Рейтинг форумов Forum-top.ru

все потуги, все жертвы - напрасно плетеной рекой. паки и паки, восставая из могилы, с сокрушающим чаянием избавления, очередным крахом пред всесилием новопроизведенной версии ада, ты истомленно берешь в руки свой - постылый, тягостный, весом клонящий томимую знанием душу к земле - меч - единственный константный соратник. твои цикличные жизни уже не разделить секирой, все слились в одну безбожно потешную ничтожность - бесконечное лимбо в алых тонах. храбрость ли это, рыцарь? или ты немощно слеп и безумен - тени, ужасы обескровленных тел, кровавая морось - что осознание глухо бьется о сталь твоего шлема - сколько ни пытайся, ты послушной марионеткой рождаешь свой гнев вновь и вновь, заперт в этой ловушке разума и чужой игры. бесконечный безнадежный крестовый поход.
crossover

ämbivałence crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ämbivałence crossover » Альтернатива: законченные эпизоды » wake me up when it's all over


wake me up when it's all over

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

wake me up when it's all over;
http://funkyimg.com/i/2KFB3.png
neon genesis evangelion/the twelve kingdoms AU: shinji ikari, kaworu nagisa;


will you stay or will you go the choice is yours it's yes or no, voices whisper in your ear ‘there’s nothing to fear’;

Когда в однообразные будни старшеклассника Синдзи Икари внезапно вклинивается странный новичок-альбинос, он возможно и догадывался, что что-то в его школьной жизни и измениться, но он и не представлял насколько кардинально его существование может переменится из-за одной такой якобы случайно встречи после уроков. ( ͡° ͜ʖ ͡°)

+1

2

[indent] За окном солнце искрится в каплях, осевших на листве деревьев. Весна в городе началась с долгих, хлещущих ливней, но с приближением каникул отступила, обнажая бескрайнее синее небо. Тишину в классе нарушал лишь сиплый, явно прокуренный голос сенсея, неторопливо рассказывающий особенности английской грамматики. Синдзи слушал, он погружался в учебу с полной отдачей, помня об экзаменах, о переходе на следующий год обучения, о скором выборе университета.
[indent] достало.
[indent] Подобно стремительно несущемуся по небу облаку пролетала и жизнь Синдзи Икари, ученика старшей школы. Он не состоял в клубах, не интересовался спортом, усердно занимался и плевал на свою жизнь. У него не было амбиций, не было желаний, он просто хотел устроиться удобно и не мешать окружающим, не разочаровывать семью, учителей.
[indent] Единственным ярким пятном в его жизни были оранжевые сны, тревожные, постоянные, не оставляющие его ни на один день. Оранжевое море. Красное море. Бесконечный океан. Одиночество. Постоянно следящий за ним взгляд. Тёплое, обжигающее прикосновение чьих-то знакомых рук. Просыпаясь, Синдзи помнил эти сны настолько отчетливо, будто бы это и была настоящая реальность.
[indent] Одноклассники же сливались в сплошную массу тел, даже белесая голова соседа, сидящего у самого окна, была лишь препятствием между Синдзи и небом. Раньше у окна сидел он сам, и это было чем-то приятным. Когда же в класс перевели нового ученика, Синдзи лишился и этого.
[indent] Шёл последний урок, на следующей неделе должны были начаться экзамены, поэтому домой следовало прийти как можно раньше - тетя может придраться к любой минуте опоздания. Это у других учеба могла закончиться с последним звонком - в семье Икари она только начиналась. Тетушка была учительницей, правда, в младшей школе, но за успехами воспитанника следила с особым рвением, и прочила престижное место в какой-нибудь крупной фирме. Синдзи был не против. Хорошо работать, зарабатывать на жизнь - что ещё нужно человеку? Разве может он хотеть ещё чего-то?
[indent] Звонок звенит неожиданно резко, Синдзи вздрагивает, мгновенно сфокусировав взгляд, отчего перед глазами заплясали в бешеном танце ярко фиолетовые пятна. Учитель торопливо захлопнул учебник и побежал прочь даже быстрее учеников. Синдзи тоже начал собираться, прощаясь со знакомыми и натужено улыбаясь.
[indent] Смысла задерживаться не было, его давно перестали звать на какие-то внеклассные мероприятия, и хорошо, отговорки придумывать становилось сложнее с каждым разом, а Синдзи просто не хотел беспокоить родственников.  У него не было семьи в привычном смысле. Дядя с тетей приняли его после смерти матери, а отца своего Икари никогда и не знал. Родственники любили его, но все же родным он им так и не стал. Впрочем, Синдзи был благодарен им за кров и еду, они правда сделали для него все, что было можно. Он не собирался подводить их.
[indent] но как же достало.

0

3

[indent] Священный Сайхо. Проводник воли богов. Кирин королевства Рю. Рюки. Ужасное, абсолютно ужасное имя. Звучит так смешно, так глупо, так по-детски. Неподобающе для такого редкого и ценного белоснежного кирина. Почему из всех Двенадцати именно холодное и неприветливое Рю? Он никогда не любил его, но это имя как клеймо - он приговорен заботится о этом скалистом клочке земли в лабиринте северных гор. Это имя обрекает его на эту судьбу.

[indent] Каору. Благоуханный. Так прозвали его сэннин, опекавшие кирина с рождения на горе Хо. Это имя куда больше подходило юному тайхо. И так он и назвался, отправляясь в свое первое долгое и волнительное путешествие, которое завело его ну слишком далеко от дома.   

[indent] Кирин не знал, что заставило его отправится именно в эту абсолютно обычную школу. Не понимал, каким образом решился присоединиться к этому самому стандартному классу. Не до конца осознал, как вообще рискнул броситься сломя голову в водоворот в Хорай, после одного единственного разговора с навестившим его тайхо Рен.

[indent]  [indent] что-то пробудилось. что-то повлекло его за собой.

[indent] Неужели это странное ноющее ощущение где-то в груди именно то, о чем рассказывал Ренки? То самое чувство, что ведет бессмертного кирина к его истинному королю и господину? Будто не можешь найти себе места - мерзкое нервозное состояние, которое невозможно прогнать прочь никакими иными мыслями или усилием воли, напрочь лишающее покоя.

[indent]  [indent] ты хочешь всегда быть с ним рядом, ты ощущаешь его где-то рядом, но просто не понимаешь кто же он. от бессилия хочется завыть.

[indent] Каору c долей непонятно откуда взявшейся усталости усмехается своим мыслям - по меркам этого мира воющий по середине урока ученик старшой школы являл бы собой зрелище довольно странное, как, в прочем и в любой из школ двенадцати королевств, но проверять догадку на своей шкуре не хочется - и видит как тени в самом углу класса тихо колеблются, словно усмехаются ему в ответ - его сирей словно отвечает ему такой же усмешкой - он мог понять это даже видя его хитрого и хищного лица.

[indent] Не выдержав, Каору переводит взгляд на своего угрюмого и молчаливого соседа.

[indent] раз. два. три,

[indent] Сердце как обычно пропускает пару ударов при одном только взгляде на Икари-куна, но тайхо лишь поджимает губы - это слишком странно, абсолютно не подобающий выбор, это должно быть ошибка.

ЭТОТ МАЛЬЧИШКА НЕ СМОЖЕТ ВЫВЕСТИ КОРОЛЕВСТВО ИЗ КРИЗИСА.

[indent] Каору сводит брови к переносице и все еще смотрит на Синдзи, но, кажется, словно бы сквозь него. Смотрит долго и пристально, внимательно исследуя глазами это отстраненное лицо, и даже не замечает, как урок подходит к своему логическому завершению, о чем милостиво и оповещает громкий почти-что визжащий звонок - и все таки в Хорае очень странные обычаи...

[indent] - Икари Синдзи-кун, - тайхо слышит собственный голос словно бы через подушку. Так глухо, будто бы издалека, совершенно не ощущая себя его обладателем. Он звучит слишком властно, слишком осознанно. Такой голос принадлежит тем, кто уверен в своих силах и действиях.

[indent] Но сам Рюки совсем не ощущает себя таким.

[indent] Он часто жаловался на свое детское имя. Но он же и есть ребенок. Он сбежал в поисках короля еще до того, как до конца вырос он сам и до того, как вырос его рог - источник магии, сама суть любого кирина. Он самый юный тайхо из всех. И ему кажется, что он совершил огромную ошибку... Сейчас он даже не уверен, хватит ли у него сил, что бы вернуться назад.

[indent] - Погоди, Икари Синдзи-кун, - Каору улыбается так рассеянно, но так дружелюбно, что в его действиях невозможно заподозрить никакого враждебного умысла. И холодная ладонь кирина смыкается на запястье соседа, в попытке остановить, привлечь внимание - пульсация венки под пальцам заставляет и его сердце стучать в унисон.

[indent]  [indent] кажется, это все таки оно.

[indent] - Давай поговорим.

0

4

[indent] Не успел - именно такой была первая мысль, Синдзи, когда он услышал голос одноклассника. Придётся спешно извиняться, придумывать любые возможные отговорки, лишь бы не завязался настоящий разговор. Лишь мгновением позже его пронзили иглы холода - Синдзи и не знал, что руки могут быть настолько холодны. Такая резкая смена температуры послужила своеобразным контрастным душем, и Синдзи наконец по-настоящему взглянул на одноклассника.
[indent] Это был тот странный новенький. Нагиса-сан, так? За все прошедшее время они перебросились разве что двумя фразами, да Синдзи и не настаивал, но что могло понадобиться однокласснику сейчас?
[indent] Нагиса-сан странный - цвет волос, глаз, поведение, перевод под конец учебного года. Общение с ним - возможные неприятности. Неприятности - разочарование семьи. Не хотел Синдзи иметь ничего общего со странным и опасным, нет уж.
[indent] Синдзи смотрит на одноклассника, непроизвольно покрываясь лёгким румянцем. Нагиса-сан все же очень красив. И без того взволнованный Синдзи начинает нервничать ещё больше, а наспех приготовленные слова застревают в горле.
на самом деле он бы хотел...
[indent] Нагиса-сан - неподходящее знакомство.
[indent] Синдзи умоляет себя успокоиться, выровнять дыхание, удержать паникующее сердце. Это всего лишь обычное общение обычных школьников, он сможет с этим справиться. Вот только неформально он разговаривал... уже и не вспомнит как давно.
ты не трус.
[indent] - Прости, - криво улыбается Синдзи, одновременно пытаясь освободить руку максимально деликатно, - я должен спешить, понимаешь, скоро экзамены, ну, мне нужно учиться...
[indent] Да и о чем им говорить? Насмешка, вызов, какая-то злая шутка? Почему сейчас?
я бы хотел...
[indent] Более резким движением Синдзи освобождается от захвата и торопливо пятится к двери, попутно подхватывая сумку и трепетно прижимая ее к груди.
[indent] - У-увидимся завтра, Нагиса-сан.
[indent] Синдзи вылетел из класса ракетным залпом, сгорая от стыда и волнения. Отлично получилось, идиот, именно так и разговаривают нормальные взрослые люди. Лестница сливалась в серое пятно, и Синдзи ощущал чувствовал пульсацию каждой вены своего тела, судорожно пытаясь вздохнуть полной грудью. Нужно было быстрее добраться до шкафчика с обувью и прочь, прочь, прочь!
Я хочу...
Быть нужным.

0

5

[indent] НЕТ!

[indent] Только и проносится в голове, когда такая теплая и мягкая рука вырывается из слабой хватки его тонких пальцев. Это так неправильно, почему именно он из всего множества людей отталкивает его?! Это отторжение ранит, кажется, сильнее любого клинка, причиняет боль сильнее вязкого и тошнотворного запаха крови, который, кажется, окутал этот мир словно тонкая, но всеобъемлющая паутина.

прогорклый железный аромат, кажется, исходит даже от синдзи....
[indent] - Синдзи! Подожди! - голос скрывается на удивленный вскрик и кажется, что Каору разом позабыл все правила приличия Хорая - ведь Икари еще не позволил называть себя по имени, Икари еще не переступил черту не то что друзей, но даже школьных товарищей, обращаясь к нему таким подчеркнуто нейтрально - вежливым "сан". 

[indent] Признаться, тайхо совсем не ожидал такой спешной и испуганной реакции на свою в общем то, нехитрую просьбу, и впадает в оторопь на несколько тянущихся неправдоподобно долго секунд. И только потом он срывается за ним вслед. Ведь все, что он хочет, это поговорить, объясниться, рассказать самую настоящую правду. Каору, так и не освоившийся в интерьере школы, мечется по однотипным коридорам и лестницам, будто бы загнанный волк и только подсказки верного сирея из теней помогают найти путь к замершему возле своего шкафчика Синдзи.

[indent] Юноша кажется таким хрупким, словно стекло, когда он сидит вот так: на узкой низкой скамейке, торопливо пытается завязать шнурки на некогда белых, но сейчас уже потускневших кедах; его движения такие дерганые и спутанные, что думается, будто бы он маленький лесной зверек, пытающийся найти спасения из лап смертоносного хищника.

[indent] - Синдзи! - тайхо Рю появляется в дверном проеме уже опустевшего после конца занятий помещении, являя собой еще более растрепанный вид, чем обычно и сипло выдыхает: - Синдзи, прошу, ты обязан поговорить со мной!

[indent] Кажется, Каору пересекает расстояние между ними за какие-то доли секунды, совсем незаметные мгновения и просто падает перед одноклассником, неприятно ушибшись коленями. Вот так, смотря на него снизу вверх, так преданно и доверчиво он и замирает, внимательно изучая глазами растерянное лицо своего будущего правителя. Руки кирина осторожно ложатся на худые плечи, мягко удерживая - не стремясь сковать движения и не отпускать, но в попытке успокоить и пригреть - как напуганного брошенного котенка. 

[indent] - Синдзи... Не отвергай меня, пожалуйста.
[indent] [indent]  Я ведь был рожден, что бы служить тебе.
[indent]  [indent]  [indent] Позволь мне принести мою клятву и я все тебе обьясню -

[indent] Голос Каору звучит так строго и серьезно, может показаться, что он невероятно суров, однако в красных, таких обычно пугающих и странных глазах плескается какая-то запредельная забота, желание уберечь и защитить.

[indent] Тайхо медлит. Еще несколько секунд и... 
[indent]  [indent]  [indent] он склоняет голову еще ниже.

получилось. у него все таки получилось склониться.
[indent] А значит, ошибки нет. Перед ним сейчас сидит истинный король Рю и его единственный повелитель.

0

6

[indent] Как же жалко, что наушники так далеко в сумке - ничто не помогало успокоиться быстрее, чем знакомые мелодии. Но именно сегодня он умудрился запихнуть их максимально глубоко, пока вытаскивал свой обед. Так что пришлось обходиться своими силами. Слегка подрагивающими руками Синдзи безуспешно пытался затянуть шнурки на обуви. Воспоминания о произошедшем будут теперь терзать его ближайшую неделю, а потом просто периодически всплывать. А Нагиса-сан после такого наверняка расскажет всему классу, что Икари совсем чокнутый, и правильно сделает.

он и правда чувствовал себя безумцем. или хотел чувствовать.
[indent] Собственное имя из чужих уст резануло будто до крови. По хорошему, это можно было считать настоящим оскорблением, но Синдзи просто не успевал. Он патологически не успевал весь сегодняшний неудачный день. Напор Нагисы был слишком велик, он подавлял Синдзи  одним своим голосом. Будто прорубал дыру в и без того хлипкой защите, проникал в само естество. Синдзи резко и хрипло вдохнул, будто в приступе удушья, не видя перед собой больше ничего, кроме фигуры одноклассника.

он слишком близко, слишком...
[indent] Синдзи боялся прикосновений. Его не били в детстве - по крайней мере не опекуны, но все равно каждый миг соприкосновения с чужой кожей будто держать руку в пламени. Со временем он научился подавлять этот страх - он мешал. Но мерзкое скребущее в душе чувство никуда уходить не собиралось, верным другом оно следовало за Синдзи, смеялось над ним...
[indent] Почему-то прикосновения именно этого человека не были Синдзи неприятны. Несмотря на практически ледяные руки, несмотря на дикий напор и безумный взгляд. Его голос звучит слишком серьезно, настолько, что Синдзи хочется поверить однокласснику. Он осторожно рассматривает его лицо и не видит обычных раздражения или скуки. Его не пугают красные глаза, слишком бледная кожа или светлые волосы, пусть Нагиса и выглядит отпетым хулиганом и даже сумасшедшим, Синдзи всем сердцем хочется выслушать его.
[indent] Но он говорит что-то совершенно безумное. О чем он? Шутка? Розыгрыш? Может он все еще не перерос период, когда хочется быть особенным, когда придумываешь себе крутое имя, волшебные силы и тайного врага? Синдзи неуверенно поджимает губы - не поздновато ли? Но чем еще можно объяснить явно крашеные волосы и, видимо, линзы? И что, теперь Нагиса-сан хочет вовлечь его в свою игру?
[indent] Возможно, год назад Синдзи бы и согласился. Возможно, он хотел бы согласиться и сейчас.
[indent] Слегка повернув голову в сторону так, чтобы не смотреть прямо на одноклассника, ведь встречаться с ним взглядом слишком тяжело, Синдзи пытается звучать уверенно: - Эй, - но голос его все еще слишком дрожит, слишком блеет, - знаешь, я уже таким не интересуюсь, Нагиса-сан. Ты мог бы поискать кого-то в клубе манги например. Но... Не стоит впутывать меня.
потому что ты тоже разочаруешься.

0

7

[indent] - Синдзи...-   кирин тянет это имя с долей разочарования. Неужели он звучит настолько невразумительно? Неужели он не может убедить даже собственного короля? Какой же из него тогда тайхо - первый советник?.. В прочем... Наверно, это не удивительно, он и своему народу доверия-то не внушает, куда уж незнакомому с ним тайка.

[indent] Сивые кирины - обыденность. Черные - чрезвычайно редкий и удачный знак. Но вот белые, как снег?... После того, как предидущая правительница удержалась на троне всего один год, погибнув вместе со своим кирином, а Каору, посланный Небом на замену, уже как несколько лет не в силах был избрать нового короля или королеву, люди стали видеть в его необычной масти дурные знамения. Некогда самое почитаемое существо в королевстве стали бояться и в сердцах проклинать за все те беды, что лавиной осыпались на Рю за последние двадцать лет. 

[indent] Быть может, Синдзи тоже  ощущает что-то дурное? Видит в его белых волосах и красных глазах что-то неестественное, неправильное? Мог ли он стать для него одним большим знамением чего-то плохого?

[indent] Руки невольно, словно бы в порыве невыносимой усталости соскользнули вниз, с плеч, только для того, что бы остановится на ладонях юноши, дрожащих и крепко сжатых. Голос Каору неволь становится глуше, словно он сам испугался собственной настойчивости, но он должен продолжать их разговор, нельзя сдаваться так просто: - Мне не нужно никого искать в клубе манги, что бы это ни было. Ошибки быть не может, я нашел тебя.

[indent] Он продолжает свои попытки поймать его взгляд, словно только через зрительный контакт он сможет донести хоть что-то, саму суть своих своих намерений

[indent] - Синдзи, - тайхо невольно сжимает его теплые ладони в своих, поглаживая тонкие запястья - словно почувствовав напряжение Икари через отчаянно бьющийся под нежной кожей пульс, кирин пытается проявить максимальную доступную в данный момент заботу. - Послушай меня. Ты же сам видишь, нет... нет... не так.... Ты ч у в с т в у е ш ь - это не твой мир, ведь правда?

[indent] Взгляд Каору такой мягкий, такой опекающий... Словно они уже давным давно знают друг друга, словно это не первый их разговор, словно... они... их связывает что-то несоизмеримо большее... Быть может, это должен чувствовать каждый кирин?..

- Это же совсем не то счастье, которое ты хочешь...

[indent] - Тайхо, - голос тихий, но, кажется, идет разом из всех теней, скопившихся в комнате. - Вы привлекаете внимание. Другие йома скоро начнут сбегаться сюда. -

[indent] Кирин тут же мрачнеет и быстрым, но взволнованным взглядом обводит комнату, словно бы что-то судорожно решая...

[indent] - Синдзи! - и вновь голос Каору серьезен и тверд; он тянется руками к лицу Икари-куна и сжимает его мягкие щеки в своих ладонях, словно бы стараясь зафиксировать его взгляд, не дать больше отвернуться, разорвать их связь. Каору улыбается мягко, с какой-то долей вины?.. Заранее извиняясь? Но на лице не видно и тени сомнений. - По воле Небес я дарую Вам трон. Я всегда буду служить Вам, и следовать каждому Вашему приказу и никогда не оставлю место возле Вашего престола. Я клянусь Вам в верности...-

[indent] Каору приближается ближе, утыкаясь почти нос в нос, все так же не выпуская Икари-куна из своих рук. Он уже не ждет какой-либо реакции - гнева ли, принятия или шока. Все это уже так не важно, ведь сколько не говори с этим упрямцем, он продолжит все отрицать, а сейчас не время и не место играть в эти детские игры. Единственный выход - показать ему мир, уготованный ему самой судьбой, предназначение, в существование которого он так отчаянно не хочет поверить.

самое время призвать секу - вихрь, что унесет их далеко за пределы хорая. во лбу нагисы словно что-то загорается слабым, теплым светом, или это только оптический обман? показалось со стороны?..

[indent] Даже здесь, в укромной раздевалке слышно, как на территории около школы совершенно внезапно нарастает бушующий ветер. Небо словно бы разом окрасилось алым, хотя до заката еще и далеко, но подобно тигриным полоскам, красное полотно разрывают темные, густые тучи. Порывы воздуха остервенело бьются в окна - кажется, еще немного и стекло пойдет трещинами и осколки полетят ужасным сверкающим дождем прямо во внутрь помещения, задевая случайных свидетелей творящегося на улице кошмара. 

[indent] - И я дам Вам духа-защитника, который будет оберегать тогда, когда не смогу я... -

[indent] Руки тайхо сейчас заняты - не получится исполнить серию сложных пассов, необходимых для подселения хинмана в тело человека, однако, есть и иной способ. Каору еще раз ободряюще улыбается, словно бы каждым своим действием так и хочет сказать - пожалуйста, доверься мне, я не причиню вреда, - и осторожно, но настойчиво накрывает губы Синдзи своими.

[indent] Поцелуй, как этот ритуал называют люди, не имеет, по крайней мере пока, для тайхо такого же значения, что вкладывают в него влюбленные пары - это способ передать право, власть и силу приказывать его сирею существу, которой этим правом никогда обладать и не мог, в виду совершенно иной природы. Однако... Каору бы соврал, если бы начал отрицать, что это было... приятно. Поцелуй неглубокий и недолгий, но нежный и мягкий - как касание облака, как порыв теплого полуденного ветерка - после такого хочется закрыть глаза и провалиться в самый сладкий сон.

И Каору... Быть может... Хотел бы повторить.

[indent] - Не бойся, - тихо шепчет кирин прямо в горячие губы Синдзи и неожиданно, довольно резким движением заключает его в крепкие объятья. - Все будет хорошо.

* * *

[indent] Путешествие сквозь бурю всегда проходит быстро. Стоит лишь открыть глаза и перед тобой уже не пыльная школьная раздевалку, но дворец на побережье Черного Моря - здесь, в одной из южных провинций веками обитали короли и королевы холодного и с первого взгляда не гостеприимного Рю. Здесь предстоит обосноваться и Синдзи.

[indent] Тайхо наконец открывает глаза и быстро оглядывает терассу в поисках Синдзи - избранный правитель неподалеку и пытается подняться, но, кажется, запутался в собственной сумке и так и не завязанных шнурках - и давит довольный вздох - все прошло успешно.
[indent] Неужели.

0

8

[indent]Он чувствует себя завороженным, зачарованным, голос Нагисы кажется таким добрым, Синдзи давно не ощущал подобного. Он уже не пытается отводить взгляд, он, затаив дыхание, слушает одноклассника, силясь понять хоть что-то. Чувствовал ли он когда-то, что это не его мир? Что? К чему этот безумный вопрос?
конечно да.
[indent]Это нормальное подростковое чувство - ощущать себя потерянным, Синдзи верил, что со временем оно пройдет, что он перерастет нынешние переживания и станет нормальным членом общества. Вот только его сверстники уже вроде как успокоились, а он все продолжал чувствовать какую-то фальшь. Будто его намеренно обманывали. Но разве он имел право требовать хоть что-то, если не сделал ничего? Конечно не имел, поэтому эти мысли он загонял как можно дальше. И сейчас, на вопрос Нагисы Синдзи неуверенно дернул головой.
отрицая очевидное.
[indent]- Послушай... - пытается еще раз вразумить он одноклассника, но спустя мгновение чувствует перемену обстановки. Будто тени стали плотнее и гуще, а Нагиса резко напрягся. Почему-то напряжение Нагисы взволновало, хотя куда уж больше, и Синдзи, и он вздрогнул, будто удара, когда одноклассник вновь назвал его по имени. Слишком... Слишком непривычно.
[indent] Дальнейшее же просто было сложно описать. Синдзи не успевал и слово вставить, Нагиса слишком путал его, все проходило слишком быстро. Одноклассник был серьезен, он не казался безумцем, он свято верил в свои слова - именно это с ужасом понял Синдзи, чувствуя, как опять сдавливает горло. Он даже не обратил внимания на поднимающийся ветер, лицо Нагисы заслонило собой все, будто какой-то свет озарил его, а слова выжигались в сердце какой-то прописной истиной, которую Синдзи пока был не в силах понять.
[indent] Он и думать не мог, что все закончится поцелуем. Или начнется? Солоноватый привкус губ Нагисы Синдзи почувствует уже чуть позже, сейчас его мысли захватила пустота, теплая и вязкая. Как и любой нормальный подросток, он был средне осведомлен о половом созревании и подобных вещах. У него бывали потребности. Но поцелуй? Что, что он имел ввиду? Почему это казалось таким естественным, таким умиротворяющим и в то же время тревожащим  душу?
Чего ты добиваешься, Нагиса Каору?
[indent] Синдзи не успел спросить, дальше мир погрузился для него во тьму.

***
[indent] Быть может он просто закрыл глаза, но спустя это шаткое мгновение Синдзи оказался в другом месте. Незнакомые стены, потолок, именно это он увидел первым. Мозг лихорадочно оценил ситуацию, отмечая зачем-то старинное, но богатое убранство, запах моря, такой сильный, будто воздух специально посыпали солью и перцем, холодные порывы ветра, приносящие крики неизвестных птиц и голоса людей. Кусок неба - хмурого и серого, совсем не такого, какое Синдзи видел в окне пару минут назад. Где? Где он?
[indent] Синдзи пытается вскочить - каким-то образом он оказался не на скамье, а на каменном полу, но наступил на шнурок и грохнулся после первого же шага. Боль разрядом скользнула по ноге, но Синдзи лишь зашипел и повторил попытку подняться. Единственным островком безопасности казалась школьная сумка, которая до сих пор висела на плече, и которую он прижал к себе как самую дорогую вещь в мире.
[indent] - Что.. Как? Что ты со мной сделал? - прохрипел Синдзи, все еще чувствуя соль на губах, или это уже поцелуй здешнего ветра? Первым порывом было убежать, он даже заметил дверь, но что ждало его там? Или кто? Здесь он хотя бы видел знакомое лицо одноклассника. Который был виноват в случившемся.
[indent] - Я... Через несколько дней же экзамены... Как я буду готовиться?
[indent] Эта фраза вырвалась из уст первой и была забыта даже прежде, чем Синдзи успел устыдиться. На самом деле его это уже не волновало.
[indent] - Это ведь ты, да? - уже громко и даже сердито проговорил, приближаясь к Нагисе и хватая того за плечи.
[indent] - Что это было? Наркотик? Алкоголь? Гипноз? Что ты хочешь от меня? - Синдзи начал трясти одноклассника как куклу, отказывая признавать очевидное и придумывая все новые варианты.
потому что он просто не мог исчезнуть из своего мира
и оказаться в другом, это было бы слишком хорошо.

[indent] - Отвечай! - рявкнул Синдзи, сжимая Нагису еще сильнее, со всей своей подростковой силы, чувствуя, что еще немного и либо зарыдает, либо изобьет его. Оба варианта казались отвратительными, но его всего трясло. От страха? От возбуждения?

От надежды?

0

9

[indent] Тайхо тяжело. Он действительно еще слишком юн, что бы так просто и часто прыгать из одного мира в другой. Ему нужно... немного отдохнуть после такого. Хотя бы перевести дух. Пошатываясь, кирин все же поднимается с холодного мраморного пола и буквально на полминуты упирается ладонями в колени - иначе просто не устоять, словно пытаясь отдышаться, хоть немного придти в себя, в то время как Синдзи ошарашено изучает новую для него обстановку - Каору невольно улыбается, наблюдая сквозь упавшие на глаза сероватые пряди за избранным правителем, в панике прижимающем к себе свою сумку. Говорят, с тайка всегда такие проблемы - Ренки тоже рассказывал, сколько неприятностей доставил ему король из Хорая, все они несносные и жутко упрямые.

[indent] Тайхо тяжело. Пускай внутри и поселилось это теплое чувство удовлетворения от того, что он наконец исполнил свое предназначение. Но из носа бежит тонкая струйка крови, а в висках нестерпимо гудит. Каору наконец расправляется и утирает кровь длинным атласным рукавом - школьной форму уже нет, ее заменило длинное, до тонких щиколоток облачение - темное, простое на первый взгляд, но если приглядеться - тонкая вязь вышивки сделана золотой и серебряной нитью, да и работа более чем искусная - в Хорае такое увидишь разве что в музее, посвященному какой-нибудь династии императоров. Но Рюки не боится запачкать свои одежды - лучше уж кровь будет на них, чем продолжить отравлять его - кровь, даже их собственная, для киринов все равно что яд. Для Каору тем более - воспоминания... слишком неприятны. Шрамы на шее до сих пор ощущаются слишком неприятными, слишком явными рытвинами на коже.

[indent] - Синдзи... - только и может выдохнуть он, когда Икари вцепляется в его плечи. Первая мысль - неужели  он хочет помочь, поддержать? - тут же беспощадно развеяна, когда он слышит крик и чувствует, что его трясут, будто нашкодившего щенка. Невольно, пытаясь удержаться на ногах, Каору хватается за руки Синдзи, и в ответ на агрессию только и может что выдавить слабую улыбку. - Я забрал тебя в твой домой, что бы ты поверил, что я не сумасшедший... И здесь... Ты должен править, ты будешь королем Рю, одного из двенадцати королевств... И больше не придется готовится к экзаменам...

[indent] Тайхо тяжело. И встряска от Синдзи совершенно не помогает, кажется, он только становится бледнее, а из носа опять течет тонкой струйкой кровь. И тяжелый металлический запах пробуждает воспоминания из детства. Тогда-то он и пропитался им насквозь...

- Отвечай!
Рюки еще так мал и он испуганно жмется, пугаясь и слабея от собственной крови. Его слуги далеко, его йома-защитники тоже. Он попался в руки человеку наглому и жестокому, уверенному в своей безнаказанности и в том, что послание Неба можно силой выбить из кирина. И этот человек уже оставил след на хрупкой шее шестилетнего ребенка - алый росчерк охотничьим ножом.

- Отвечай или я убью тебя! Ты признаешь меня правителем?!
Надрез за надрезом - этот нож не способен убить бессмертного. Но заставить страдать - вполне. Рюки рыдает - не может выдержать боли и такого количества крови - и молчит, чем еще больше злит своего похитителя.

А потом все кончилось. Он не может вспомнить как, но крови стало еще больше, казалось, он был покрыт ей с ног до головы - и своей и чужой. Но спал он после этого без малого неделю. И постоянно видел один и тот же кошмар.

- Отвечай! -
[indent] Голос Синдзи вторит воспоминаниям, и Каору вынужден вынырнуть из бездны своего кошмара, очнуться и хоть как-то реагировать, но все, что он может - это лишь выдавить тихое: - Позволь мне вытереть кровь... Пожалуйста.

[indent] Тайхо тяжело. Он слабеет. От совокупности всех факторов - вызванной вихря-секу для путешествия, крови и так не вовремя накативших воспоминаний. Цепляется за рубашку Синдзи, что бы просто удержаться на ногах, но он не менее упрям, чем его все эти тайка - силой воли заставляет себя стоять и не проваливаться в манящую бездну сна. Каору просто не может оставить своего короля сейчас - растерянного и испуганного, в новом для него мире. Он так долго искал его не для того, что бы бросить сейчас и вогнать в еще большую панику.

- И прими ты уже мою клятву, наконец... -

0

10

[indent] В глазах у Синдзи темнеет, он чувствует, как пульсируют вены, с огромным напряжением перегоняя кровь, барабанами она стучит в висках. Это чувство страха и гнева - адская смесь, безумный коктейль, с которым ему уже приходилось сталкиваться. Тогда в его руках был кто-то другой.

- Икари-кун подрался? Серьезно?
- Да он тогда совсем с катушек слетел.
Он слышит перешептывания, чужие взгляды, но совершенно не помнит, что было до этого. Сейчас он, кажется, перебинтован весь, каждая клеточка тела ноет от боли, ему хочется сбежать от нее, спрятаться. И от всех. Он не хочет, чтобы на него смотрели, не хочет, чтобы о нем говорили.
Почему он набросился на ученика из параллельного класса? Говорят, это была даже не драка - дикое безумие, несколько содранных ногтей, синяки на запястьях и перелом ребер тому доказательство. Тот ученик... Ему было не лучше. Будто Синдзи хотел убить его.

[indent] Тогда Синдзи обещал, что никогда, никогда больше не причинит кому-то вреда или беспокойства. Он боялся всеобщего неодобрения, боялся боли, не хотел проходить через подобное еще раз. Но сейчас он был близок к повторению как никогда. Пока не увидел кровь Каору.
[indent] Словно разом сломали все ребра.
[indent] Ему... Ему плохо. Это вина Синдзи? Это он сделал? Кровь, опять эта кровь на его руках. Он не боится крови, он в ужасе от крови, от своей, от чужой - он не готов, только не снова. Руки дрожат, мгновенно становится жарко, пот скатывается по спине, щекоча позвоночник и спускаясь ниже, его трясет - так тело пытается преодолеть шок как можно быстрее.
[indent] Он пытается ослабить хватку. Успокоиться. Он не должен. Если это из-за него, то он опять, опять вредит окружающим. Опять отталкивает того, кто пытался быть к нему добр. Успокоиться. Дышать.
[indent] Успокоиться и дышать - медленно, вдыхать носом, выдыхать ртом - именно так его учили. Твои страхи не важны. Помоги. Помоги ему, и тогда в тебе будут нуждаться и дальше. Тогда все будет хорошо.
[indent] - П-прости, - наконец он смог оторвать руки - возможно прошли лишь считанные мгновения, пока велась внутренняя борьба, - Нагиса-кун, я не хотел, я...
[indent] Он видит глаза Нагисы. В них тоже теплится это безумие, эта затаенная боль прошлого. В этот миг Синдзи чувствует такое сродство со стоящим напротив человеком, что все его собственные страхи отступают. Он хочет помочь Каору, но уже не из чувства долга, не потому что ему говорили, что он не имеет права доставлять другим неприятности.

он просто хотел, чтобы кто-то помог так и ему.
[indent] - Черт, - наконец Синдзи начинает рассматривать окружение как следует. Внимание привлекает огромная кровать с множеством мягких подушек и балдахином - не самый популярный стиль в Японии, в обычном мебельном такое точно не купишь. Именно она и становится частью молниеносного плана. Синдзи вновь сжимает Каору, только уже поддерживая, и тянет к кровати, а ведь еще недавно боялся одного лишь прикосновения. Каору что-то пытается говорить, но Синдзи прерывает его, стараясь придать голосу чуть больше уверенности и твердости: - Молчи, да принимаю я все, принимаю, только сядь спокойно, - он практически падает на кровать вместе с одноклассником, лишь чудом удержав равновесие, - не запрокидывай голову, так только хуже, вот, - рвать одежду или пачкать здешние явно дорогие простыни слишком тяжело, он бы с удовольствием использовал свою форму, да сил не хватит разорвать рубашку... Салфетки, были же какие-то салфетки в сумке!
[indent] - Сиди! - Синдзи торопливо стягивает сумку и начинает в ней рыться. На миг приходит безумная мысль использовать спортивную форму, но вряд ли Нагисе-куну понравится его потная майка. Салфетки... Салфетки. И правда, где-то под горой учебников и тетрадей, вместе с плеером лежит почти пустая пачка салфеток - никогда они еще не казались Синдзи такими драгоценными. Спешно вытащив одну, Синдзи сразу же подносит ее к лицу Нагисы-куна и застывает. Он так близко... А еще у него удивительно светлая и гладкая кожа. И кроваво-красные глаза, которые сейчас не пугают Синдзи, в которых он видит отражение своих собственных чувств. Он может и не знает, что случилось, но как-то понимает, что Каору тяжело не меньше, чем ему.
[indent] Синдзи уверенно вытирает кровь с лица одноклассника, стараясь как можно мягче проводить скомканной салфеткой по коже, затем держит ее у ноздри некоторое время, стараясь дышать как можно спокойнее и не давать руке дрожать - салфетка уже не мокнет, кровь остановилась, так что прочь эту грязь! Оставшиеся следы Синдзи стирает уже пальцем. Ему бы хотелось дотронуться до лица Каору еще раз - понимает он и тут же стыдится этой безумной мысли. Только в этот момент он замечает, что одежда Нагисы-куна тоже изменилась и теперь не напоминала школьную форму. Только сейчас почувствовал весь спектр запахов, совсем чужих и заполнявших комнату, только услышал совершенно незнакомые звуки. Может, может это все не бред?
[indent] - Прости, - вновь извиняется Синдзи, обхватывая себя руками и отводя взгляд, от минутной уверенности не осталось и следа, - я правда не хотел... просто...

я испугался. я был в ужасе. я не хотел этого. я думал, что сошел с ума.
[indent] - Я ничего не понимаю, Нагиса-кун, - продолжил он, - ты говоришь какую-то несуразицу, все вокруг меняется, а я просто не понимаю - причем здесь я? Почему я? Зачем я тебе нужен?

+1

11

[indent] - Эй... - Каору даже не понимает как оказывается на своей собственной кровати, увлекаемый Икари, но так, кажется, однозначно лучше, чем пытаться устоять на слабеющих ногах. Тайхо хочет что-то сказать, но Синдзи не дает и слова молвить, буквально затыкая его своей внезапной опекой. Его руки дрожат, но прикосновения мягкие и заботливые, чем-то напоминающие ему о беззаботном детстве на горе Хо в окружении ласковых сеннин, которые ни на секунду не выпускали юного кирина из под своего присмотра.  

[indent] - Синдзи... - пытается хоть слово вставить он, когда юноша, наконец, убирает салфетку от его носа, но замирает и обрывает фразу, стоит только пальцам избранного правителя мягко провести по его коже. Кажется, на эти доли секунды Каору даже забывает как дышать и мягко рдеется, впервые за долгое время чувствуя странное, но такое сладкое чувство приятного смущения, которое усугубляется еще и тем, как близко они сидят - бок о бок, соприкасаясь худыми коленкам, - и от этого, почему-то, становится необычайно тепло и теперь, наконец, по-домашнему уютно.

КОГДА ОН РЯДОМ СО СВОИМ КОРОЛЕМ, ВСЕ ИЗМЕНИЛОСЬ. ВСЕ СТАЛО ЛУЧШЕ.
ДАЖЕ ЗАПАХ КРОВИ СЕЙЧАС НЕ ТАК ОТРАВЛЯЕТ ЕГО, ВЕДЬ СИНДЗИ РЯДОМ.

[indent] Каору еще слаб, но не может не улыбаться и мягко касается плеча Синдзи рукой, словно бы пытаясь обратить его внимание на себя.
[indent] - Меня зовут Рюки. Это значит, что я ки-рин королевства Рю, - отчетливо выделяет он голосом те части, которые образуют его имя. - Каору - это прозвище, к которому я привык, пока рос на горе Хо. А фамилию... Пришлось выдумать, что бы представиться в школе, - тайхо замирает и думает как бы так подать информацию, что бы не запутать и так растерянного Икари еще больше.

[indent] - Пятнадать лет назад предыдущая королева Рю погибла вместе со своим кирином. Поэтому по воле Небес появился я. Моя судьба с рождения - выбрать правителя для королевства Рю, стать ему верным советником и служить, всегда подчиняясь приказам. Почти всю свою жизнь я искал достойного среди жителей Рю, но, видимо, Небу было угодно что бы я отправился в Хорай... то есть, в Японию в поисках правителя-тайка. Там я и нашел тебя, понаблюдал и понял, что именно ты должен взойти на трон. Это... - он тихо смеется и отводит взгляд на долю секунды, - сложно обьяснить. Меня поймут разве что другие кирины, которые уже избрали своих королей и королев.

[indent] Каору замолкает и смотрит внимательно, дружелюбно и долго, словно давая время усвоить информацию, как заботливый учитель, но, буквально, одна секунда и вот он рассеянно трясет головой - белесые пряди теперь растрепаны еще сильнее, - словно внезапно вспомнил что-то очень важное; виновато опускает глаза в пол, рассматривая узоры на плитке. - И... не кори себя... Мне стало плохо по собственной глупости. Я еще не вырос и не могу так часто и легко вызывать секу, чтобы перемещаться между мирами. Придворные все всполошилось наверно, когда я убежал... но...

[indent] Тайко резко поднимает голову, а рука настойчиво ищет ладонь Синдзи, что бы мягко сжать и почувствовать тепло в ответ - от этого взгляд становится уверенным и счастливым. -...но я не жалею. Я искал тебя слишком долго, я не имел права тянуть ни перед твоим народом, ни перед тобой. Поэтому это ты меня прости, что все произошло так внезапно.
...
- Надеюсь, я не разочарую тебя своей службой, Синдзи.

+1

12

[indent] Каору кажется чем-то теплым и родным - эти чувства были давно забыты, но сейчас расцвели с новой, необузданной силой. Синдзи не понимал, почему рядом с этим совершенно непонятным человеком (?) он чувствует себя так хорошо, так правильно, будто он наконец вернулся домой. Стоит в очередной раз неловко соприкоснуться, как становится тепло, даже жарко. Ему одновременно уютно и неловко. Глаза Синдзи бегают, не могут найти себе места, выхватывая какие-то отдельные фрагменты. Но все равно возвращаются к Каору. Синдзи видит, как покраснел одноклассник, и краснеет следом, смущенный всей этой ситуацией. Раздираемый всей этой ситуацией, Синдзи застывает, боясь лишний раз пошевелиться. Что было бы лучше сделать? Вновь взять за руку, поддержать? Или коснуться лица? А насколько неуместным сочтет это Каору? А может зря он вообще все это затеил? И как же теперь стыдно, что он вел себя настолько нахально, еще и командовать начал... Стыдно-то как.
[indent] Но Каору, похоже, совсем не злился, даже наоборот. Или просто хотел, чтобы Синдзи так думал? Неважно, его мягкий голос сам по себе является мощнейшим успокоительным, от которого хочется заснуть прямо здесь, на смятой кровати. Если бы Синдзи смог еще понять хоть что-то из объяснений Каору.
[indent] - Прости, - нервно смеется Синдзи, запуская свободную руку себе в волосы и потроша их до формы гнезда, - я все равно ничего не понимаю. Я? Правитель? - и вновь смешок, испуганный, загнанный, будто дикий зверь, раненый ненасытным охотником. - Разве могу я управлять хоть чем-то? Я даже старостой никогда не был...
я бесполезен.
[indent] Что бы Каору ни говорил - он сам в это действительно верил. Синдзи же не мог. Да и разве быть правителем целой страны - это не огромная ответственность? Возлагать ее на школьника? Такое только в очень глупых аниме бывало, да и то, обычно там не показывали суровые правительские будни - только ежедневное пополнение в гареме героя. На самом деле гарема Синдзи не хотел даже больше, что ему с ним делать-то вообще?
[indent] Проведя по волосам еще раз и немного наклонив голову, Синдзи продолжил: - Поэтому я быстрее разочарую тебя...
[indent] На какое-то мгновение повисает молчание, лишь тихое, немного сопящее дыхание, да далекие птичьи крики незаметно разлетаются по комнате. Синдзи не знает, что еще можно сказать, все кажется слишком запутанным и абсурдным, словно он попал в сложную настольную игру. Рю...ки, да? Кирин королевства Рю? Кирин? Синдзи помнил это слово из мифологии, да и сложно забыть величественного зверя с картинки в старой книжке, которую он любил читать ночью, под одеялом, в детстве.
[indent] - Наги... Рюки-кун? - в самой интонации сквозит неуверенность, можно ли называть так Каору. - Но ты не похож на кирина, насколько я знаю - они, эммм, кони. А ты же человек, да, Нагис... Рюки-кун?
[indent] Будто Синдзи еще надеется, что Каору ответит, что все это просто шутка, что сейчас все решится. Но он уже и сам видит, что его одноклассник на самом деле не тот, за кого себя выдавал. И удивительно, что никто не заметил этого раньше.
[indent] - Прости, - вновь, в который раз за сегодня, извиняется Синдзи, - мне еще непривычно называть тебя как-то иначе, но если нужно - я обещаю привыкнуть.

+1

13

[indent] Каору молчит, серьезно поглядывая на Синдзи, то и дело пересекая алый и такой синий, будто-бы небесный взгляды. По началу кажется, что он почти не изменился, но внимательные глаза кирина то и дело находят какие-то новые детали. В первую очередь поменялись глаза - стали ярче, как-то чище, светлее - в Хорае бы на человека с такими глазами подумали, что он носит линзы. Цвет кожи - почти не заметно, но кажется, что Икари только-только вернулся с какого-нибудь теплого курорта, тронутый легкий загаром. Волосы тоже словно едва-едва выгорели на солнце - чуть светлее, чуть рыжее - и уже больше не привычного мышино-коричневого цвета. Тайхо отводит глаза, пряча мягкий, какой-то нежно-опекающий взгляд  - единственное, что в Синдзи осталось неизменным это его нервная, словно вечно извиняющаяся улыбка.

[indent] Возможно, объяснять сейчас что-то еще - это лишнее; своими попытками он будет только больше путать и вгонять и так напуганного Синдзи в панику. Быть может,  настало время просто показать?..

[indent] И вновь от тайхо идет свет - яркий, нестерпимый и в тоже время притягательный и теплый. Со стороны кажется, что происходит что-то абсолютно тайное и сокровенное, быть может даже божественное, но Каору готов разделить это интимное мгновенье с Синдзи. С ним одним, по правде, только и готов. К нему одному он чувствует абсолютную преданность и безграничное доверие, с того самого момента, как понял, что именно Синдзи - его судьба, пускай и не представляет каким правителем он станет, но от чего-то понимает:

Синдзи не разочарует его.

[indent] Все закончилось за несколько секунд, но кажется, будто прошли годы -  таким томительным было ожидание; и вот, дорогое атласное одеяние лежит отброшенным где-то в изголовье кровати, а на коленях Икари покоиться голова кирина, покрытого белоснежной шерстью - сразу и не скажешь, олень ли это или лошадь... хотя, скорее еще жеребенок. Каору неловко развалился на шелковых простынях - видно, что ему непривычно лежать вот так, но он доверчиво жмется к Синдзи в своем самом уязвимом обличье.

[indent] Истинный облик Рюки пока еще не складный: весь какой-то вытянутый, кажется, он даже не устоит на своих тонких, словно ветки куста, ногах, худощавый, с короткой, такой же растрепанной, как и волосы гривой, и рогом, который все еще продолжал рости. Но даже не взирая на это он кажется удивительным - священный сайхо всегда сиятелен, он благословлен небом быть прекрасным в любой своей ипостаси.

[indent] Рюки взмахивает несоразмерно длинным хвостом, который волочился бы за ним подобно шлейфу, и наконец раскрывает большие, в обрамлении длинных белесых ресниц глаза - все таки же кроваво-красные, - и вновь смотрит, внимательно и пристально, словно пытаясь уловить реакцию Синдзи на представшую перед ним метаморфозу.

[indent] - Я не человек, - голос, кажется, идет сразу ото всюду, однако по взгляду тайхо понятно, кто именно говорит. - И ты можешь называть меня так, как тебе будет угодно, ты мой повелитель. Ты имеешь право наречь мене любым именем. Если тебе будет проще - зови меня Каору, и я всегда откликнусь.

[indent] Кирин поднимает голову, но даже такое простое действие выглядит величественно, - и осторожно касается рогом груди Синдзи, словно пытаясь затронуть само его сердце.

[indent] - Мы с тобой половины одного целого, мы поддерживаем баланс силы и милосердия. Я сделал свой выбор и никогда не разочаруюсь в тебе. Тебе не придется править в одиночку, рассчитывай на мою преданность и мой совет, ведь я твой тайхо. Но не я один буду помогать тебе. Твой двор, твои министры, твои генералы. Со временем ты и освоишься и все поймешь, найдешь друзей и устранишь недоброжелателей, но все это произойдет не сразу.

[indent] Лицо кирина не выражает никаких эмоций, но по взгляду и голосу становится очевидно - он улыбается прямо сейчас, с особой любовью глядя на своего короля.

+1

14

[indent] Возможно, Синдзи бы отскочил. Возможно, он бы в ужасе вжался в стену. Он был обычным домашним мальчиком, ему не доводилось видеть сверхъестественное. Впрочем, за сегодня он успел повидать всякое, так что, наверное, набрался опыта, да? Но все равно, возможно, ему бы стоило отпрянуть - так поступают порядочные мальчики в подобной ситуации.
но сама мысль оттолкнуть Каору была нелепа и отвратительна.
[indent] Представшее перед Синдзи зрелище оказалось намного удивительнее, чем описывали книжки с мифами. Это точно был не конь - да, похожие черты, но это что-то совсем иное. С совсем иной силой. Величием. И, пожалуй, самое прекрасное зрелище, которое видел Синдзи. И одновременно самое пугающее.
[indent] Он казался даже более невесомым, чем раньше, будто сейчас еще раскроет спрятанные крылья и улетит. Каким-то растрепанным, каким-то маленьким... Синдзи всегда был уверен, что Нагиса-кун его старше, но сейчас даже помыслить о таком не мог. Его хотелось защитить... Уберечь.
[indent] - Каору... - ошеломленно шепчет Синдзи, буквально уставившись на... одноклассника? Кирина? Даже грешные суффиксы вылетают из головы, да что там, даже домашняя работа испаряется как вчерашний сон. Синдзи осторожно тянет руку, прикасаясь к гриве. Она оказывается не такой, как ему представлялась - жестче, крепче, но в то же время можно отделить каждую волосинку. Синдзи медленно ведет руку вниз, спускаясь к шее кирина, с некой дрожью осознавая, что все это и правда реально.
[indent] Он пытается слушать, что говорит Каору, пусть и не понимает, как у того это получается. Но все внимание привлекает к себе рог, который, в отличие от картинок, выглядит действительно настоящим. Его прикосновение жаром отдает в груди, и Синдзи даже с каким-то любопытством тянется к нему. Большой... Обхватив рог рукой, Синдзи пытается его осторожно пошевелить: - Нет... Не приклеенный... - задумчиво произносит Синдзи, отпуская рог.
[indent] Синдзи чувствует себя пьяным и расколотым надвое. Один Синдзи с восторгом и трепетом продолжает рассматривать кирина, а другой пытается найти логичное объяснение происходящему. А оно получается только одно - это все правда, правда, самая настоящая правда, ему это не кажется.
а даже если и кажется - что же, его вполне устраивает этот вариант вселенной.
[indent] Каору продолжает пытаться что-то втолковать ему. Но Синдзи слышит не столько слова, сколько доброту и какую-то радость в его голосе. Он не знает, что будет дальше, какие там министры, недруги, советники, но именно сейчас, именно в этой комнате он чувствует себя нужным. Правильным. Будто наконец мир заметил его и улыбнулся. Будто мир сосредоточился в одном живом существе и обрадовался ему. Сосредоточился в Каору.
[indent] Синдзи улыбается в ответ, несмело, неуверенно, но искренне, и в каком-то сумасшедшем адреналиновом порыве чувств обхватывает кирина руками, обнимая за шею.
[indent] - Я все равно ничего не понимаю из того, что ты говоришь, - со смешком говорит он, вдыхая странный, но приятный запах Каору, - но если ты так этого хочешь - хорошо, давай сделаем это.
[indent] А ведь все-то и нужно было - показать мальчику кирина.

+1


Вы здесь » ämbivałence crossover » Альтернатива: законченные эпизоды » wake me up when it's all over


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC