Рейтинг форумов Forum-top.ru

все потуги, все жертвы - напрасно плетеной рекой. паки и паки, восставая из могилы, с сокрушающим чаянием избавления, очередным крахом пред всесилием новопроизведенной версии ада, ты истомленно берешь в руки свой - постылый, тягостный, весом клонящий томимую знанием душу к земле - меч - единственный константный соратник. твои цикличные жизни уже не разделить секирой, все слились в одну безбожно потешную ничтожность - бесконечное лимбо в алых тонах. храбрость ли это, рыцарь? или ты немощно слеп и безумен - тени, ужасы обескровленных тел, кровавая морось - что осознание глухо бьется о сталь твоего шлема - сколько ни пытайся, ты послушной марионеткой рождаешь свой гнев вновь и вновь, заперт в этой ловушке разума и чужой игры. бесконечный безнадежный крестовый поход.
crossover

ämbivałence crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ämbivałence crossover » Фандомные эпизоды: законченные » не твоя, вот ты и бесишься


не твоя, вот ты и бесишься

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://funkyimg.com/i/2LaTd.jpg

http://funkyimg.com/i/2LaTe.jpg

http://funkyimg.com/i/2LaTf.jpg

не твоя, вот ты и бесишься;
neon genesis evangelion: shinji ikari; asuka langley soryu; kaworu nagisa;

и мы никогда не знаем, что потеряли - впереди водоворот,
я  р а н и м ы й,  не снимай с меня хитиновый покров;  но кто
же твоего лица теперь коснется руками - впереди водоворот, не щади меня, сними с меня хитиновый покров.

+4

2

Взрослая жизнь подкрадывается незаметно и почему-то не сильно отличается от детства. По крайней мере по ощущениям. Всю свою сознательную жизнь Синдзи Икари трудился как проклятый - сначала в школе, а затем и в университете. Косые взгляды одноклассников или сокурсников были лишь привычным аккомпанементом в этой долгой и нудной симфонии.

Помнится, стоило лишь произнести фамилию Икари, как взгляды собеседников устремлялись куда-то вдаль, где скорее всего располагался кабинет ректора Гендо Икари. Папенькин сынок, понятно как выбил себе место, наверняка преподаватели еще умоляют поставить оценку получше - примерно такие слова слышал себе вслед Синдзи после каждого зачета или экзамена. «Понятно, что у тебя нет сомнений в своем будущем, да, Икари-кун?» - смеялся классный руководитель в школе, даже не заглядывая в анкету выпускника. А ведь она была пустой.

Никто и не мог представить, хотя это было бы не сложно, что Синдзи видел своего отца даже реже, чем какой-то злостный прогульщик. Никто не думал, что каждая отметка дается Синдзи в сто крат тяжелее, чем остальным. «Ты же сын своего отца, тебе не достаточно обычной программы, давай углубимся в детали». Малейшее разочарование в глазах преподавателя могло стать разочарованием в глазах отца. Сейчас Синдзи не видел в них ничего, но смел надеяться, что отец все же хоть немного им гордится.

Перешептывания за спиной были привычным фоновом шумом, одногруппники предпочитали обедать без него, а на парах Синдзи одиноко сидел на первом ряду, молча смотря то на учителя, то на конспект. Даже для лабораторных ему редко доставался партнер. Ты же прекрасно справишься и в одиночку, так что не будем облегчать задачу твоим товарищам, да, Икари-кун? Их взгляды уже даже не обжигали.

Каору был не таким.

Синдзи не мог вспомнить кого-либо, кто отнесся бы к нему хоть с каплей такой же теплоты, что и Каору. Они познакомились давно - совместные пары по химии, несколько вопросов, несмелые ответы, мягкая улыбка, и вскоре Синдзи никто уже был и не нужен. Он с нетерпением ждал совместных предметов или лекций, чтобы будто случайно подсесть на свободное место рядом, только со временем поняв, что Каору держит его специально для Синдзи. Для него. Перекусы и обеды, попытки перебежать в соседний корпус под проливным дождем - конечно же ни у кого из них не было зонта, так пробежка больше походила на сражение. И множество, множество приятных воспоминаний, жемчугом переливающихся в мыслях Синдзи. Их дружба как-то незаметно переросла в нечто иное. В нечто большое. Как-то сами собой постепенно их прикосновения становились все смелее, а взгляды нежнее, им будто не нужно было даже договариваться о чем-то, просто в какой-то момент они уже были вместе. И Синдзи никак не мог понять - как это произошло. Он был счастлив, но...

Разве он не скучный?

Этот вопрос мучил его с каждым днем все больше. Он смотрел на парочки, обнимающиеся на лекциях, хвастающихся обручальными кольцами однокурсниц, любовные вздохи - у них было время и на нормальные свидания, и на походы в гости, и на подарки, а Синдзи мог вечером лишь вновь закопаться в горы учебников, ограничиваясь письмами или даже просто короткими сообщениями.

Когда этот вопрос начал заслонять все остальные - Синдзи позволил себе выделить отдельный час на изучение нормальных отношений. К сожалению или к счастью спросить совета было не у кого, поэтому верными товарищами для Синдзи стали интернет и журналы, сразу пачкой скупленные в круглосуточном супермаркете поздним вечером и контрабандой пронесенные в дом. Он набрал все - от суровых мужских, переполненных накачанными мужиками, до журналов для девочек-подростков. Последние оказались даже информативнее. Вскоре Синдзи познал тонкости общения с молодым человеком, мелкие хитрости как «закадрить» девушкупарня, что сделать, чтобы сохранить отношения. Аккуратный и разлинованный конспект журналов он прятал в ящике стола, каждый день добавляя что-то новое и пытаясь сообразить - а что может понравиться Каору?

***

Вот и он, как обычно, уже в их укромном местечке - диван, коих расставлено по всем коридорам главного корпуса великое множество, в тупичке пятого этажа западного крыла. Не самое живописное место - прямо рядом женский туалет, но сломанный похоже еще до поступления Синдзи, возможно его даже пытались чинить, но без особых успехов. Сюда просто нет нужды приходить. Здесь Синдзи с Каору любили вместе пообедать вдали от толпы, подождать лекции или просто поговорить. Диванчик был широкий, но они все равно сидели близко-близко, иногда касаясь друг друга коленями, чтобы потом резко отдернуть.

Каору стоял у стены, прикрыв глаза, и видимо размышляя о чем-то очень важном. Синдзи в очередной раз замер, просто любуясь каждым мимолетным движением. Просто как, как так получилось, что они сейчас вместе? Чем он это заслужил? Синдзи нервно сглотнул, поправив наплечную сумку и вытирая вспотевшие ладони. Как он читал, иногда партнеру нужно проявить силу и уверенность, даже напор. Это способствует накалу эмоций, а значит и чувств. Хорошая красивая фраза тоже может показать крутость и поднять рейтинг в глазах девушки парня. Он придумывал фразу неделю. Долго определялся с тоном, репетировал у зеркала, представлял перед сном, как скажет и сделает это.

А может не стоит? А вдруг Каору не понравится? Или он не поймет? Или просто ничего не получится - Синдзи начнет нести какую-то чушь и все провалит? Может просто поздороваться как обычно...
Вот именно, обычно.

Каору был популярен у девушек - ну конечно, необычная и привлекательная внешность, ум, добрая улыбка... Многие мечтали пригласить его на свидание, Синдзи слышал это не раз. Об их отношениях никто не догадывался - они старались не демонстрировать слишком много на людях, да и было бы что... Их отношения были все еще чем-то странным и невинным, и Синдзи понимал - так долго продолжаться не может, Каору просто надоест. Да он и сам... возможно хотел большего.

Именно поэтому нужно собраться, представить, что это очередной ответ на экзамене и просто сделать. Сжал кулаки на удачу, на мгновение зажмурился и тихонько прошептал: - ты сможешь, давай...

Синдзи подошеь к Каору и шлепнул рукой по стене около его головы, опираясь на нее и сокращая расстояние между их лицами. Шаг один - сделано. Теперь нужно немного приподняться, чтобы достать до уха Каору - готово. А дальше Синдзи, стараясь максимально точно изобразить придыхание, заговорил: - Я слышал, что у вас очередной зачет по химии... - теперь чуть погладить свободной рукой плечо. - Быть может тебе нужен, - спуститься ниже на грудь, - личный... репетитор?..

Удержаться в подобной позе невероятно тяжело, как и попытаться сохранить уверенное выражение лица. По крайней мере Синдзи надеялся, что все сделал правильно, и со стороны смотрелось именно так, как показалось ему. Вроде получилось неплохо, но как же тяжело не упасть, как люди вообще стоят в такой позе? У него уже даже рука заныла, не привычная к таким нагрузкам. По правилам Каору должен смутиться. Но пока смущенным себя чувствовал только Синдзи.

+2

3

[indent] Каору блаженствовал.

[indent] Столько лет он провел в этом цикле неизбежных повторений одной и той же судьбы, что сейчас эта маленькая передышка в мире, где не было ни пробудившихся ангелов [ну, кроме него], ни Евангелионов, казалась ему самым настоящим раем. Никаких забот. НИ-ЧЕ-ГО. Только Синдзи, Синдзи и еще раз Синдзи.

*** [indent] Когда в свои пятнадцать лет, он так и не встретил Икари-куна, Каору понял, что эта жизнь, видимо, будет другой. Что за нее, возможно, стоит попробовать уцепиться. И стал упрямо ждать встречи с Синдзи, послушно выполняя все указания своего официального опекуна, доктора Акаги.

[indent] Возможно, ему банально повезло - из-за постоянных командировок и конференций, на которых он чаще всего сопровождал Рицуко, он опоздал на начало учебного года, что, впрочем сошло ему с рук. Скорее, даже наоборот, за свою собственную оплошность он был вознагражден - на лабораторных работах по химии его поставили в пару с Синдзи, как с единственным оставшимся партнером - все остальные уже распределились по подгруппам, а учитывая, что несколько пар он уже пропустил, помошник ему несомненно требовался, что бы быстрее нагнать курс. Правда, с того занятия Каору вынес не многое. Да и куда ему вслушиваться в план работы, который так активно пытался обозначить преподаватель, когда он сидел рядом с ним. Он мог рассматривать его. Он даже, кажется, чувствовал его запах.

Просто залипать с глупейше-счастливейшим выражением на лице и подмечать маленькие детали. 

[indent] Синдзи вырос. Что, собственно, вполне себе логично, учитывая что ему все же все восемнадцать. Стал иногда носить очки, которые только придавали какого-то особого очарования этой серьезной насупленой мордашке. Кассетный плеер сменился на смартфон, а привычная школьная форма на какую-то мешковатую толстовку с капюшоном, в котором Икари-кун, видимо, пытался справиться от всего мира, и джинсы. И... Белые кеды. Разве что они остались неизменными.

***
[indent] Белые кеды остались и у Каору. И сегодня, ожидая Синдзи во время окна между его парами [о том, что у самого Нагисы окна-то никакого и не было можно благополучно умолчать, кто будет переживать из-за лекции по физике, право слово] на их привычном уютном месте, он внимательно рассматривал белоснежные носки свой обуви, кажется, настолько чистые, будто бы он и не ходит вовсе по этой бренной земле, а парит. Хотя, учитывая, что сейчас он стоит прижавшись спиной к холодной стенке, освещаемый лишь светом от автомата со снеками, какой-никакой контакт у его обуви с полами все же имеется; видимо, дело все же в необычайно чистоплотности хозяина. Сидеть на уже родном диванчике Каору пока не хотелось, еще успеется - и конечно, надо постараться прижаться поближе, мягко касаясь коленками, - Синдзи уже привычно зардеется, Нагиса опять улыбнется, и они постараются перевести тему ровно до следующего порыва так скромно проявить свою нежность.

[indent] Но в этот раз все идет не так. В этот раз от размышлений его отвлекает не привычное тихое приветствие, а самый что ни на есть хлопок. Каору удивленно переводит взгляд с пола и в изумлении уставляется на внезапно такое близкое лицо с каким-то абсолютно дурным выражением. Возможно, именно так Синдзи представлял себе обольстительную уверенность, но пока вышло что-то похожее на гневную попытку флиртовать.

[indent] Каору хочет хихикнуть, но вовремя давит смешок в кулаке, когда Икари тянется к его уху - да он же на полголовы ниже! - и что-то тихо и томно шепчет. Смысл сказанного доходит до адресата только спустя несколько секунд, однако происходящая ситуация так толком и не укладывается в голове. Это шутка? Розыгрыш? Или, может это эта странная штука... как там у лилим это называют... ролевая игра? Он же не на полном серьезе? Или?.. Ох...

[indent] Нет, Синдзи серьезен. А вот Каору оставаться серьезным очень сложно. Губы так и жаждут растянуться в смешливой улыбке, однако он сдерживается - нет-нет-нет-нет, - он просто не имеет права обидеть своего Синдзи глупыми смешками, он же явно приложил ко всему этому столько усилий. Он справится, он... Подыграет?..

[indent] Каору тихонько сползает вниз по стенке так, что бы Синдзи действительно было удобно нависать над ним сверху в этой позе альфа-самца покорителя и, пряча улыбку за ладонью, которая будто-бы в смущении прикрывает лицо, смотрит Икари прямо в глаза с самым наивно-влюбленным взглядом.

[indent] - С-синдзи-семпай... - так же ведут себя в аниме пугливые девицы, встречаясь с любовью всей своей жизни? - С-синдзи-семпай... Ты так добр... Ты правда поможешь мне?..

[indent] Вот так, опустить взгляд и словно невзначай задеть ладонью его бедро, мягко огладив [этому правда, научило уже не аниме], и еще тише, почти шепотом выдохнуть: - Но мне же нужно будет как-то отработать твою помощь. Ты только скажи как...

[indent] Как хорошо, что Синдзи не видит сейчас выражение на его лице - давно Нагиса так не веселился, что, впрочем, не мешало ему действительно получать азарт от ситуации. Если его друг решил поиграть, он тоже может развлечься вволю.

+2

4

[indent]  Прождать три года перед поступлением в институт - звучит как что-то страшное и не логичное. Зачем терять столько времени впустую, упускать возможности и, ещё раз, время? Впрочем, когда тебе 14, а ты уже способен сдавать экзамены на ровне со студентами-выпускниками, то такой простой становится более оправдан. В конце концов, что это за студенческая жизнь такая, если тебя будут держать за малолетку? Ни друзей, ни тусовок - ничего кроме учёбы.

[indent] - Сейчас оно мне не нужно, - злобно насупившись, отвечала Аска "отцу", когда тот в очередной раз заводил речь о поступлении. Когда он заводил речь про Лигу Плюща или что-то такое, то она вовсе, по-ребячески, уходила от него, ничего не отвечая. Особенно всё плохо было, когда к ней лезла "мать". Эта блондинистая курица вообще ничего не знала о ней, даже не пыталась интересоваться, пока до ней не дошло, что у Аски может быть весьма успешное будущее, а всё благодаря её исключительному уму. Уму, которого лучше бы не было.

[indent] И так, немка сумела заткнуть "родителей", а когда пришло время действовать, сама оформила все необходимые документы, отходила на курсы японского языка, пролистала пару книг, чтобы освежить знания, да и улетела, купив самой себе билет. Пропажу фройляйн заметили только через несколько дней, и сначала поднялась паника, но один звонок, короткий разговоров с "отцом", и всё встало на свои места: Аска Лэнгли Сорью успешно поступила в один из токийских университетов, что открыт при некоем НИИ, на биохимию. Собирается она в будущем варить наркотики или разрабатывать некое вундерваффе - никто не знал, даже сама Аска. Да, она выбрала специальность просто ткнув в лист пальцем.

[indent] Что удивительно, никто и не заподозрил немку в чрезмерной гениальности, и первую пару недель она смогла познакомиться со всей группой, найти кого-то вроде подружки, у которой можно вечерами играть в приставку, когда делать нечего... В общем, уже сейчас она имела больше, чем у неё было в школе и колледже. А потом она просто избавилась от нужды ходить на пары, связанные с физикой, высшей математикой, иностранным языком и ещё всякой мелочью, вплоть до выпуска, записалась в команду к легкоатлетам, и даже в секцию спочана. Вот тогда все поняли, что Лэнгли приехала сюда не учиться, а развлекаться, только иногда отвлекаясь на институт, впрочем, даже возникшая зависть её таланту не избавили её от толпы поклонников, и та самая подружка прониклась к ней своего рода уважением. Её имя, Хикари, запомнить удалось быстро, а вот с остальными так не вышло, за исключением Тодзи, который отхватил по лицу в первый же день их знакомства, и его дружка Кенски, что с того дня как-то странно на неё пялится, будто тоже хочет по роже получить. Из хоть сколько-то значимых персон в группе оставалась Рэй, от одного вида которой Аске становилось не хорошо, и... А как этого парня вообще зовут?

[indent] На этом вопросе девушка себя поймала уже долго после своего поступления. В общем-то, он и попал в список "хоть сколько-то значимых" далеко не сразу, а только когда внезапно возник в её поле зрения на какой-то из лабораторных по химии. Эти занятия всегда проходили в потоке с другими группами, даже со студентами других направлений, но до этого момента на месте зашуганного всегда будто было слепое пятно, пока вдруг рядом с нем не сел действительно примечательный парень: высокий, стройный, ухоженный на вид, в последую очередь в глаза бросилось то, что, вроде как, должно бросаться сразу - он альбинос. В этот момент, кроме странной заинтересованности, девушка ощутила сильное дежавю.

[indent] - Что? - отвлеклась она на Хикари, которая уже минуту пыталась привлечь внимание немки. - Ничего подобного! Просто лицо знакомым показалось...

[indent] Слишком знакомым.

[indent] На этом же занятии она попыталась всмотреться в этого нюню, и с удивлением обнаружила, что это почти детское лицо вызывает в ней дежавю даже более сильное, чем альбинос. Тем ни менее, сама себе Аска легко могла доказать то, что они не могли видеться раньше, когда её вовсе не было в Японии. Странно. Именно поэтому стоит хотя бы попытаться забыть про это всё.

[indent] Вышло не очень успешно.

[indent] Первым делом, немка допросила подругу, узнала, что так-то слепым пятном все это время был сын директора, Икари Синдзи-кун, а тот миловидный юноша - приёмный сын какой-то большой научной шишки. Проще говоря, эти двое по известности оказывались далеко выше уровня Аски, но вот в популярности отставали. Особенно Икари.

[indent] - Неужели тебе, наконец, понравился парень? - шутливо спрашивает Хикари, всем своим видом показывая нешуточный интерес к ответу немки.

[indent] - Да я скорее к Рэй приставать полезу, чем к Синдзи! - нарочито злобно отвечает Аска, скрашивая руки на груди.

[indent] - А я и не про Икари-куна...

[indent] Лучше бы она тогда не давала Аске столь высококалорийной пищи для размышлений.

[indent] С того самого момента немка стала куда более внимательно следить за этой парочкой, что слишком уж быстро из недавних знакомых стали друг для друга друзьями, а потом и вовсе её излишне внимательному глазу стало ясно: между ними явно что-то есть. Нечто, выходящее за рамки поведения "просто друзей". Закрадывалось подозрение, что если бы кто-то ещё прожигал их взглядом также яростно, как это делала она, то тоже заметил бы это, но иных свидетелей "романа" не было.

[indent] Почему её вообще это так заинтересовало? Зачем она тайком наблюдает за ними? Ходит всегда где-то рядом, таская в эти места Хикари или кого-то ещё для прикрытия. В конце концов, она сумела завести какие-то непонятные отношения, только чтобы отвести от себя подозрения во влюблённости... Упорно называя всё происходящее "любопытством", Аска старательно игнорировала порывы гнева, когда она замечала эту парочку держащимися за руку или, того хуже, обнимающимися где-то в тёмном углу. В их любимом тёмном углу, между прочем.

[indent] Ничем не примечательный день, скучный и полный ерунды, поэтому мысли о происходящем в последнее время занимали все мыслительные процессы в голове немки, и избавить от них оказалось задачей не из лёгких, особенно, когда на паре тебе не рассказывают толком ничего нового, даже конспект писать лень, ей проще будет потом всё это рассказать преподаватели на экзамене. Звонок, впрочем, не оказался спасением, ведь Синдзи как-то быстро засобирался прочь из аудитории, а так он делал только когда спешил на встречу со своим парнем (уж в этом она не сомневалась вообще). Последовав его примеру, девушка закинула свой небольшой ярко-красный ноутбук в портфель и начала преследование, только ради того, чтобы узнать чем эти двое будут заниматься в этот раз.

[indent] Лучше бы она сумела побороть своё "любопытство". Картина, что предстала вдалеке коридора должна была остаться на страницах какой-то убогой манги про школьный роман, но, срань Господня, происходящее ей казалось настолько отвратительным, что к горлу подступал её скудный завтрак, а в груди сдавило так сильно, что хотелось вцепиться острыми ногтями мелкому придурку в шею и, если и не задушить, но оставить несколько хороших, глубоких царапин. Она не слышала их разговора, но одного только взгляда становилось достаточно, чтобы примерно воссоздать его содержание:

[indent] - О, Каору-кун, я такой придурок, что хочу взять тебя прямо здесь, ох, Каору-кун...

[indent] - О нет, Синдзи-тян, на нас же смотрят, остановись, ради всего святого!

[indent] Ну или как-то так.

[indent] - Ekelhaft... - тихо прошипела она, прикрывая рот рукой, будто пытаясь сдержать очередной позыв. Внезапно, она выходит из своего укрытия, коим являлась группа других студентов в другом конце коридора, и уверенным шагом направилась к объекту наблюдений. Злость в глазах скрыть она и не пыталась. Т её походка, резкая, не слишком женственная, что несколько контрастировало с её вполне девичьем нарядом: чёрные чулки, недлинная тёмно-синяя юбка с красными и белыми полосами, что вычерчивают аккуратные клетки на ткани, простая светлая футболка со значками и накинутая сверху алая толстовка с парой белых полос на рукавах; эмоции и намерения читались легко.

[indent] - Du benimmst dich wie niederträchtige Schweine! - вряд ли бы эта парочка оставила её без внимания ещё на подходе, но всё же никто не ожидал увидеть её с искажённым злым оскалом лицом, так ещё и производящую какие-то резкие слова на малопонятном языке. В любом случаи, тон явно давал понять, что это какое-то оскорбление, а взгляд переминающийся то на Синдзи, то на Каору, давал понять, что адресовано это обоим.

[indent] Погодя пару секунд, острые черты её лица сгладились, ровные зубы с острыми клыками скрылись за губами, а из взгляда исчез огонь гнева, оставив только холодную злобу. Минимум макияжа ни сколько не смягчал её мимики, что вблизи особо сильно заметно.

[indent] - Кхем... - покашляла она в кулак, пытаясь избавить себя от остатков вопиющей невежливости. - Чо за хернёй вы тут занимаетесь, а?

[indent] Вопрос она задала приподняв одну бровь, как будто и не знает что происходило, и чему она помешала случиться.

Отредактировано Asuka Langley Soryu (30.09.18 22:50)

+3

5

[indent] Надвигающуюся бурю Каору замечает раньше чем Синдзи.

[indent] Из темноты их укромного уголка пока еще не видно загадочного визитера, но Каору будто бы инстинктивно распрямляется и осторожно удерживая Синдзи за руку, так, что посторонние не увидят, мягко поглаживает по внутренней стороне запястья, словно заранее пытаясь успокоить - я рядом, все хорошо, я всегда защищу тебя, не впадай в панику. То, что Икари-кун запаникует, он уже и не сомневается и легонько тянет на себя, слыша что-то очень грубое и резкое по звучанию - языка он не знает, и сказать банальное ли это приветствие или смертельное проклятие Нагиса не может, но привычка оберегать друга от любой даже самой мало-мальской угрозы, кажется, уже вросла под кожу, Синдзи хочется обнять, укрыть и спрятать от всего мира, в том числе и от его собственного отца. И уж тем более от таких вот наглецов, что смеют врываться в их момент.

[indent] - А ты кто вообще такая? - Каору тянет не агрессивно, но довольно надменно, поджимая губы и отчаянно щурясь, пытаясь внимательнее разглядеть виновницу происходящего. Постепенно его глаза привыкают к специфическому освещению и все таки различают силуэт, кажущийся почти-что черным на фоне ярких ламп коридора; и Нагиса давит в себе вздох, свидетельствующий если не о глубокой скорби, то как-минимум о разочаровании так уж точно.

[indent] К о н е ч н о - ж е, он узнал ее. Аску Лэнгли Сорью сложно не узнать. Эти два огненно-рыжих хвоста и вечно недовольное лицо просто невозможно выбросить из памяти, умри хоть сотню раз. Не сказать, что хоть когда-то они с Аской были близки. Напротив, порой они и не пересекались вовсе за пределами своих Ев, но один случай Каору точно запомнит на долго - она знатно врезала ему по лицу, когда он заглянул спросить все ли у нее в порядке. Кто же знал, что нельзя так просто зайти в женский туалет, услышав, что там кто-то отчаянно рыдает, все эти непонятные и странные порядки лилим. Тогда он не только получил от нее несколько смачных ударов до вмешательства Синдзи, но еще и услышать несколько емких определений, о значения которых тогда Нагиса даже не подозревал. Теперь, впрочем, все изменилось.

[ озабоченный; извращенец; маньяк; ]

[indent] И это она еще не знала, что он никто иной как ангел, первый и последний, прародитель главных врагов человечества. Знала бы - задушила голыми руками. Только вот...

з а д у ш и л а    е г о    н е   о н а .

[indent] - Ты вроде бы не из моей группы, да? - Каору почти не врет, изображая святую невинность и делая вид, словно он и не помнит Аску вовсе. Он действительно даже не замечал присутствие Ленгли здесь, в этом университете, слишком увлеченный своим Синдзи, пока она самолично не явилась потребовать внимания именно в этот момент.

[indent] - Конечно, - Нагиса немного хмуриться, - ведешь ты себя не очень вежливо, но так уж и быть, опущу я этот момент в твоем поведении.

[indent] Голос Нагисы спокойный, на губах даже зажигается привычная кошачья улыбка, но вот алые глаза, кажется, горят в полумраке этого угла, как два уголка - злобно и яростно, видно, что Каору, хоть и сдерживается, но очень недоволен внезапным вторжением, причем, степень его негодования была бы меньше, будь на месте Аски Сузухара-кун или Аида-кун - они, по крайней мере, были забавные.

[indent] - Не знаю, знакомо ли тебе слово "дружба", - по крайней мере р а н ь ш е знакомо точно не было, - но мы с Синдзи-куном дружим. И как его друг, я пытаюсь помочь ему в одном деле. Иногда, прежде чем признаться кому-то в симпатии, нужно попрактиковаться. Вот Синдзи-кун и практикуется на мне, как на своем лучшем друге. - Каору наигранно отводит взгляд как образцовая японская школьница, смущенно прикладывает ладонь к губам, и драматично хлопает белыми ресницами. - Неплохо у меня получается трепетных дев изображать, не правда ли? Но в любом случае, чего не сделает друг для  своего друга.

[indent] За неизменной улыбкой бушует настоящий пожар паники - Каору не понимает, как ему в голову пришла такая нелепая отмазка, сколько раз за последние несколько секунд он сказал слова связанные с "дружбой" и "друзьями", но это первое, что смог придумать его ангельский мозг. По крайней мере ему бы это показалось убедительным. Но он и не лилим, в общем-то. А у них всякое бывает на уме. Но подставлять Синдзи перед всем университетом и перед его отцом, в частности. он не мог. Конечно, ему бы хотелось всегда выражать свои чувства к человеку, который наполнил его жизнь смыслом. Ему бы хватило и возможности просто держаться за руки - в институте, в магазине или гуляя по парку, просто и спокойно, без нервного поглядывания по сторонам - а вдруг кто заметит, но за несколько жизней он сполна уяснил, что тут, в Японии, не приветствуют показывать свои чувства на публике, а уж отношения двух парней явно бы дали старт волне нехороших слухов, так что... Ради блага Синдзи можно и потерпеть.

[indent] - Так что... Любопытство ты свое уняла, женский туалет тут не работает, ну и..  не мешай, хорошо? - очередная очаровательная улыбка, которая, впрочем, на Аску и не сработает наверняка и взгляд, выражающий только одно:

иди доставай кого-нибудь еще...
...
пожалуйста...

+3

6

[indent] Возможно, события развивались бы как-то совершенно иначе. Возможно, Синдзи бы понял, что Каору не издевается над ним, а старательно подыгрывает, и все было бы хорошо. Возможно, наоборот, решил бы, что запорол даже это тщательно спланированное действие, и убежал прочь. Но Синдзи даже не успел толком среагировать, ошеломленный прикосновениями Каору.
[indent] Чтобы через мгновение вздрогнуть от резкого и подозрительно знакомого голоса.
[indent] Сорью Аска Лэнгли. Если она почтила пару своим присутствием - не заметить ее невозможно. Кто-то мог позавидовать ее уму, необычной внешности, но Синдзи откровенно боялся Сорью-сан. Каждый раз, когда они пересекались взглядами, на лице девушки читалось какое-то уж больно отчетливое «тыпидор», которое мог различить даже благовоспитанный Синдзи.
[indent] При этом, Сорью-сан вызывала у Синдзи какое-то странное чувство, даже когда он увидел ее впервые, она показалась почему-то очень знакомой. Подобные чувства вызывали у него Каору и еще одна девушка из группы. Синдзи не мог точно объяснить, что это значило. Это было подобно дежа вю.
[indent] Впрочем, сейчас его это чувство волновало мало. В первую очередь он переводил взгляд с Каору на Аску, силясь издать хоть какой-то адекватный звук, и похоже начинал задыхаться. По крайней мере, перед глазами уже плясали темные пятна, а пульс будто решил помочь им, отбивая бешеный ритм.
[indent] Лишь прохладные руки Каору не давали ему сорваться, удерживали и успокаивали.
[indent] И, и что будет теперь? Все узнают о них? Синдзи не знал, как нужно относиться к такой новости. С одной стороны, он понимал, что это может сказаться на их репутации и оценках (может даже отец...нет).  С другой... Он был не против.
[indent] Он хотел, чтобы все узнали о его чувствах. Это было так стыдно и неловко - Каору наверное и не догадывался, насколько на самом деле испорчен Синдзи. Что ему хочется большего, чем просто быть рядом. Что по ночам, слушая дурацкую попсу, Синдзи думает отнюдь не целомудренные мысли. Что возможно... Возможно они могли бы целоваться на глазах у окружающих.
он не был против.

- Мы, мы встречаемся! - громко и уверенно заявляет Синдзи, крепче обнимая Каору и прижимаясь к нему всем телом. Сорью-сан не может ничего сказать, вокруг внезапно появляются люди и начинают поздравлять их. И Каору рядом счастливый. И все хорошо. И после этого они идут на крышу, откуда наверняка можно увидеть кромку моря, и сидят там до самого заката.

[indent] Вот только Каору заговорил первый. Спокойно, доброжелательно-отстранено, как только он умеет, Синдзи даже с легкостью может почувствовать и представить эту полуулыбку, скользящую по лицу Нагисы, для этого даже не нужно вновь поворачивать к нему лицо. Синдзи ловит каждое его слово и понимает.
но каору это не нужно.
[indent] Внутри, глубоко внутри Синдзи прекрасно осознает, что Каору поступил правильно, что они просто не могут раскрывать их отношения, но каждый раз, когда звучало слово «дружба», в любой его вариации, Синдзи будто чувствовал тупые удары. Будто Сорью-сан лично пинала его ногами. Возможно, даже больнее.
Может, может Каору стесняется? Стыдится их отношений? Может, ему это и не нужно. А может Синдзи вообще все почудилось, а на самом деле их связывает просто дружба?
[indent] Он понимает, что это не так, но мысли невозможно контролировать, они все равно заполняют все тело, колесом крутятся, крутятся, крутятся, верещат в голове. Ты не нужен даже ему, он сам это сейчас говорит, запомни это...
Нет!
[indent] Синдзи резко отстранился от Каору, нервно улыбаясь и стараясь не смотреть тому в лицо. Что же, раз Каору так решил, он должен ему подыграть. И он подыграет.
[indent] - Д-да, именно, - только сейчас Синдзи чувствует, насколько раскраснелось его лицо, ох, наверное он сейчас хуже помидора, может даже чуть фиолетовый, недаром же задыхался.
[indent] - Да, - продолжает он, пытаясь поймать хотя бы чуточку твердости в голосе, - Это была дружеская, - и нет, все равно дрожит на этом слове, - помощь. Дурацкая конечно просьба, но Нагиса-кун всегда помогает мне.
даже если больно им обоим.
[indent] - В общем, С-сорью-сан, - он улыбается, у него действительно получается улыбнуться, - не  парься!
[indent] Ох, а так вообще еще говорят? Это популярно у молодых, нет? Откуда вообще вылезло это «не парься»? Позорище. Если бы было можно, Синдзи бы просто скукожился в позе зародыша и заткнул уши. Или же убежал. В глазах уже и так подозрительно пощипывало.
[indent] - Я, я имел ввиду - все нормально, ничего такого, - попытался исправить Синдзи положение хотя бы теперь, - Мы уж точно не пытались зажать друг друга в темном углу, это было бы неправильно, хах, - резкий нервный смешок в конце, похоже, был последним гвоздем в крышке гроба Синдзи.

+2

7

Друг

Такая наглая ложь

Дружеская помощь

Такая наглая ложь

[indent] От такого и умереть можно, особенно, когда от злости забываешь как дышать. Каждое слово этой белобрысой скотины врубалась в плоть, словно дробь, заставляя цепенеть. Такая наглая ложь... Сейчас сложно понять, а как вообще можно так врать, но... оно и не нужно. Все причины на поверхности, и даже помутившийся от таких реакций разум немки способен всё переварить.

[indent] - Ага, - тянет она, задирая нос, попутно растягивая губы в странной полуухмылке, острой, словно бритва, ещё и смазанная ядом. - Всё нормально.

[indent] Её рот явно приоткрывается, она явно желает что-то сказать, и даже ухмылка на мгновение сходит с лица, оставляя девушку с неясным выражением лица, она будто растеряна, не понимает что ей сейчас делать и говорить, но вдруг...

[indent] - Да, я всё поняла. Син-тяну нужна помощь! Я, как помощник старосты, - забывает упомянуть, что она сама себя назначила, но уж это-то дело десятое. - Просто обязана помочь своему сокурснику!

[indent] Натужная весёлость пристаёт к глазам, как сахарная вата к пальцам, и подобное поведение вообще странно наблюдать за Аской, куда привычнее было бы выслушать тираду о том какие они дебилы, что незачем ей врать, и вообще:

"Я с первой встречи сталкерю за тобой, Герр Нагиса"

[indent] - Раз уж вы "уж точно не пытались зажать друг друга в темном углу", ведь "это было бы неправильно", не вижу причин не участвовать, я всё-таки девушка, и буду реагировать куда правдоподобнее. Верно говорю? - всё сложнее понять, она правда купилась на всю эту хрень, что они наплели, или же у неё возник какой-то чудовищный план, но силой пытаться прогнать её не стоит, а отговорки легко перекрыты этой "нестандартной" реакцией.

[indent] Следующий шагом оказался, возможно, таким же внезапным, как и прошлый, ведь немка без капли стеснения приобнимает Каору, пристроившись к нему полубоком, чтобы не переставая смотреть на Синдзи, уже не тем приторно сладким взглядом, а её вполне обычным, холодно-злым, и пронизывающим, словно копьё. Её тёплая ладонь не быстро проходит от спины альбиноса к его боку, постепенно спускаясь ниже, и остановилась только на тазу, вторая же легла на грудь, рядом с плечом, в которое вжималась сама Аска.

[indent] - Чтобы ты понимал, примерно так девушки Моего уровня выражают свою симпатию, - голос её, на первый взгляд, ничем не выделялся от её обычного тона разговора, но парни уж точно ощутили странный скрежет, будто она сдерживает себя от более прямолинейных заявлений. - Ну, вы же просто друзья, да-а-а? Вот и не смотри на меня так! Очень странно ревновать друга к другим людям. Они, всё-таки, не твоя собственность.

[indent] В это же время она только ближе притиралась к Каору, и уже даже упиралась ему в локоть своей грудью. Она уже могло чувствовать аромат его тела, даже потрогать волосы, в чём не смогла себе отказать, указательным пальцем соприкасаясь с торчащими прядями у левого уха, для чего пришлось провести ладонь дальше к шее, даже особо не обращая внимания на реакцию самого парня.

[indent] Ещё несколько секунд, и Аска сама отстаёт от Нагисы, снова прохаживаясь по нему ладонями, будто не желая разрывать эту связь раньше времени. Она сразу же делает шаг к Синдзи, уверенно берёт его за руку, а после ведёт за собой, заставляя развернуться спиной к Другу.

[indent] - Ну же, действуй давай. Или ты предлагаешь мне делать всё за тебя? Я, конечно, добрая, но не до такой же степени. Давай, Син-тян, покори моё ледяное сердечко! Если сможешь, то какая-нибудь заурядная девчонка от тебя вообще без ума будет. - отпуская (хотя, скорее, "отдёргивая") руку парня, Лэнгли облокачивается на стену, уже готовая стать жертвой для подкатов, жаль только взгляд её устремлён не на пунцовую рожу брюнета, а на Каору. Взгляд ехидный, и, вместе с тем, снисходительный, она будто говорит:

"Так нагло врать - себе дороже"

Отредактировано Asuka Langley Soryu (27.09.18 03:41)

+3

8

[indent] Каору чувствует, как Синдзи отдергивает руку и на мгновение теряет связь с реальностью. Эти прикосновения работали и в обратную сторону - тепло ладоней Икари-куна всегда спасало его от излишнего волнения и зажигало на губах ту самую привычную кошачью улыбку. И Синдзи... Никогда прежде он не вырывал своей руки, никогда прежде не бросал вот так:

[indent]  [indent]  [indent] на растерзание хищнику.

[indent] - Синдзи!.. - Нагиса только и успевает что тихо выдохнуть, прежде чем Аска увлекает его в свои объятия, не позволяя даже объяснится. Каору видит что-то застывшее на лице у Икари-куна, что-то абсолютно неуловимое, эмоцию, которую он никак не может понять, но последний отводит взгляд слишком быстро, чтобы Нагиса имел хоть какую-то возможность что-то прояснилось, оставляя не_человека наедине с его новоявленной проблемой.

[indent] Аска, несмотря на довольно очевидные, пускай и завуалированные предложения пойти куда подальше продолжает вести себя слишком настойчиво - Каору крупно вздрагивает, когда ее ладонь фривольно проходится по спине, однако ей мало и этого - для Нагисы же и это кажется избыточным проявлением внимания. Сколько бы жизней не проходило, но прикосновения других людей никогда не несли ничего кроме боли - хмурые ученые, что резали тело белоснежного гиганта, работники NERV, ставившие опыт за опытом на его человеческом теле, воспитатели, что грубо хватали за запястья и трясли за шкирку, как щенка, оплеухи от той-же Аски, уколы и таблетки...

[indent]  [indent]  [indent] и каждый раз неизменно одно - смерть от рук Синдзи;

[indent] Странное, безумно странное ощущение - только эти тонкие, чуть узловатые пальцы с подушечками мягкими, как лапки котенка, могли вознести Каору на вершину блаженства и низвергнуть назад, в вязкие пучины небытия. И все равно, несмотря на неизбежность смерти, только прикосновения этих рук хотелось ощущать, только им дозволено было касаться ангела.

[indent] - Ты... это... Полегче, - сквозь зубы тянет Нагиса, пытаясь вывернуться. В панике он смотрит на Синдзи, словно надеясь, что хотя бы он знает что сделать, что бы приструнить Аску. Возможно, не ворвись она в их сцену нежностей, у него была бы совсем другая реакция на ее приставания, возможно, в другой ситуации все происходящее даже повеселило бы его. Но сейчас все эти объятия и поглаживания пробуждали в нем обостренное чувство брезгливости и неприязни, и не то отвращение, не то гнев. Чем больше позволяла себе эта наглая девица, тем сильнее Каору прошибала мелкая нервная дрожь, которая достигла своего пика ровно на том моменте, когда Ленгли запустила пальцы в его короткие волосы - будто бы так и нарывалась на грубость.

[indent] Кажется, словно отходя от ступора и шока, наконец, он находит в себе силы отскочить, хотя, скорее ему просто позволили это сделать, в основном потому, что сама Аска переключила внимание на его Синдзи. Каору угрюмо жмется в углу и никак не может унять охватившую его дрожь; только и может что обхватив себя за плечи все также отчаянно-жалостливо смотреть на Икари с немым вопросом:

[indent]  [indent]  [indent] "почему ты позволил ей это?"

[indent] Каору ощущает себя обиженным. На Аску, на Синдзи, на весь этот мир.  Каору ощущает себя преданным, словно бы Икари не оправдал его ожиданий. Каору ощущает себя... полным дураком, потому что понимает:

[indent]  [indent]  [indent] ...это не ему сейчас следует обижаться.

[indent] Учитывая вся эта ситуация стала следствием его трусливого поступка, попыткой скрыть реальность. Черт... Синдзи, должно быть, ожидал услышать совсем не это. Синдзи, должно быть, сейчас совсем не лучше...

[indent] Каору стыдливо отводит взгляд и глухо выдыхает, коря себя самого за обманутое доверие. Он прожил уже столько жизней, но все равно, каждый раз умудрялся наступить на какие-то новые грабли - души лилим, да что там, даже душа самого близкого его человека все равно оставалась для него той еще загадкой.

[indent] - Сорью - сан, - подчеркнуто - холодно наконец произносит Каору, прочищая горло. Прежде чем она успеет сделать что-то с Синдзи, прежде чем даже думать о таком не хочется попробует его поцеловать. - Вообще-то, мы сейчас уже уходим. В кино. Вдвоем. Не думаю, что у нас есть время на то, что бы играться тут с тобой очень долго. -

[indent] Очередная глупая отмазка, но Каору и правда готов уже сбежать вместе с Синдзи из университета несмотря на еще две пары после перерыва. Его лицо все еще хранит эту маску отстраненной доброжелательности, однако внимательному Икари будет совсем не сложно различить как сильно изменился его взгляд - холодный, отрешенный, будто бы у куклы - Каору просто не мог позволить себе сорваться здесь и сейчас, он вроде бы все также спокоен и непрошибаем, даже улыбка одними уголками губ так никуда и не делась - он управлял Евангелионами, он старше всей цивилизации лилим, что ему подростковые конфликты...  По крайней мере так он успокаивает самого себя.

[indent] Но отчего-то уголок губ начинает подрагивать, намекая то ли на нервный тик, то ли на то, что тысячалетний ангел готов вот-вот зареветь от того, что его просто напросто облапали.

+2

9

Нельзя сказать, что Синдзи надеялся, что его жалкие попытки оправдаться сработают. Но все же, крошечный шанс ведь был, так? Нет, ни единого. Как он успел заметить, заводилась Аска быстро и по любому поводу, так что просто не оставляла им малейшего пути к отступлению. Однако Синдзи и думать не мог, что она может творить такое. Что он может пережить такое. Что они с Каору могут вообще существовать после такого.

- Что ты имеешь... - он едва успел начать предложение, как остальные слова застряли у него в горле.

Дальнейшее Синдзи наблюдал будто через экран телевизора, отстранено и с приглушенным звуком, будто мягкой ваты напихали между ним и миром. Если бы это могло хоть на каплю смягчить шок, он был бы весьма благодарен. Аска тем временем нагло лапала Каору. Его Каору. Причем именно лапала, иных слов Синдзи для происходящего подобрать не мог. Почему-то это казалось грязным, мерзким. Обычно все говорят о насилии над девушками, но в данном случае ситуация была явно обратная. Паникующий взгляд Каору притягивал и заполнял собой все пространство. Хотелось броситься к нему и схватить, обнять, успокоить, заплакать, но Синдзи мог только ошалело смотреть, не в силах двинуться даже на миллиметр.

Она... ненормальная?

отчасти он завидует ее смелости.

Он даже не смог сказать хотя бы слово протеста, не то что вмешаться. Взгляд Каору... Ну, как минимум неделя бессонных ночей, полных раскаяния, Синдзи обеспечена. Уже сейчас чувство вины подобно кислоте разъедает внутренности, причиняя почти физическую боль. Синдзи чувствует, как капли холодного пота ползут по спине, как тяжелеет дыхание... Черт.

Нужно сосредоточиться, дышать равномерно. Делать это становится все сложнее, кажется, что воздух просто не набирается. Но нужно просто терпеть, просто дышать глубже, следить за каждой мышцей, за каждым движением груди. Он не может позволить себе сейчас упасть в обморок или задохнуться, как в былые времена. У него нет времени на всю эту психосоматику!

Аска уже и сама отстает от Каору, дышать от этого становится чуть легче, но перед глазами все равно мерцают красно-синие мушки. Синдзи чувствует, что ходит по очень тонкой грани и в любой момент может сорваться. Ладонь Сорью, тянущая его в сторону, ощущается совсем не так, как прохладные руки Каору, и это... это раздражает.

Как она вообще может после такого еще больше издеваться. Синдзи смотрит на Аску уже не с испугом, а с какой-то дикой злобой, искренне ненавидя ее именно в этот момент. Возможно, он никогда не был так близок к тому, чтобы кого-то ударить, как сейчас. Даже оцепенение спало, руки сами начали подниматься, он уже готов был высказать все, что думает о подобном поведении некоторых, но голос Каору приводит его в чувство. Отчасти.

Каору пытается говорить спокойно, равнодушно, будто не его только что насиловали прямо в коридоре, но Синдзи успел узнать его достаточно хорошо, чтобы понять - ни о каком спокойствии тут и речи не идет. Скорее о шоке. Черт, это ведь он допустил, даже не подумал помешать Аске, и из-за него теперь Каору плохо. Очередной хриплый вдох через приоткрытый рот, но внутри будто что-то сжалось - дышать все тяжелее. Сердце стучит как сумасшедшее, а по рукам бьет мелкая дрожь. Надо уходить, как можно быстрее, ему нужен воздух. Им нужен воздух.

Красный уже не только от смущения, Синдзи ни слова не произносит в ответ на «предложение» Аски, а вновь приближается к Каору и хватает того за руку как за спасательный круг. Только бы он не почувствовал дрожь, только бы не нащупал бешеный, скачущий пульс. Он сжимает ладонь Каору, будто боясь снова ее потерять или потеряться самому, пытаясь успокоить и себя, и его.

- Спасибо за предложение, - голос Синдзи свистит, а потом и вовсе срывается на хрип, - Но это уже слишком, - перед глазами начинает темнеть. - Мы лучше пойдем, Сорью-сан.

Синдзи пытается сделать подобие вежливого поклона, но понимает, что идея обречена на провал, поэтому через мгновение ему приходится уже опираться на Каору, чтобы просто не грохнуться прямо здесь. Внутри очень, очень больно, и очень страшно. Дыхание становится уже совсем поверхностным и частым. Пустым. Он начинает задыхаться.

+2

10

[indent] Она ожидала реакции. Любой. Самой желанной была бы агрессия, но... почему они так сдерживают себя? Может, им казалось, что она не заметит, но КАК МОЖНО НЕ ЗАМЕТИТЬ Т_А_К_О_Е?

[indent] Синдзи впервые смотрит на неё так, будто собирается убить, ударить, как минимум, и, чёрт возьми, эта реакция была бы полностью оправданна, она бы не вызвала вопросов, её легко объяснить и её легко интерпретировать, и получив её Аска ощущала бы себя победителем.

[indent] Каору пытается давить улыбку, но лицо у него такое, будто его сейчас стошнит. Эта дрожь, появившаяся ещё во время объятий, этот отрешённый взгляд изнасилованной девочки... Аска надеялась, что он сорвётся, что она сможет заставить его... заставить что? Наверное, лучшим вариантом будет "вызвать эмоции". Яркие, некрытые, просто что бы понимать что у человека на уме относительно тебя. Аска ощущала бы себя победителем, получив именно такую реакцию.

[indent] Но оба пытаются сдерживаться. Они её за тупую держат? Или не хватает смелости? Кажется, будто яйца здесь есть только у неё, что априори странно и неестественно.

[indent] - Да, Сорью-сан, мы вместе. Мы считаем тебя достойной услышать это из наших уст, и больше тебе не нужно метаться в попытках понять что между нами происходит.

[indent] И как бы она была довольна, услышав нечто подобное. Камень чудовищных размеров упал бы с её плеч, позволив, наконец, взять метафорический нож и вскрыть метафорические вены, перестав даже думать о возможности каких-то отношений с Каору. В конце концов, если он выбрал себе Синдзи, даже если это всё временно и они разойдутся, то со вкусом у него большие проблемы. Почему-то вопрос ориентации не поднимался вовсе.

[indent] Аска так и стоит, облокотившись о стену, изучая взглядом парней. Синдзи в гневе такой серьёзный. А Каору продолжал напоминать гордую принцессу, которую пытаться взять иноземный принц. Отвратительные ассоциации. Хуже них только новая порция отмазок. Ей будто пытаются этим уши и глаза замазать, и ощущение это настолько неприятное, что хочется поскорее отправиться в душ, и тереть себя, пока кожу не снимешь.

[indent] Рыжая только хмыкнула им в ответ, сглатая слова, словно подступившую желчь, и что похуже, такое же отвратительное и, чаще всего, горькое.

[indent] - Ну и пошли нахер, - хотелось кинуть им в след, одновременно с этим потянувшись рукой им в след. Хотя, нет, не им. Только Каору. Животное внутри требовало этого завоевания. Оно требовало от Аски вцепить в него зубами, вгрызться в шею, достать ногтями до рёбер и позвонков, и твердить его имя, задыхаясь.

[indent] Как отвратительно, аж тошнит.

[indent] Они долго уходят, но обгонять этих двоих и уходить первой не было желания, уж лучше смотреть им в спины, чем дать вздохнуть спокойно и, возможно, вернуться к тому, что они здесь начали.

[indent] Почему туалет сломан именно здесь?

[indent] Вопрос брошен в пустоту, но вот давящее ощущение в животе так просто не выбросить. Приходится вновь и вновь сглатывать слюну, только бы унять эти спазмы, и через считанные секунды от этого становится только хуже. Но она стояла до самого конца, пока они не скрылись в толпе, ковыляя, будто раненые лебеди.

Кислота и желчь. Почему только это выходит наружу из её рта? Будь то слова, или нечто иное. Только кислота и желчь. Стоя на коленях, вцепившись руками в холодную керамику, Аска несколько минут только крехтела и выла, словно зверь, которому пробили гортань. Вся красная от злости, стыда, из-за самого положения головы, она не могла унять эти позывы, и даже когда в ней не осталось кислоты и желчи, что-то всё рвалось наружу, невысказанное, не понятое, что-то, чего быть в ней уже точно не может.


[indent] Медпункт. Кто-то из девочек услышал её. Её пожалели? Или в это "спасение" не вложено какого-то особого смысла? В любом случаи, Аска не стала интересоваться кто её нашёл, а медсестру она просто не слушала, та тарахтела словно старая машина где-то на фоне, пока девушка всё пыталась понять что столь стремительно произошло. Вот, вроде, совсем недавно, она стоит рядом с двумя инфантилами, вот она бежит, прикрывая рукой рот, но её отвратная сущность грязно-жёлтого цвета всё равно чуть запачкала пол, а потом и одежду. И вот, она тут, бледная, словно Смерть, полностью опустошенная, лежит на кушетке под треск голоса старой бабы и шелест собственных мыслей. Голова отвернулась на бок, к окну, где уже видно Солнце, оно стремительно настигает линии горизонта, приближая вечер. Пора идти домой.

[indent] Аска пытается встать, и пусть в теле нет сил, оно будто набито картечью и ватой, она всё равно делает это, не обращая внимания на задравшуюся юбку, на то, что её футболка теперь блистает широким пятном будто от соуса Карри. Стоило телу сменить положение, как по голове железным молотом ударила боль.

[indent] - Всё впорядке, - твердит она в пол голоса, не уверенная в том, что её спрашивали. Хотя бы себя она слышит отчётливо.

[indent] Поправив одежду, Лэнги первым делом находит свою сумку, а в ней - телефон. В отражении тёмного экрана мелькнуло её лицо, и зрелище это казалось то ещё: потускневшие глаза мгновенно выдаёт всё о её самочувствии, равно как и синеватая кожа, отвратительно контрастирующие с огненно-рыжими волосами, пряди, что лежали близко к лицу, оказались местами слипшимися, и сейчас как-то приводить их в порядок не было каких-то сил.

[indent] Первый звонок: "Да, я хочу заказать такси..." - благо, адрес института она помнит хорошо.

[indent] Второй звонок: "Меня сегодня не будет на тренировке..." - тренер не удивился её словам, всё-таки обе секции, где она занималась, работают при их учебном заведении.

[indent] Третий звонок... его сделать оказалось не так просто. Она в пару движений пальцем по экрану нашла нужный номер, оставалось только легко надавить, а потом сказать пару коротких предложений, и всё. Ей хочется это сделать, но внутри снова начинает всё сжиматься.

- Приходи на ночь ко мне. Купи по пути сигарет, и поесть чего-нибудь... Что? Fick dich, я не собираюсь ничего готовить, особенно, для тебя.


[indent] Вспоминать про свои "непонятные отношения" когда тебе удобно - самое приятное, что в них есть. Никаких обязанностей, ни какой мишуры. Вам весело вместе, есть с кем напиться, вам даже нравится одна и таже марка сигарет, к тому же, он терпит её укусы, ему нравятся её ногти, и он даже не задаёт вопросов, когда Аска то и дело называет его чужим именем. Такой же одинокий, такой же одержимый кем-то недосягаемым, только он хотя бы может потрогать своего идола, провести пальцами по её коже, намеренно задевая шрамы, особенно самый большой, идущий кривой линей от запястья к середине предплечья, и пусть его практически не видно, девушка старается его прятать.

Eisbrecher - Der Wahnsinn

[indent] - Зачем так громко? - его голос практически не слышно за ревущей музыкой.

[indent] - Не хочу твой скулёж слышать, - отвечает немка, подвигая колонку ближе к кровати. - Да и это одна из моих любимых групп, так что терпи... Или тебе хочется уйти?

[indent] Он молча принимает своё положение. От него только это и требуется, не считая бесплатных сигарет и других мелких услуг.

Ich bin so klein, die Angst so groß
Wie soll ich das nur überstehen?
Ich kann nicht mal zum Doktor gehen

[indent] Восходящее солнце окрашивало небо в пастельно-голубой, с мягким переходом к бледно-оранжевому. Лэнгли стоит у открытого настежь окна, чуть ли не высовывая голову на улицу, будто проветривая её от остатков мыслей. Ночь прошла на удивление быстро, равно как и весь день начиная со скрывающихся из виду Каору и Синдзи. Не думать об этом не получалось, но хотя бы теперь эти мысли не вызывают тошноты. Зато легкие позывы возникают при взгляде на кровать, и даже в зеркало. То, что происходит - безумие. Вместо того, чтобы задаться вопросами, типа "каким образом", "почему", "куда", попытаться выяснить почему всё это так грызёт душу, она страдает этим "нормальным" безумием...

Если она пойдёт сегодня в институт, то обязательно встретит этих двоих.
Не может не встретить.
Поэтому она не пойдёт.
Нужно отдохнуть ещё день, ведь одной ночи явно мало.

Отредактировано Asuka Langley Soryu (15.10.18 11:55)

+2


Вы здесь » ämbivałence crossover » Фандомные эпизоды: законченные » не твоя, вот ты и бесишься


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC