричард не слушает ответа, закрывая за собой дверь, чтобы столкнуться с доктором еще раз. Она наконец-то обращается к нему, объясняя свои опасения насчет Гэвина, но РК900 уже знает, насколько детектив может быть безответственным по отношению к себе.
- Если вы хотите попросить меня о помощи детективу во время реабилитации, я к вашим услугам. Но моя модель не подразумевает программу сиделки или медсестры. Однако, если детектив Рид согласится на мою кандидатуру, я разработаю график.
Внутри Ричард был уверен, что Гэвин не согласится. Соотношение процентов было не в его пользу. Но когда через несколько дней он получил сообщение из больницы с подписью детектива на документе о переводе на домашнее лечение, РК900 искренне удивился. Настолько, что моментально оформил бумаги о личном переводе на внештатную работу.

Детектива он забирал сам. Тина тоже хотела ехать, но в последний момент рванула по новой лазейке в деле. Поэтому Ричард стоял у дверей больницы один, рассматривая выходящих оттуда людей. Гэвин выделялся сразу же; он старался делать все сам, недовольно вздохнув, когда РК900 помог ему открыть входную дверь. После этого, двери машины Ричард открывать не помогал. В информации, данной ему лечащим врачом, нужно было давать пациенту небольшую нагрузку как часть реабилитационного процесса. До дома они доехали молча. РК900 нарушил тишину лишь у дверей квартиры, чтобы предупредить:
- Я выполнял ваши указания по информации, доступной мне из сети.
Он повернул ключ, обличая свои старания: оформленную под рождественские праздники квартиру с наряженной елью, Тиранду, царственно ожидающих их прямо у входной двери и внезапный подарок. Его Ричард получил недавно, после того, как отвез Сэма к Камски, опять же по пожеланию Гэвина. Поэтому когда РК900 анонимно получил мини-пига в обмен на жирного кота, все вопросы отпали.

Отредактировано RK900 (16.01.19 16:10)

+1

7

Его галантность проигнорировали. Ну и правда, кому он вообще предлагал перевести дух, отдохнуть, приятно провести беседу. Совсем поехавший. Рид расслабляется, слушая монотонную речь девятки. На самом деле ему самому казалось, что зацепок примерно нихуя, но если сейчас ничего не проебать и собраться (что он, как раз-таки и не делал), то еще есть шансы что-то разнюхать. Лишь бы Фаулер не отдал это дело, посчитав его недостаточно компетентным.
- Хороший андроид. Детектив слабо скалится, пытаясь сообразить, что еще за пожелания он мог оставить. Пока что самым очевидным был приказ накрыть всю ту группировку, но это же не окончательное выполнение. Что же он упустил? Пытаясь вспомнить хоть что-то, Гэвин дергается от прикосновения. Его вновь прошибает, но не так сильно, как той ночью. Смотрит в лицо сверху, стараясь не выглядеть затравленным, скорее раздраженным. Он не хотел спасать. Не хотел спасать его. Пускай не принимает на свой личный счет, пластик. Пусть перестанет читать мужчину, словно он открытая книга. Угрожающе, насколько это только возможно в его положении, хочет посоветовать убрать культяпку, но не успевает. Словно обжегшись, девятка сам отстраняется, глядя на Гвендолин. Та заинтересована и удивлена, но, тем не менее, не комментирует ситуацию. Потом весь мозг ему выест, что из всех существ Рида решил проведать андроид. Зато, блять, хоть кто-то. Отсоси, доктор.
Девятка пытается идти на контакт, но не тут-то было. Его даже не удостаивают взглядом, что одновременно веселит, но и оставляет какой-то осадок. В смысле, так сложно что ли кивнуть ему хотя бы, аллё? Гэвин хочет начать возмущаться, но не при этом же остолопе. Опять все не так поймет.
Женщина проводит плановый осмотр, неудовлетворенно считывает показатели и в который раз доказывает, что ей нельзя доверять. Выписка снова откладывается, что-то там ей не нравится. Рид возгорается вновь, на этот раз выплескивая эмоции сразу за все. Так дела не делаются, Гвендолин. Неделю назад все было по другому, Гвендолин. Засунь свою докторскую сама знаешь куда, ему ведь лучше знать, как он себя чувствует.
Вновь они ни к чему не приходят, только нервы потрепали друг другу. Доктор остается на своем, даже не предлагая детективу возможности отказаться от лечения. Они это столько раз проходили, и каждый раз все в пустую.

Наконец дверь закрывается, оставляя их с андроидом наедине. Гэвин чувствует, какой он должно быть красный. И ничего не может поделать, только вновь откинуться на подушки, максимально сползая вниз, чтобы видеть лишь потолок. Уж точно не таким он хотел предстать перед сранным роботом.
А тот даже сейчас не стесняется его подъебать. Бронежилет предлагает надевать. Чтобы за кофе бегать.
- ТЕБЯ, БЛЯДЬ, СПРОСИТЬ ЗАБЫЛ, - на одном дыхании выдает мужчина и, схватив первую попавшуюся книгу, снайперски кидает ее в то место, где секунду назад находилась голова жестянки. Свалил. Как и все они. Вновь дикое чувство обиды и собственной бесполезности заполняет всю душу, да так, что хочется прямо тут то ли свернутся калачиком, то ли разнести все. Он ведь знал, что так и будет. Знал, но все равно поступил по своему. И теперь вновь тормозит всю работу, вновь самое слабое звено. Рид зло швыряет оставшиеся вещи с постели на пол и, притянув ноги к себе, обнимает колени, уткнувшись в них лицом. Блять, надо было ведь так облажаться, выжив в той перестрелке.
Плечи непроизвольно начинают подрагивать.

На следующий день ему предлагают перевестись на домашнее лечение под присмотром его напарника. Гэвин не раздумывая шлет нахуй весь персонал больницы, что имеет неосторожность зайти к нему с этими документами.
На третий он соглашается. Никто ведь не знает, что будет там, на свободе. А мужчина знает, что заботу андроида засунет как можно дальше, стоит только пересечь порог квартиры. И сразу же займется делом, ведь нельзя доверять этим остолопам из участка, они все проебут. Его сержанта просрут, как пить дать. А это не то, что Рид мог бы допустить. Скрипя сердцем, он отвратительно подписывает документы левой рукой, боясь показать, как на самом деле обеспокоен положением дел. Если собственная подпись ему так дается, то что уж говорить о выездах. Но это все проблемы не сегодняшние. Ему удастся со всем разобраться. Как и всегда.

Вновь только жестянка. Детектив останавливается перед прозрачными дверьми, не понимая, как же нужно было так проебаться, чтобы даже при выписке никого не было, кроме этого. Девятый же в свою очередь оценивает заминку напарника как неспособность открыть дверь, моментально помогая с этим. За что получает раздраженный выдох, но не более. Верно, ведь это для Рида нужна была нянечка. Ну пускай повозиться немного, если ему это в кайф. Спасибо, что в машину сам доверил сесть.

Все было сносно. Тишина не давила, а Гэвин был даже благодарен напарнику, что тот не старался ее нарушить. Вообще не проявлял признаков повышенного внимания к детективу. Лишь очередная фраза про указания заставила насторожиться. Он ведь так и не выяснил, что мог наплести андроиду. И почему тот в очередной раз напоминает ему о собственных поступках, стоя именно здесь и сейчас.
Сердце бухает в пятки, стоит увидеть, что стало с его идеальной холостяцкой квартирой, обставленной по минимуму. Чуть приподнимается, стоит увидеть Тиранду возле ног, не постеснявшуюся сразу запрыгнуть к хозяину на руку и как следует обтереться о него, негодующе мурлыча. Но то, что осталось на полу, вызывает еще больший шок. Свинья. Девятка подложил ему свинью? Как это понимать?
Мужчина проходит глубже, натыкаясь на ароматную ель, украшенную как в каталоге какой-нибудь Икеи. Да и все пространство напоминало что-то из их композиций. Стало страшно, что еще он мог пожелать перед смертью. Не умерла ли Тина от кружек в подарок? Не подавился ли Хэнк книгой по Сексуальному воспитанию для детей? Что, ЧТО еще он мог наговорить.
Сил хватает только на то, чтобы сесть на диван и тихо выдать:
- Пиздец.
Потом еще раз осмотреться, встретиться глазами со свиньей и еще раз сказать:
- Пиздец.
На вынырнувшего из коридора андроида слов уже не находилось. Гэвин просто сиротливо гладил кошку рукой, переживая уже всерьез о том, почему на нем заживало все как на собаке. Чем он это заслужил. Чем этот ебонтяй руководствовался?
- Ричард, а теперь давай по порядку. Я, видимо, чего-то не так понял, но что тут, блять, происходит? Где мой Сэм? Что это, - взгляд на пига, - такое и почему оно вообще тут. Почему моя квартира выглядит как картинка с каталога? Откуда ты это все притащил? Ты нашел это на мусорке? Угрожал и грабил семьи? Что еще ты натворил? Детектив подскакивает к андроиду и готовится вздернуть его за край куртки здоровой рукой, но передумывает, понимая, как жалко это будет. Особенно сейчас. — Ты ЭТИМ занимался, вместо ловли тех уродов? Ричард, ты что, поехавший? Ты... блять, ты один, кто нормально шарил в департаменте, мог их выследить, а был занят этой хуйней?!
Рид не знает, злится ли он, взбешен или действительно боится, что не знает, чего еще ожидать. Свин доверительно подошел к нему поближе, но тут же получил слабый пинок в бок. Надо было покурить. Мужчина уходит и начинает перерывать все ящики, надеясь, свято веря в возможную заначку. Какую-нибудь забытую полупустую пачку. Которая лежит на совсем уж черный день. Но видимо он уже наставал в его жизни.
- Да что за блядство. Где все сигареты, ушлепок?!
Гэвин бесится еще немного, после чего устало замирает возле пушистой ели. Придти в себя, работать по плану. Да, многое в него не входило, но ведь он легко подстраивался под ситуацию. Осталось только передохнуть, взять контроль и максимально вежливо распрощаться с этим уебищем. Он ведь старался, видимо. Ради него грузил всякую херобору в голову. По фен-шую тут все развешивал, детектива кусок.
- Ричард, давай так. Ты сходишь в магазин за продуктами, купишь заодно мне блок черного мальборо, а потом мы распрощаемся. Я переведу тебе деньги за все хлопоты, отдам свинью, а завтра мы встретимся в участке и продолжим работу. Как тебе идея? Я буду у тебя под контролем, правильно?

+1

8

Ричард  оглядывает свои старания, выслушивая брань детектива. Реакция его не удивляла, он даже сам старался предупредить напарника, морально подготовить его к последствиям минутного бреда. Он ожидал даже большего, но, видимо, уставший организм Гэвина останавливал его от ярких экспрессий и скидываний елок на пол.
- Не льстите себе. Я сделал это за пару ночей, после смены.
Ричард уезжал с работы по личным причинам лишь пару раз: оба ради визита Гэвина Рида в больнице. Но об этом андроид предпочел умолчать. В таком же молчании, он снимает свой пиджак, осторожно складывая его на спинку стула и достает из брюк две пачки сигарет, которые он “конфисковал” из квартиры детектива. РК900 поворачивается к детективу, все еще держа их в руках; он не собирается их отдавать. Рид выглядит уставшим, шокированым, раздраженным, и это все тонко считывается программой андроида, выстраивая витиеватые цепочки. Но Ричард знает, что как бы он не планировал, очень часто придется ходить вслепую.
- Вы это искали, детектив? Сигареты вам категорически запрещены. Пункт 3.1 из выписки. Но если вы будете идти на поправку, я помогу вам это оспорить. Возможно.
Тонкие пальцы сильнее сжимают упаковки. 900 никогда не понимал привязанности людей к вещам, которые отравляют их организм. Вся жизнь для них была как заведенная бомба, которая механически отсчитывала каждую секунду, но человечество все равно умудрялось ускорить этот процесс. Так же как сейчас ускорялся тириумный насос Ричарда. Он видел, что происходило. Но его удивляло то, что Рид все никак не мог понять одной истины: от РК900 так просто не избавиться. Ричард осторожно кладет сигареты на стол, удерживая взгляд на напарнике, словно повторяя как мантру: “не трогать”, “нельзя”, и подходит к ели, дернув одну из веток так, что за задрожала.
- Вам не нравится? А вы так просили сделать вашу квартиру по-настоящему праздничной. И отвезти Сэма к вашему брату, как предрождественский подарок. “Он ведь так давно хотел сфинкса”. 
Ричард на секунду отвлекается, обращая внимание на новую диковинку, который недовольно гнездился на диване.
- Мини-пиг. От анонима, для вас. Я не давал ему имени, но ради удобства порой зову… Коннором. У него очень хороший характер. Но я могу отследить из какого питомника его купили и вернуть обратно. Как и это все, это же были ваши пожелания.
РК900 условно указывает на все украшения, возвращаясь к кухне, чтобы включить чайник. Пока вода вскипает, андроид поворачивается и облокачивается на столешницу.
- Если вам нужны дополнительные продукты, напишите мне список и я их закажу.
Он касается пальцем своего диода, который окрашивается желтым, подгружая двадцатичетырехчасовые онлайн доставки.
- Но если вы просто хотите, чтобы я ушел до конца домашнего лечения - вам придется выставить меня отсюда силой, - Ричард скрещивает руки на груди. - И пока что вам вряд ли это удастся. Поэтому у вас есть выбор: пытаться бороться со мной или принять мое временное сожительство.
Ричард на секунду осекся. Сожительство как и сосуществование в его процессоре ассоциировались с чем-то живым, осознанным. Он никогда не применял этот термин к себе или к другим андроидам. Хотя РК900 уже давно заметил, что рядом с Гэвином Ридом, его процессор использует более человечные, даже импульсивные действия. Чайник резко запищал, и Ричард вернулся к тому, что он делал - а именно к разбавлению таблеточного порошка в теплой воде. В целом, лечения детектива было разработано планомерно, не сильно зависело от таблеток и больше основывалась на отдыхе и отсутствии повторных повреждений - как внутренних по типу курения или заболевания легких, так и внешних. Ричард также отметил упражнения для связок, которые расписала Гвендолин, но решил, что его напарник достаточно самостоятельный, чтобы делать их без его надзора. В чем-то Гэвин Рид был прав - у Ричарда был завал работы. Отсутствие одного детектива тяжело складывалось на участке, а двух так совсем разрывало рабочие процессы. РК900 сделал максимум от себя, чтобы устроить серию задержаний до того, как Рид вернется из больницы, но все равно не успел. Андроид работал за двоих, чтобы убавить нагрузку для напарника, но бюрократические процессы департамента оставляли желать лучшего. И даже сейчас, размешивая белый порошок в чашке, Ричард заканчивал последний отчет.

Андроид поставил кружку на стол, положив рядом пару таблеток обезболивающих - на всякий случай, и тут же забрал с него рабочий планшет, усаживаясь на диван.
- Я загрузил всю последнюю информацию для вас, тут еще есть несколько архивных дел, которые могут быть связаны.
РК900 подвинулся поближе к свинке, которая уже засыпала, удобно разместившись на пледе. Его процессор уставал. Последние недели были сложными даже для передовой модели, и впервые Ричард осознавал, что редкие поездки в квартиру Рида давали ему восстановиться.
- Если хотите, могу сейчас объяснить заметки. Либо же поработаю сам.

+1

9

У этого урода для всего была речь. Как будто заранее готовился, чтобы сейчас, сияя как начищенный чайник, улыбаться и пересказывать заданный параграф. У Рида дергается нервно губа, ведет уголком в сторону. Остается только тихо сесть обратно на диван, гипнотизируя сигареты. Это явно ловушка, замануха. Пустые, небось. Не дерьмом же он их обмазал. Мужчина ругается и нагибается вперед, ставя локоть на колено. Привычная поза была сейчас такой чертовски неудобной с этим гипсом.
Надо успокоиться, привести себя в порядок. Найти максимальное количество плюсов. В конце концов, как давно он мечтал однажды украсить квартиру к праздникам? Но из-за этой работы поспать не всегда удается, а потом приходилось героически оставаться на дежурство. Ведь он не был полным говнюком, понимал, что праздник семейный. И большинству хотелось провести его как можно дальше от участка. Тиранда еще была счастлива. Рид тоже был, оказавшись дома наконец, пусть даже с такими условиями.
- Ты сам не знаешь, что в холодильнике шаром-покати? Давай, удиви меня, составь список сам. Или что, готовка не входит в твою кодировку, а украшение интерьера - да? Детектив хмыкает и поворачивает голову, чтобы найти свина. Надо отдать, конечно, но чертовы черные глаза так грустно на него посмотрели, что назад пути уже не оставалось. - И чо, как с этим жить? Ты мне его выгуливать предлагаешь? Знаешь же, что это не мое. Нерешительно протягивает здоровую руку и касается пяточка. Гладит по холке и вдоль тела. Нет, отдать его было бы кощунством. Да и деньги вернут не на его карточку к тому же. - Раз ты хочешь временно здесь прописаться, то сам этим занимайся. Иначе зверь погибнет, а вина будет на твоих руках. Краем глаза удается заметить, что андроид отвернулся к стойке, что-то там намешивая. Бинго.
Как ястреб, Гэвин тянется вперед и сгребает одну пачку к себе в карман джинс, проверив перед этим, что она не пустая. Конечно, не будет он курить, нашли дурака тут.
Ричард садится рядом, поставив на стол стакан с какой-то мутной жижей. Детектив недоверчиво принюхивается к нему и, чуть побулькав, пробует на вкус. Терпимо, можно пить. Андроид же тем временем отдавал предпочтение явно пигу, чем немного задел самолюбие Рида. Но совсем капельку. Ведь теперь можно было сконцентрироваться на деле, чего он так хотел. И так просто получил.
Мужчина тянется ближе, рассматривая краткие пометки девятки. Аккуратные, понятные и по делу. Тут даже объяснять нечего было. Верти себе шеей, да успевай выцеплять глазами какие-то моменты с допросов и прикрепленные файлы. Оказалось не так мало, как он боялся по началу. Можно будет завтра поработать.
- Как хочешь. В целом все понятно. Я бы детально приступил к работе завтра, а сейчас надо действительно разгрузить вещи и сходить в магазин. Так уж и быть, составлю компанию.
Гэвин встает с дивана и идет к раковине, чтобы сполоснуть пустую кружку. Немного начинало покалывать простреленное плечо, но не так сильно, чтобы принимать обезболивающее, так заботливо предложенное Ричардом. Потом мужчина плавно открывает дверцу холодильника и чуть присвистывает, находя там трехнедельные останки лапши, салата, парочки скоропортящихся продуктов и кусочки пиццы. Сует нос в верхние ящики над раковиной, но там тоже скудные запасы. На автомате Рид неловко достает сигарету одной рукой и прикуривает, проводя ревизию дальше.
- А ты не мог нормально за квартирой следить? Не только мои распоряжения выполнять. Кстати, что там еще в списке было?

+1

10

За все время работы с Гэвином, Ричард уже осознал, что детектив не любит использовать новые технологии для облегчения своей жизни. Он не владел андроидами до революции, не имел считывающих замков на двери, почти не пользовался доставкой, и этот список можно было продолжать до бесконечности. Казалось, что Рида устраивал дистанционный пульт от старенького телевизора. Поэтому, когда детектив в очередной раз сказал “сходить в магазин”, Ричард запустил сайт ближайшего сетевого продуктового. Его тело замерло, а перед глазами встала пелена из категорий. Для андроида-домохозяйки эта процедура заняла бы пару секунд, но РК900 всерьез терялся среди всего человеческого. Он сразу отмел то, что детективу было нельзя (по большей части сигареты и алкоголь), и придерживался краткого комментария: правильное питание с повышенным содержанием железа. Но люди… люди были сложные. Сколько заказывать яблок? Нужны ли они вообще? Что любит Гэвин Рид, кроме чертового черного кофе, сигарет и дешевых сэндвичей из ближайшего 7/11? Ричард осознал свое полное бессилие, но не сдался. Когда он наконец-то осуществил заказ, Гэвин как раз лениво рассматривал отсутствие продуктов в холодильнике. С сигаретой в зубах. Ничего удивительного. Ничего нового. Но как же…этого не хватало.
РК900 откладывает планшет, слегка прикрыв глаза и улыбаясь. Его впервые посетила небольшая, но опасная мысль, что он соскучился. Не совсем по детективу, но по этой заносчивости, которая раздражала каждую строку его кода. Гэвин Рид словно был рожден, чтобы идти против правил, постоянно сражаться за то, чего он хочет. И не важно с кем, даже если против него стоит целый мир.
Ричард подходит сзади, закрывая дверцу холодильника и оставляя свою руку на холодной поверхности. Он чувствует, как детектив слегка вздрагивает от этого внезапного вмешательства; как он пытается продумать свой следующий ход.
- Я не запрограммирован на содержание дома, - РК900 кладет свою голову на здоровое плечо мужчины, другой рукой дотягиваясь до теплых пальцев, которые крепко держались за сигарету. Бумага у фильтра чуть сминается под давлением, но Ричард умудряется вытащить сигарету из цепкой хватки детектива и тут же поднять ее достаточно высоко, чтобы не дать Риду дотянуться и отходит на пару шагов.
- Но с вами мне кажется, что я скоро научусь генерировать программы присмотра за ребенком.
Гэвин смотрит на него с какой-то усталой злостью. Такой упрямой, что Ричард не выдерживает. Он подставляет отобранную сигарету к своему рту, касаясь губами фильтра. Что будет, если этот дым попадет в его систему? Пройдет ли он процесс фильтрации? Запустит ли режим внезапного перегрева? Андроид делает небольшой вдох, анализируя поступающий воздух - никотин, смола, СО.  Он не позволяет дыму дойти далеко, выдыхая - и смотря через дымку на лицо детектива. и поспешно туша сигарету.  А затем тянет руку к напарнику слегка поманив пальцами. Ему нужна оставшаяся пачка.
Не получив ответа, Ричард подходит ближе, вглядываясь в голубые глаза мужчины. В то, как кривятся его губы перед тем, как он хочет что-то сказать. Как неровно падают на лицо его чуть отросшие волосы.  РК900 все еще держит ладонь открытой, пока не получает ответ в репертуаре Гэвина Рида, который можно кратко трактовать как: “Нет”. И это “нет” в очередной раз запускает целый ряд программ - тех, что позволяют Ричарду сократить расстояние между ними, не дать уйти, ловкой хваткой остановить любые попытки препятствовать “задержанию”. Свободной рукой андроид проводит по карманам мужчины, пока не находит пачку в левом заднем. Детектив снова пытается вырваться, отодвинуться, дотянуться до нее самому, но РК900 быстрее. Он прижимает Гэвина ближе, стараясь не давить на больную зону, и шепчет на ухо:
- Отдам, когда вам станет лучше.
Резкий звонок интеркома заставляет Ричарда отпустить напарника и убрать пачку в свои брюки. Он успевает поставить себе напоминание на случай еще одной попытки Гэвина утащить заначку, а затем направляется к домофону и открывает дверь курьеру.

Ричард заказал всего по минимуму, и по большей части из полуфабрикатов, которые прошли полную сертификацию и из готовой продукции. Готовить с нуля РК900 не собирался. Его основная программа имела интерактивную установку и могла учиться, но навыки по типу кулинарии и уборки андроид считал… бесполезными. Хотя он не отрицал, что уборка помогала ему отвлечься и привести процессы в порядок. Например, Ричард мог разбирать продукты, попутно прокручивая в голове архивные файлы. Ему нужно было проработать теорию, вероятность которой составляла всего 9%. И сделать что-то с ужином. Последнее заставляло его диод вертеться желтым. РК900 - передавая модель детектива-полицейского склонился на одно колено, вытаскивая последние коробки замороженных продуктов.
- Тушеные овощи и… - Ричард поднял взгляд на Гэвина, который недовольно оглядывал приобретения. - Куриная грудка?

+1

11

Инвентаризация верхних полок ничего в итоге не дает, приходится сунуть нос обратно в холодильник. В целом покупать нужно было все, даже список составлять не было необходимости. Дверь резко закрывается, Рид уже хочет возмутиться, вздрогнув от такой внезапности и смотря на пальцы андроида. Спрашивается, "какого хуя", Ричард. Сам не сделал, так не мешай другому.
И молчит, боясь пошевелиться. Девятка кладет свою голову ему на плечо таким спокойным, домашним жестом, что у детектива земля уходит из-под ног. Должно быть именно так себя чувствуют звери, угодившие на ужин к питону. Он неспешно душит их, прижимаясь всем телом. Но Гэвин еще может избежать этой участи, достаточно сделать шаг в сторону или уклониться... и продолжает стоять, слушая, как тихо работает рядом тириумный насос. С каким приятным баритоном произносит Ричард свою очередную, уничижительную речь по отношению к нему. Свободной рукой он хочет отнять его маленькую прелесть, но с этим мужчина еще может бороться, держась достаточно долго в этой неравной схватке. И заведомо проигрывает совершенной машине, которая с легкостью отступает назад и насмешливо смотрит на него. Нет желания уже беситься или кричать, девятка высосала все силы. Остается лишь тихо ненавидеть и предательски наслаждаться этой случайной близостью, которую так сильно отвергал детектив и безумно в ней нуждался, как оказалось.
Следующий жест его добивает. Он такой неправильный, так сильно не вязался с образом девятки, что Рид в очередной раз задается вопросом: "сколько в этом андроиде от машины и сколько от Ричарда". Кадык дергается, стоит РК поднести к губами его недокуренную сигарету. Так красиво и плавно, как будто бы он курил с ним каждый божий день. Мужчина не знает, что подкосило его больше - невербальный поцелуй или то, что Ричард делает слабую затяжку следом, как будто и вправду интересуется, почему это так необходимо его детективу. Манит его следом, затушив сигарету. Гэвин готов поклясться, что в этот момент он чуть не сорвался вперед, желая то ли ударить, то ли до боли поцеловать жестянку. Спасает лишь нетерпение последнего, который сам подходит вплотную, что-то выискивая глазами-сканерами. Мужчина знает, что ему нужно, но вместо ответа шлет нахуй. Это глупый ход, тем более в его состоянии, когда нет возможности дать никакого отпора, но по другому он просто не мог. Проще проиграть заведомо, как будто бы он сам того и хотел. Снова его лишают всякого действия, снова Рид позволяет чужим рукам делать то, что им вздумается. Даже если это всего-лишь обыск его карманов. Детектив дергается просто для проформы, чтобы хоть как-то оправдаться перед самим собой за подобное поведение. Старается перехватить эти движения, просто для галочки. Он помнит о второй пачке на столе. И та все еще там лежала. А покурить можно и без посторонних глаз, пусть хоть сидя на толчке с запертой дверью.
Как хорошо, что Ричард не видит его сейчас, прижимаясь ближе и наклоняясь к красному уху. Пусть спишет все это возбуждение на раздражение, пожалуйста. Гэвин закрывает глаза и пытается сосредоточиться на чем-то другом, на чем угодно. Но не на искусственном дыхании совсем рядом, не на приятной тяжести этого тела. И находит спасении в звонке. Кто решил навестить его? Мужчина крайне заинтересован, зачесывает назад отросшие волосы и делает себе пометку не забыть, что на столе его ждал второй шанс. И пока девятка был занят с курьером и разбором продуктов, Рид решил времени зря не терять и метнуться к оставшейся пачке. Следовало куда-то спрятать и не палиться в дальнейшем так очевидно, но его квартира не была для этого предназначена. На дурака кидает в ящик с нижнем бельем и выходит обратно в коридор, где андроид как раз заканчивал и явно не знал, что делать дальше.
Детектив подходит ближе, рассматривая сверху приобретения.
- Какой же ты своевольный, - сухо отвечает и слабо кивает, что пойдет. - Раз тебе виднее, то сам и готовь свои полуфабрикаты. А послушал бы меня, то не страдал бы сейчас от своих кривых программ, которые пригодны лишь для облизывания трупаков. Плита в твоем распоряжении. Не забудь выкинуть все то, что было в холодильнике.
Мужчина возвращается в комнату и садится на стул перед ноутбуком. С ума сойти, при выводе из спящего режима его встречает старая недосмотренная серия. Прошло уже несколько недель, а Гэвин в очередной раз за вечер подвисает, не зная, стоит ли идти за наушниками. Ричард ведь уже успел покопаться в его грязном белье, так что, наверное, не умрет от прослушивания чужих драм и липсинков. Терять в любом случае уже было нечего, поэтому он жмет на проигрывание дальше и закидывает ноги на стол, откинувшись на стуле. Краем глаза можно было заметить сосредоточенного андроида, но помогать ему никто не будет. Да и было бы с чем. Никто его не просил в няньки записываться.
- Если выйдет дерьмово, а я в этом не сомневаюсь, то завтра мы идем за покупками. С твоими полуфабрикатами ничего не случится, зато ты может научишься чему. Кстати, твоему Коннору не холодно на улице? Он не выглядит особо шерстяным.
Услышав свое имя, пиг радостно хрюкнул, все также уютно лежа на диване. Тиранда же была явно против такого сожителя и, тихо спрыгнув с кровати, заняла свое место на груди вернувшегося хозяина, начав усиленный курс мурчательной терапии. За что была вознаграждена ласковыми поглаживаниями.
- Кстати, все хотел спросить, - не отрываясь от экрана ноутбука, - как там в участке? Еще не тянули жеребьевку, кто остается дежурить? Меня не вспоминали? Кстати, может Тину пригласить, что думаешь? Я тогда приготовлю что-нибудь точно. Ненадолго, в выходные.

0


Вы здесь » ämbivałence crossover » Bl00dy F8 » karma police, I've given all I can


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC