Рейтинг форумов Forum-top.ru

все потуги, все жертвы - напрасно плетеной рекой. паки и паки, восставая из могилы, с сокрушающим чаянием избавления, очередным крахом пред всесилием новопроизведенной версии ада, ты истомленно берешь в руки свой - постылый, тягостный, весом клонящий томимую знанием душу к земле - меч - единственный константный соратник. твои цикличные жизни уже не разделить секирой, все слились в одну безбожно потешную ничтожность - бесконечное лимбо в алых тонах. храбрость ли это, рыцарь? или ты немощно слеп и безумен - тени, ужасы обескровленных тел, кровавая морось - что осознание глухо бьется о сталь твоего шлема - сколько ни пытайся, ты послушной марионеткой рождаешь свой гнев вновь и вновь, заперт в этой ловушке разума и чужой игры. бесконечный безнадежный крестовый поход.
crossover

ämbivałence crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ämbivałence crossover » Bl00dy F8 » so don't fight me now 'cause you might need me later


so don't fight me now 'cause you might need me later

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

raleigh ritchie - bloodsport;
http://sg.uploads.ru/FKjQG.png http://s8.uploads.ru/kyrfI.png http://s7.uploads.ru/xM2Vw.png http://sh.uploads.ru/mxKdw.png
dbh: gavin reed, rk900;


will you stay or will you go the choice is yours it's yes or no, voices whisper in your ear ‘there’s nothing to fear’;

цирк уехал, а клоуны остались;

на самом деле самое краткое описание лежит здесь

https://pp.userapi.com/c845419/v845419652/5404b/jl_hQrAt5Zw.jpg

+1

2

Докатились. Сначала в бары нельзя было заходить с животными. Позже еще запретили курить. Но довольно быстро отменили (по крайней мере в тех местах, где порой отсиживался детектив). Сравняли андроидов с собаками, что также радовало. А после революции вновь вернулся закон о запрете курить и позволявший андроидам входить в помещения. Это была какая-то необъяснимая истина, заключающаяся в том, что всегда должно быть два запрета в барах, пабах и тому подобных местах.
И сейчас перед глазами висела железная табличка с перечеркнутой сигаретой в центре. Как вообще можно было до такого додуматься? Почему Фаулер, выбирая место для празднования, так сильно забил на это хуй. Вообще-то не один Рид курил в отделе. Бесспорно, он один делал это так часто, но все-таки! Неужели так тяжело понять, что если человек пьет, то ему автоматически необходимо еще и покурить. Тем более, когда он планирует нажраться, к чему мужчина и стремился. За год его впервые вытащили на такой своеобразный корпоратив. И Гэвин отбивался, был диким зверем, рвал на себе рубашку и профессионально плевался ядом, да вот только одного из главных виновников торжества никто не спрашивал, хочет он такой сомнительной славы или нет. Просто поставили перед фактом, параллельно намекнув на возможную отмену премии. Порой их капитан был той еще занозой в заднице: то строгим папочкой, то вымораживающим начальником. Сейчас же, выбрав первый образ, Джеффри специально несколько последних дней каждое утро начинал с воспитательных бесед с Ридом. Все спрашивал о всяком, интересовался его взаимоотношением с напарником, коллегами. Предложил однажды вновь записаться к психологу, якобы с целью исправить асоциативность его детектива. В тот момент Гэвин был на грани от увольнения, пока старался придти в себя и объяснить, что все прекрасно и он вовсе не даун нелюдимый какой-то, а просто повода все нет.
И надо было такому случится, чтобы в пятницу их отделение оказалось лучшим по раскрываемости. А все из-за того ебучего дела с Ником-как-там-его, который сдал без задней мысли столько лакомых кусочков. И все в личную копилку Рида, таскавшемуся за своим андроидом, как маленький ребенок. Ричард в основном все сделал сам, лишь изредка обращаясь к старшему напарнику. Зубы даже показывать не давал, моментально подавляя всю агрессию своим диким интеллектом и нелестными подъебами. Сука, короче говоря. За которой нужно было просто тихо плестись, изредка угукать и не мешать. Радует одно - все лавры все же отдали детективу, что совсем не радовало. Вроде и приятно сделали, а с другой стороны чувствовал себя он каким-то использованным. Ничего Ричард от него не требовал, вот совсем. Хуй свой пластиковый забил, лишь бы на виду был всегда и не мешал.
Ну и теперь ему приходилось сидеть в каком-то всратом караоке-баре, пить дешевый алкоголь и нервно поглядывать на табличку, запрещавшую курить. Хоть пепельницы и были везде, по старой памяти.
Рид откидывается на стул, достав уже почти пустую пачку из-под сигарет. Открывает ее и рассматривает, с грустью понимая, что запасы подходят к концу, а стрелять тут не у кого. Нужно растянуть удовольствие, ведь в меню он не видел даже намека на табачные изделия. Может Ричард сможет ему наколдовать новую пачку? Найти бы его еще.
Мужчина медленно отрывает взгляд и осматривается. У него хорошая позиция возле барной стойки, напротив которой располагалось широкое грязное зеркало. Можно даже не поворачиваться, чтобы увидеть всех своих коллег, часть из которых уже была в зюзю. Рика же там не было. Детектив даже разворачивается, чтобы самому все получше разглядеть, но натыкается взглядом на синий диод за одним из столиков возле стены. Всматривается, но различает черты Коннора. Как и многие, Гэвин в первое время сильно путал этих двоих, но за две недели работы понял, какой же он и все остальные ебланы, ведь эти РК были разными. 800 модель скорее напоминала хитрого юркого лиса, в то время как его 900 был больше похож на хаски. Рид читал когда-то давно, что это нихуя не добрая порода. Такие могут и порвать, если им что-то не нравилось. Прямо как Ричард, которому ничего не мешало показывать свое превосходство не только словесно, но и физически. Плечо все еще помнило прошлый удар.
Интересно, был ли способен на такое Коннор? Детектив задерживает слегка мутный взгляд на андроиде, чувствовавшем себя настолько свободно и... по-человечески? Волосы слегка взъерошены из-за недавной культяпки Хэнка. Галстук был куда-то убран, а рубашка беззастенчиво расстегнута на верхние пуговицы, как будто бы он действительно устал от своей униформы, позволив себе расслабиться с друзьями в вечер пятницы. Растягивается на столе, подперев щеку кулаком (явно же заучил это несвойственное машине движение), легкая улыбка, живые глаза перебегают с одного человека на другого. Рубашка чуть приоткрывает вид на ключицу, которую так плохо видно с его места. Но Рид все равно ощущает какое-то иррациональное желание укусить ее, чтобы убедиться, что никакой кости под кожей нет. Чтобы наткнуться на цельный корпус.
Коннор как раз добирается своим цепким взглядом и до него, Гэвина, заставляя уши налиться краской. Улыбка уходит с красивого лица, а 800 возвращается обратно в компанию, согласно кивая на какую-то историю. Мужчину распирает. Он резко допивает оставшееся пиво, делает новый заказ и выбегает на улицу. Срочно, покурить. Похуй, найдет еще какую-нибудь небольшую лавочку с сигаретами. Стрельнет у кого. Изобьет и ограбит. Не важно.
Первая затяжка на морозе ощущается охуенно. Настолько, что хочется закрыть глаза, но тогда перед глазами вновь возникает эта снисходительная улыбка, блеск черных глаз. Попал блять. Всего-то года два без отношений, это ведь не повод, чтобы дрочить на всеми любимого робо-мальчика. Да и Ричард ему ручки после такого скрутит в морской узел.
Рид тупо хмыкает и неторопливо докуривает. Ему дико холодно, но в то же время очень приятно. Чуть отрезвляет, позволяя с новыми силами вступить в бой. Детектив не планировал напиться, когда сюда ехал, но никак иначе ему не пережить эту вечеринку.

Капитан находит его через час. Ну, как находит - вспоминает, что был такой парень, которого пора учить уму-разуму, да помочь друзей завести. За его спиной стоит довольно обреченный Ричард. Гэвин впервые видел его настолько заебанным, что даже на секунду захотел посочувствовать, но тут же взял себя в руки. Тихо, алкоголь, тихо. Это плохой андроид, он не заслуживает нашей любви. Любви заслуживают лишь коты. Интересно, а у Рика такая же красивая ключица с родинкой?
Ему объясняют что-то про караоке внизу. Тут что, есть второй этаж? А, ну да, Тина же бегала в туалет куда-то туда же. Рид просто соглашается. Не зная уже, на что, но соглашается. Просто чтобы от него отъебались, а он мог вернуться к своей недопитой бутылке. Но Фаулер уже дает распоряжение, чтобы андроид спустил напарника вниз. Детектив брыкается самую малость, но соскальзывает с высокого стула и, пошатнувшись, делает первый шаг в сторону лестницы. Перебрал, но все еще не сломлен. Может даже выпить еще, почему бы и нет.
- Повторить. И вон туда отнести, — Гэвин круговым движением опускает палец вниз, уточняя, куда надо будет принести и влить эту бурду, что здесь подавали.
Новый шаг дается также тяжело, но на помощь приходит привычная ненавистная рожа, аккуратно подхватывая мужчину под локоть. Рид хочет драться, хочет вырваться, но сдается самому себе. Немного слабости можно же себе позволить раз в год, верно?
- Погодь. Пойдем выйдем. Мужчина разворачивается, врезается в твердое плечо и что-то неразборчиво бурчит про комплектацию шкафа и как такого вообще в мир выпустили. Отдергивает нервно руку, когда его вновь предлагают довести. И все ради того, чтобы пусть и нетвердой походкой, но зато самостоятельно пройти мимо злополучного стола Хэнка и выйти на улицу. Машина безостановочно следует по пятам, молчаливо что-то там анализируя своими жестяными мозгами.
- Бля, последняя, — Гэвин неловко выуживает сигарету и сминает коробку, намереваясь выкинуть ее в урну. Но промазывает, материться, нагибается и со второй попытки попадает. - Бинго, — со смешком подытоживает мужчина и, наконец, закуривает, облокотившись спиной о каменную стену. Молчание не бесит, но язык так некстати чесался.
- Тебе тоже тут не нравится, да? Хуево развлекаешь людей, хуево развлекаешься сам, я прав? Я бы предложил тебе выпить, да тириум тут неебаться какой дорогой. И вряд ли хороший. Хотя Коннор что-то пил там. Или это Хэнк со своей голубой лагуной? А, да пофиг.
Рид выкидывает окурок, предварительно его потушив. Снег уже выпал, конечно, но все равно не хотелось бы оставшийся вечер нюхать жженный мусор. Ричард же все еще стоит себе и молчит, смотря на детектива. Небось выдаст сейчас что-то вроде "вам нужно меньше курить" или "вам уже хватит пить", а может "пора бы вам найти нормальные отношение и не засматриваться на чужих андроидов". Гэвин улыбается, спрятав взгляд, и отлипает от такой уютной стены, чтобы вернуться в теплое помещение.

- Да. Да я, блять, абсолютно уверен в своем выборе. Знаешь, где сейчас окажется эта бутылка? Знаешь, так что включай что сказал и дай этому убогому микрофон. Работающий, знаю я вас.
Они пришли в самый разгар вечеринки. Официантка тут же протянула заказанное ранее пиво, с облегчением отчалив обратно наверх. Ну да, собрание здесь было сомнительное - куча пьяных и не очень полицейских, во всю горланящих хиты прошлых лет. И на участие в этом Рид подписался? Ладно, надо оттянуться по полной. Пусть Фаулер порадуется, как он старается ради его тупого напарника, который не различит жужжание кофемашины от настоящей музыки.
Гэвин постарался. Действительно постарался угодить андроиду, выбрав ту самую песню. Вроде испанский стыд он ловить не собирался, так что пусть страдают другие.
Довольно потягивая пиво, детектив уселся на один из стульев и приготовился к лучшему шоу тысячелетия.

+1

3

Он себя не чувствовал. Громкая музыка, намеренно заглушенная в настройках процессора. Пьяные люди - отменить фокусировку. Он просто не здесь, не с ними, а в саду с Амандой. Ведет ее под руку, расхваливая то, что они совершили за последний месяц. Нет-нет, Гэвин Рид не вышиб ему процессор своим табельным, так еще и показал себя активным в деле.
И все это Ричард расписывал в своем визуализированном отчете, пока вокруг него клубились люди. В их мире в этот момент он был не нужен. Бесполезный кусок металла. Это отсутствие правильной программы резало его процессор. РК900 чувствовал себя потерянным. Ему нужно было распоряжение. А для указа ему нужен был детектив.
Ричард прошелся взглядом через головы полицейских и официантов. Объект не найден. Андроид поднялся, твердой походкой направляясь в соседний зал. Он не понимал, зачем Фауллер приказал ему быть здесь -  среди людей и редких андроидов, которые… притворялись? РК900 оглядел лицо одного из патрульных, которому рассказывали компанейские анекдоты; машина улыбалась. Ричард все пытался понять какого это.
В соседнем зале стало чуть свободнее. РК900 прильнул к стене, пытаясь идентифицировать детектива среди пьяниц. Как иголку в стоге сена искать. Но Гэвин находится - он занят. Смотрит в другую сторону. Куда? Ричард наклоняет голову, пытаясь разобрать, что же так заинтересовало детектив за столом лейтенанта. Было ли это что-то в Хэнке? Или им стоило поговорить о Конноре? И верно, как только РК800 лишь слегка поворачивает голову к детективу Риду, тот бежит из зала. Именно сбегает, исчезает, прячется. От Коннора. РК900 плотно сжимает губы. Прокручивая увиденное у себя в голове. Добавить к этому постоянные подколы и сравнения. Ричард вздыхает и смотрит за РК800. Что же в нем такого? Хотя он сам знает. Вот сейчас, в эту секунду, Коннор здесь есть. А Ричарда нет. И в этом их разница. РК900 скрещивает руки на груди, регистрируя в себе все движения предыдущей модели. Если он не может быть здесь по-настоящему, то хотя бы сможет… притвориться. И РК900 снова уходит в себя.

Его отвлекает Фауллер, который спрашивает что-то про Гэвина и РК послушно указывает в сторону где он видел детектива. Но Фауллер хочет веселья, а потускневший детектив, которого вроде как должно носить на седьмом небе от счастья, этому веселью мешает. Поэтому Фауллер находит Рида и командует - привести его вниз. К караоке. РК900 наконец-то чувствует себя нужным, подхватывая горе-пьяницу детектива под локоть. Но тот, как и всегда, все хочет делать сам. Не трогай, не делай, я сам, я все могу. Вот бы так на деле. Ричард послушно идет следом, готовый в любой момент подхватить детектива под руку, если он решит свалиться на пол. Хочет на улицу снова - пожалуйста. Главное, чтобы не из-за Коннора. РК900 бросает взгляд на РК800, когда они проходят мимо. И он чувствует эту разницу еще раз. Вот он - машина, идущая следом за кем-то. А вот Коннор, который просто… Коннор. Коннор, который ему слегка улыбнулся и кивнул головой. Ричард ответил кивком и тут же отвернулся. Вот они - две гордости этого месяца. Бегут от одного злополучного андроида.

На улице Гэвин Рид курит. А Ричард стоит словно сторожевая собака и ждет. Ждет, потому что делать ему больше нечего, идти не к кому и быть не с кем. Поэтому он слушает все, что несет детектив Рид, развлекая себя анализом. Если Гэвин продолжит так много курить, как долго он проживет? А если РК900 поставит целью снизить количество сигарет до пачки в неделю?
Ему не нравится в баре. Все верно. Он не для этого сделан. Только разговорами делу не поможешь. Поэтому РК молчит. А Гэвин спокойно возвращается обратно выполнять приказ капитана.
Вот только на удивление андроида, сам детектив решает не петь, а быстро заказывает песню для него. Чего хочет Гэвин Рид? Увидеть его поющим? Опозорить? Повеселиться? Что его веселит? Ричард? Ричард в глупой ситуации? Он взглянул на Рида, забирая микрофон. Гэвин Рид хочет Коннора. А Ричард лишь напоминает ему о невозможности данной комбинации. РК900 сильнее сжимает в руке микрофон и садится на высокий барный стул к экрана с текстом.
Чего хочет Ричард?
Заиграли первые нотки песни. Текст: три слова. Разница между словами почти в минуту.
Ричард хочет быть. Присутствовать в этом моменте. Даже если это значило соврать. Он вспомнил то, как Коннор сидит в офисе. Как он видел модель RM700 танцующую под музыку. Он видел перед своими глазами, с какой ухмылкой на него смотрит Гэвин Рид. И этого достаточно.
РК900 становится всем, что он собрал. Ричард осторожно снимает свой пиджак, оставаясь в черной водолазке и закидывает его через плечо. Разворачивается к детективу левым боком и слегка сутулится, поставив левую ногу на нижнюю ступеньку барного стула, а вторую вытянув вперед до пола, постукивая ступней под легкий ритм. Он повторяет ухмылку, идеально успевая поднести микрофон к губам, чтобы произнести единственное слово этой песни: - Текила. Так просто.
Ричард слегка покачивается под музыку, пока его взгляд все еще блуждает по стенам бара. Но он все еще ничего не чувствует. Ни смущения, ни уязвимости, ни страха. И тогда он переводит взгляд прямо на Гэвина Рида, который также следит за ним, распивая пиво. Ричард слегка наклоняет голову в бок, взъерошивая свои волосы. _10 - 9 - 8 - 7_
6. И Гэвин Рид делает глоток, а затем небрежно облизывает губы.
_ 5 -  4 - 3 - 2 _
Ричард вскидывает брови,
- Текила, - улыбается прямо детективу. А затем облизывает свои губы, словно отвечая на жест.
Вся эта ситуация Ричарду комична. Но он чувствует… веселье? Он замечает, как меняется в лице детектив в ответ на его действия. РК900, не РК800. Но что делает его другим? Холодное спокойствие во взгляде, которым он скользит по лицу Гэвина Рида. Невозмутимость. Голод. Упорство. Желание взять верх. Забрать то, что нужно ему.
Ричард поворачивается к детективу и выдыхает последнее:
- Текила.
И встает, выключая микрофон и передавая его официантке. Спектакль окончен. Он набрасывает пиджак на свои плечи, проходя мимо детектива к барной стойке. Ричард заказывает себе тириумный коктейль с каким-то незапоминающимся названием и еще одну пинту пива, а затем возвращается к напарнику.
- Странный у вас музыкальный вкус, детектив. Но думаю, что вам больше бы понравилось увидеть Коннора на сцене.
Им принесли напитки и РК900 сразу же оплатил свой счет. Больше пить он не намеревался.
- Уверен, что вам многое в нем нравится больше.
Ричард наклонился чуть ближе к детективу, вдруг слегка коснувшись его щеки своими пальцами. Это было секундное касание, которое РК900 тут же прервал, отодвинувшись и отпив своего напитка. Не запоминающийся.
- Ваша температура тела поднялась, когда я обмолвился о Конноре. Но мы можем винить в этом алкоголь. И только алкоголь.
Ричард слегка пододвинул новую пинту поближе к детективу.
- Так что же вам так нравится в моей предыдущей модели? Помните разговор в машине? Хотелось ли бы вам, чтобы я был Коннором или чтобы я был лучше Коннора? Вам стоит хорошо подумать, детектив.

Отредактировано RK900 (10.12.18 02:32)

+1

4

Незатейливая музыка заливает зал. Рид заливает в себя алкоголь, которого и так уже чересчур много в его организме. Обычно это плохо заканчивается - где-то на улице в снегу. Порой в салоне такси, если Тина оказывалась рядом. Но сейчас, вроде как, все под контролем. Его андроид занимает место на стуле, готовясь выиграть в караоке. Детектив устало потирает макушку и взъерошивает волосы, пока шоу еще не началось. Но поднимая голову встречает что-то совсем другое. Мужчина чуть щурится и поддается вперед, жадно ловя все изменения, произошедшие в напарнике: больше нет идеальной осанки; так правильно выставленная, бесконечная длинная нога; легкая улыбка. Гандон, может когда хочет. Гэвин сглатывает, не отрывая взгляда от слегка выступившей белоснежной щиколотки. Пытается рассмотреть что-то еще, но плотный крой надежно скрывает все тайны своего хозяина. Были ли там волосы? Родинки?
Одно слово выбивает его из комы, заставляя вновь всматриваться в чужое лицо. Ричард знает это, отвечая взглядом на взгляд. Он ничего толком не делает, лишь расслабленно бьет ногой в такт, да чуть покачивает головой. Черная водолазка идеально подчеркивает его лебединую шею, принуждая детектива как можно скорее приложится к бутылке. И РК ловит каждое его движение, не забывая все также подло улыбаться, вновь произнося текила. Облизывает губы ровно после того, как это проделывает мужчина, отрываясь от бутылки. Машина дразнит его? Ей ведь незачем так делать, синтетические губы не пересыхают. Гэвин начинает аккуратно отдирать этикетку с бутылки, ловя флешбеки с их работы под прикрытием. Рик тогда тоже облизал губы, прежде чем поцеловать его? Или это уже детектив сам дорисовывает картину в своем затуманенном мозгу?
Не важно. Не сейчас. Ему нравится эта игра. Нравится видеть, как 900 старается для него и только для него. Пытается он этим самым доказать то, что тоже умеет в человека? Подошел к очередной задаче с должным профессионализмом? На самом деле заигрывает с Ридом? Он не знает, не хочет даже думать об этом. Сейчас его робокоп стал настоящим мальчиком, таким естественным движением взъерошивая свои прилизанные волосы. Ох, подойди поближе, дай дяде полицейскому тебе помочь выглядеть чуть развязнее, чем требует этого ситуация. Ричард выглядит так, словно исполнять идеально идиотские приказы всегда было его хобби. Выполнять так хорошо, до жара в животе. С таким придыханием умудрятся произносить всего одно слово, наполняя его такой горячностью. Ведь это не мужчина бредит, правильно? Ведь все замечают, как в зале стало душно?
Музыка замолкает. Слышатся какие-то смущенные хлопки, но детектив не присоединяется к ним. Он продолжает отдирать этикетку у бутылки, полностью пытаясь сконцентрироваться лишь на ней. Дерьмо, такими темпами он начнет подозревать микроволновку в сексуальных домогательствах. Блять, надо покурить.
Рид затравленно озирается, но нет ни одной мало-мальски знакомой рожи, которая была бы готова отдать ему вообще все на свете, лишь бы он отъебался поскорее. Вон Фаулер еще кулаком ему грозит и явно намеревается двинутся в его сторону, но, видя подошедшего Ричарда, останавливается и знаками показывает, что следит за ним. Капитан, я ни в чем не виновен. Капитан, я не просил своего андроида так себя вести. Нет, капитан, я не пойду к штатному психологу, ведь я уверен, что машина пыталась меня соблазнить. Что, оставить значок и табельное? Хрена лысого.
Мягкий голос вновь возвращает его в реальность, в которой он едва не показал Джеффри средний палец. Матерь Божья, это было бы действительно неловко, вспомни потом кто-нибудь из них этот момент. Надо бы отблагодарить напарничка за спасение его задницы. Но сначала разобраться, что еще за скрытые таланты в нем скрываются. Шоу Голос еще идет? Можно ли туда отправить робота-детектива? О, новое пиво.
Гэвин отставляет подальше пустую и раздетую бутылку, двигая поближе пинту. Это странно, ведь мужчина явно не заслужил такого угощения со стороны Рика, но кто он такой, чтобы спорить с подарками. А потом летит фраза, после которой мужчина вспоминает: кнут и пряник. И, кажется, время второго давно прошло, оставляя его наедине лишь с этим тягучем ощущением. Как будто мама застала за просмотром порно. Уши вспыхивают в очередной раз. Блять, может на щеках видно не будет. Может синяки прикроют собой все?
- Ты сам сказал недавно, что в лип-синк баттле победит Коннор. Я старался смягчить твой позор, но ты справился неплохо. Так что да, хотелось бы увидеть теперь и твоего братца за этим занятием.
Ему интересно, каков на вкус напиток Ричарда. И в то же время очевидно, что скорее всего это будет смертельно для человека. Может однажды, когда жизнь его доконает окончательно, он закажет себе что-то подобное и откинется, написав предсмертную записку, в которой будет обвинять всех на свете в своем выборе. Начиная от правительства и заканчивая Сэмом, сожравшего сегодня его скромную яичницу.
Его прошибает. Пальцы воздушно оглаживают его щетинистую щеку, а Рид, баба такая, тянется за этой секундной лаской. Как собака готов лизать бьющую его же руку. Но это все проходит так быстро, что, открыв глаза, мужчина не уверен сам в себе: а было ли это? Может он уже начал потихонечку отключаться? Ощущение было таким реальным, таким ласковым. Так может только машина, четко выверив свои движения. Гэвин жмурится, потирает уставшие глаза и делает очередной глоток, стараясь заглушить хотя бы желание покурить. Чтобы не слышать эти позорно-жгучие речи Ричарда, который так кстати сам же пододвинул новый стакан к нему. Как будто бы старается помочь соврать Риду себе же самому. Со стороны все в порядке: они сидят вдвоем, болтают, пьют. А на душе уже не просто кошки скребут - там носится целый зверинец, стараясь разорвать его. Да, блять, пожалуйста. Скорее. Тут убивают человека, ворошат его душу. Беззащитного и пьяного. Помогите, спасите, полиция.
Ему ничего не нравится в этих братьях. А хочешь, понравится вообще все, только прекрати так по-доброму смотреть, изучая каждое изменение. Прекрати анализировать то, что сам Гэвин не хочет анализировать. Оставь. Но его не слышат. Возможно для этого стоило бы открыть рот, но детектив слишком напуган. Тем, как жар разливается в нем, стоило Ричарду придвинуться чуть поближе. Тем, как в памяти снова и снова проецируется этот небольшой вырез с рубашки, открывающий доступ в неизведанные дали. Трогают ли себя андроиды? Позволяют кому-то делать это с собой по своей воле? О, будь Рид одним из них, то определенно бы поддался такому искушению, позволяя жалким людям изучать свое тело, но не касаться его.
- А разве ты не лучше его? - наконец из тысячи ответов находится один. Кажется, это можно посчитать как комплимент. Но мужчина выбрал его, чтобы просто прикрыться. Он уже знает, что Ричард никогда не будет лучше Коннора. Он может играть в живого, но не быть им в жизни. 800 не старается, когда общается с другими или позволяет себе сесть не так, как прописано в его программе. А вот голубоглазка выдала из себя то, что так хотели увидеть остальные. И в особенности Гэвин, но он не возражает. Ему нравится, он готов подыграть. В конце-концов, когда еще представится такой шанс.
- Ты, он, - детектив поднимает пинту в воздух, показывая куда-то наверх, - вы вообще в курсе, как горячо выглядите? Это незаконно, знаешь ли. Мужчина вновь отпивает и облизывает губы, поворачиваясь полностью к Ричарду. Он все еще ловит каждый его взгляд. Такое внимание льстит и развязывает язык лучше алкоголя. - И Коннор, зуб даю, умеет этим пользоваться. Понял, как можно в общество интегрироваться. Он очень кокетливый, не находишь? Эти черные глаза скрывают что-то совсем неприличное. В тихом омуте, как говорится, черти водятся. В твоем ведь тоже?
Вот и Остапа понесло. Рид чувствует, что он ушел уже куда-то в сторону своих фантазий, но тут ничего не поделаешь. А, поделаешь. Вон кто-то обляпался своей синей жижей. Движения и так были ни к черту, а сейчас были совсем какими-то деревянными, но Гэвин умудряется наклонится чуть вперед и подхватить железку за подбородок, большим пальцем проведя по нижней губе. Тириума там особо и не было, просто чуть посинело. Но он не спешит, слегка надавливая пальцем и отводя губу вниз. Как же приятно были выполнены эти сученыши. Словно в трансе, детектив еще раз проводит подушечкой из стороны в сторону и, случайно, задевает ряд белоснежных ровных зубов. В Ричарде все можно было так описать, от чего хотелось то ли любоваться, то ли все разнести к хуям. Но мысль не успевает додуматься, когда чужой язык касается его пальца самую малость. Его прошибает. Нет, сносит нахуй. Рид отдергивает руку и прижимает к себе, как будто бы обжегся. Может так оно и было? Ричард все еще молчит, лишь лыбу свою натянутую выдает, да пьет. Гэвин тоже возвращается к пиву, но перед этим облизывает собственный, чуть синий палец. Горький, отвратительный на вкус. Чуть покалывает язык. Срочно запить это.
- Может познакомишь меня с ними, - наконец заканчивает свою мысль детектив. - Сегодня? Вниз наконец спускается виновник его нервного срыва в сопровождении Андерсона. Старик отказывается от микрофона, а вот мелкий чуть замирает, прежде чем принять его. Это определенно то, что мужчина хотел увидеть, но если сейчас клюнет рыбка покрупнее, то он постарается справиться с такой утратой. Посмотрит потом у кого-нибудь из коллег.
- Сейчас? - невинно продолжает Рид, опуская руку и сжимая коленку андроида. Они никому не были интересны, всю славу забрал золотой мальчик. - Я готов променять звездный час Коннора на тебя, идет? Рука оглаживает все выше, изучая, наслаждаясь своей вседозволенностью. Пока Ричард не ломает всю тишину своим тихим согласием, встав со своего места. Даже подозвал официанта, попросив счет за своего напарника. Детектив хочет побычить, но быстро утихает, понимая, что деньги будут еще не скоро, а такую подачку можно и простить. Мозг только подленько напоминал о том, что кто ебет, тот и платит. С другой стороны, разве он возражал?

Шаг дается тяжело. Все-таки словил он перепела. Ноги то и дело заплетаются, но сейчас поддерживающий его рядом Ричард даже не вызывает особой волны раздражения. Наоборот, приятно. Он уже отвык от чьей-то заботы, пускай и непрошеной.
По дороге он все-таки доебывается до попавшегося под руку Криса, вымогая у него целую пачку сигарет. Этот урод курил раз в день, зато всем с радостью стрелял маленькую никотиновую прелесть. Пытался, блять, почувствовать себя полезным? Иди тогда и займись нормально делами, а не штаны в участке просиживай, защищаясь отчетами и разбором архива. Для этой работы есть миленькие девочки, приходящие на практику.

Они выходят на пустую темную улицу. С неба начал идти снег, припорошивший все вокруг еще сильнее. Рано еще ведь, Р-А-Н-О, тут декабрь еще не наступил. Рид зло пинает небольшой сугроб, чуть не падает в него же и, успокоившись, закуривает. Ричард наверняка заказал уже такси, можно опять хуи гонять. Но надо бы уже отвыкнуть от этого дерьма, а то потеряет всю свою независимость и самостоятельность.
В глазах на секунду темнеет, а по телу пробегает жар. Блять, ощущения просто пиздецкие. Детектив закидывает голову назад и пытается продышаться, но уже чувствует удушающий ком, крадущийся по горлу. Ебанный в рот, но не сейчас же. РК, вообще отъебись, тут сейчас будет третья мировая.
Но Ричард рядом. Не мечется в панике, но и явно не спокоен.
- Рик, съе... - остаток фразы теряется в порыве рвоты. Сука, ему самому от себя было бы противно, не подавляй алкоголь чувство совести. От блевотни исходит пар и ядреный аромат, из-за которого глаза начинают слезится. Еще и на ботинки свои попал. А этот как? Гэвин выпрямляется, когда чувствует, что желудок пуст. Ричард не отделался такой же малой кровью, как сам виновник. Рукав, часть водолазки и брюки - все было в Риде. Мастер соблазнения. Интересно, почему у него не клеятся отношения?
- Бля, пардоньте. Вот и все, что он может выдавить, покачиваясь на месте. Остается надеяться, что такси будет одно из этих новомодных, беспилотных. Иначе их выгонят. Детектив нагибается и берет ком чистого снега, стараясь им оттереть хотя бы куртку. Вот теперь хуй знает, от чего все-таки горели щеки - мороз или он все же ебобо? А еще зубы теперь так отвратительно скрипели, хоть пальцем три.

+1

5

РК900 ошибся в расчетах, провалился в тактике и оказался в очень внезапном положении дел. Он понимал, кто он такой - вечный наблюдатель, впутавыющийся в личное пространство детектива Гэвина Рида. Программа, способная изменить продуктивность взрослого человека. Не главный герой истории. Поэтому все, к чему он был готов - это к подтверждению своих теорий: о том, что Гэвину одиноко, о том, что Гэвин подавляет свои желания, о том, что… Но явно не о том, что детектив покажет интерес. В нем. Ричард ждет подставы - беглой эмоции презрения, насмешки, привычных жестов и слов. Но этого не происходит и процессор рвется от будоражащего незнания. РК900 не знает, что Гэвин делает сейчас и почему он это делает. Ричард отпивает своего коктейля, стараясь просто закончить этот напиток быстрее, чем в баре наступит полный хаос из пьяных поющих полицейский; быстрее, чем Гэвин Рид учудит еще что-то. Но не успевает. Когда его губ касаются пальцы детектива, РК прошибает. Он застывает, пытаясь… понять. ПОНЯТЬ. АНАЛИЗИРОВАТЬ. ВЫПОЛНИТЬ ЗАДАЧУ. Он оценивает расширенность зрачков, ищет ответы во взгляде, в реакции - и Ричард осторожно касается подушечки пальца своим языком, слегка скользя по поверхности. Детектив прерывает прикосновение. РК900 разочарованно смотрит на то, как его сменяет Коннор на сцене. Вот и все - представление окончено. Ричард собирался сделать свой ход на перетасованной шахматной доске, когда его коленки касается чужая рука. И снова правила сметены в секунды, фигуры ходят сами собой. Процессор цепляется за программы, чтобы просто найти соответствие, а Рид предлагает. И предлагает он то, чего так жаждет Ричард, но никак не может добиться. Побыть в главной роли. РК900 сжимает свои руки, он ведь понимает, что выдает желаемое за действительное. Программа приходит к выводу: детектив Рид хочет сексуальной разгрузки. И Ричард молча соглашается: не программе, не Гэвину Риду, а себе, что сейчас не время, не место, не то положение дел. Он расплачивается за счет, чтобы поскорее вывести детектива на улицу. Задумчиво оглядывает оставшихся в баре, а затем выходит на свежий воздух.
Гэвин буянит, как малое дитя. Отбирает сигареты, пинает снег, его руки мерзнут от ночного холода. Ричард лишь видит цифры, заказывая такси, и вероятность того, что детектив поскользнется. Кстати, очень высокая. Он помогает мужчине дойти до дороги, придерживая за за локоть. А потом организм Гэвина не выдерживает. Ричард молча ждет, пока Рид опустошит свой желудок. Молчит и когда видит испачканную форму.

В такси теплее, Ричард снимает испачканный пиджак и оставляет его чуть подальше. Детектив Рид выглядит отрешено, невольно оценивая нанесенный урон. РК лишь вздыхает, осторожно коснувшись ладонью спины напарника и легонько похлопав. Жест поддержки. Все хорошо. Но у Гэвина явно не все. Как только детектив бросает на андроида взгляд, Ричард убирает руку. Передумал? Теперь ему 900 опять неприятен? Интересно. РК подсаживается чуть ближе, возвращая свою ладонь обратно на спину. Он не спешит, поглаживая плечо, скользит к лопаткам и обратно. Ричард задерживается на позвоночнике, надавливает большим пальцем и спускается рукой вниз к ребрам. Куртка детектива мешает оценить реакцию. Они все еще сидят молча в тишине, развернувшись к разным окнам такси. РК доходит ладонью до талии и убирает руку. Ему нужно увидеть реакцию, ощутить человеческие эмоции через призму чужих глаз, но лица детектива не видно. Лишь слегка покрасневшие кончики ушей оправдывали затраченные усилия. Когда такси остановилось, Ричард помог Гэвину выйти, прихватив с собой грязную форму. РК ухмыльнулся, чувствуя странное дежавю. Только теперь детектив выглядел смятенным, задумчивым, словно его мысли клубились вокруг Ричарда, но при этом оказывались где-то далеко.

Когда они подошли к квартире, Гэвин на секунду оглянулся. Что было в его глазах? Отчуждение. Нерешительность? РК знал лишь одно: его позвали, его пригласили, его хотели. Он мог просто дотянуться своими пальцами до шеи детектива, развернуть его к себе и взять то, что предлагали. Но не видел в этом смысла. Это было не то, что ему нужно. Он зашел, закрыв за собой дверь, все еще выбирая между сотнями путей, стратегий и решений. Но на самом деле Ричард ждал чего-то… как в баре, когда все фигуры летят на пол и конь ходит так, как ему вздумается. В квартире полумрак. Гэвин что-то промямлил про домашнюю одежду и ушел в комнату. Дежавю. РК ждет, в немой надежде, что с футболкой и штанами Рид не поставит ему условие: вот твой стул, там и сиди. Ему хотелось понять, как будут меняться условия игры между ними и возврат к старым был бы… непродуктивен.
Гэвин протягивает андроиду очередную потрепанную майку и черные спортивные штаны и отворачивается, словно занятый своим делом. Ричард ждет пару секунд, принимая смену хода. Что же, теперь его правила. Он снимает свою водолазку, осторожно подходя к детективу. Он знает, что Рид слышит его. Знает, что тот ждет его хода. Как и он сам, Гэвин в нерешительности. И РК надеется, что мужчине так же интересно. Ричард встает за спину детектива так близко, чтобы его грудь касалась спины мужчины. Он чувствует жар чужого тела, резкие напряженные мышцы. Этого недостаточно. РК кладет руки на плечи Гэвина, помогая стянуть куртку, а затем моментально перехватывает чужие запястья, крепко сжимая их за спиной. Ричард наклоняется к его уху, регулируя температуру дыхания и тембр голоса. Он пересоздает записанный в голове когда-то. Тембр чуть выше, с нотками… как там говорил Рид в баре?.. кокетливости.
- Детектив Рид, - плавно, с улыбкой и на манеру РК800 начал андроид, чтобы резко перейти обратно на свой собственный - отчетливый и низкий.
- Вы не готовы к моим демонам. - Ричард провел свободной рукой по шее Гэвина, поглаживая большим пальцем артерию и заставляя инстинктивно откинуть голову назад, ближе к нему. Пульс повышен. Он боялся заглядывать в чужие глаза сейчас. РК прижал свои губы к виску детектива, продолжая игру.
- Но если вам нужна компания на ночь, я могу что-то придумать. - Он играл с голосом снова. Улыбаясь, полностью копируя. Потому что ни он, ни Гэвин не готовы были играть эту партию серьезно.
Ричард отпустил чужие руки и отступил на шаг назад, наклонив голову и с интересом разглядывая своего напарника в новом свете.
- Так чьих же демонов вы хотите? Коннора? Или мне вызвать Трейси? Или, может быть, своих?

+1

6

Да, это было беспилотное такси, слава всем Богам. Которое должно быть максимально комфортным для пассажиров, но не для всех. Один из них сейчас обливался десятым потом, ведь тошнота подступила вновь, стоило им самую малость отъехать. Кондиционеры Рид не признавал - хрень собачья. Ему нужно было ощущать воздух всем лицом, чтобы глаза слезились от морозности, а не ловить каждое случайное дуновение.
Поэтому сейчас, прислонившись лбом к полуопущенному окну, детектив старался отдышаться. И вовремя сбрасывать пепел на улицу от очередной сигареты. Думать становилось легче, но осознавать ситуацию абсолютно наоборот. С тошнотой сами мысли будто бы очистились, не только желудок. Не окончательно, но смотреть на вновь испачканную форму было даже немного неловко. Как и на свое собственное поведение. Остается лишь тихо матерится сквозь зубы и выкинуть окурок в проем, едва не выронив его обратно в салон из-за чужого касания. Он весь замирает, но рука миролюбиво хлопает по плечу. Вот так просто, как будто успокаивает. Гэвин старается не смотреть на владельца. Или хотя бы не так заметно. Но не выходит, а Ричард убирает руку, также быстро, как испуганная куропатка вылетает их кустов при звуках выстрела. Место, хочется сказать детективу. Знай свое чертово место. И будто бы не он так жадно сжимал чужое бедро. И будто бы не с ним флиртовали каких-то двадцать минут назад. Как будто бы во сне происходили все те вещи, за которые можно было не отвечать.
Рид ругается и отворачивается, вновь подставляя лицо холодным струям ветра. Ему не нравится такое поведение в себе и то, как его развели. Иначе и не скажешь. Мужчина поджимает губы, стоит вновь почувствовать прикосновения. Такие аккуратные, будто трогают дикого зверя, на секунду вышедшего к людям. Они изучают всю его спину, пускай и через холодную кожаную куртку, которую давно пора была сменить на зимнюю. Пальцы чуть постукивают, оглаживают. Вот тут есть пулевое ранение, но ты об этом не узнаешь. Здесь возле талии шрам. И еще множество других мелких историй, о которых он не хочет рассказывать. И всего на секунду ладонь перемещается чуть ниже, но этого хватает. Его телу хватает, чтобы вспомнить, почему это все происходит. Насколько же он был согласен сейчас?

Да, все еще хочется. Все еще интересно. Гэвин соглашается наконец с самим с собой,  устав от этого мозгоебства. Принимает помощь андроида при выходе из такси, без стеснения разглядывая его лицо. Что затеял РК ему было неясно. Лишь одно грело - черти все-таки водились. Иначе не стояли бы они сейчас здесь, а Рид не искал бы в себе храбрости с ними познакомиться. Казалось, что его пьяный разум смог все-таки нащупать ящик пандоры, а пальцы чуть приоткрыли его. Что же там скрывалось. Из чего же был соткан этот ублюдок, тихо возвышавшийся над ним сейчас, не берущий на себя командование. Так бы всегда, Рик. Так бы всегда...
Мужчина вздыхает и ковыляет к своему подъезду. Ведь так было бы не интересно. У них весь департамент был завален обычными, послушными болванчиками. Они делали все, даже сейчас особо не возражали. Не все были фанатами девиации. Этот, вроде как, тоже. Но все-таки стоит сейчас тут, сам себе на уме. И Риду на секунду становится бессознательно страшно. Он не может вычленить причину, просто ощущает это. То, как спокойно Ричард из абсолютного безэмоционального превращается в полуживого? То, что он совершенно без причины согласился на его пьяные подкаты? Гэвин ведь никогда не претендовал на ясный ум в их компании, так за этим скрывались личные мотивы все-таки? Какую роль в них играл сам детектив?
Но отступать он не намерен. Надо просто собраться. Просто перестать забивать голову глупостями. Он здесь дает указания. Он пригласил жестянку на ночное продолжение банкета, а та согласилась. Все, конец истории. И хватит постоянно смотреть на него, стоит уже открыть чертову дверь в квартиру.

Сегодня дом не внушал спокойствия. Животные не отреагировали на их приход, так что отвлекаться приходилось на свою собственную координацию и попытки снять обувь.
- Ты знаешь, где стиралка. Подожди, найду тебе одежду.
У него не бывает гостей. Гэвин не заказывает себе проституток, не шляется по барам в поисках случайных связей. Ему это все неинтересно, да и к тому же работа занимала слишком много времени. Плюс последнее, что ему хотелось бы видеть, так это убитого человека, с которым он проводил время. Именно поэтому он нервничает как никогда. Чересчур долго перебирает ящик с одеждой, не понимая, нужно ли это вообще. Они вроде не за чаем сюда пришли. Блять, Рид, соберись. Вот эта в самый раз. Принт уже плохо читался, но ее покупали и не ради этого, а чтобы дома хоть в чем-то бегать. К ней вслед выуживаются простые спортивки. Пижама для робо-мальчика готова, а что теперь-то делать? Не чай же ему заваривать, в самом деле. Вещи, надо отдать вещи.
Мужчина возвращается в коридор, где РК просто притворялся частью мебели. Кажется весь боевой настрой пропал не у него одного, хах. Гэвин неловко отдает все и отворачивается, не зная, чем себя занять. Куда же подевался весь тот раж. Неужели все дело в том, что кто-то слишком много пьет и быстро трезвеет. Детектив устало трет глаза и прячет лицо в ладонях, пытаясь собраться с духом. Попал. В его прошлых отношениях Рид был заводилой лишь на словах, да на драках. В остальном же его запал куда-то пропадал.

К спине вновь касаются, от чего детектив вздрагивает и замирает. Точно как напуганный зверек. Жар в очередной раз разливается по телу, стоит лишь взглянуть на длинные белые пальцы, помогающие ему избавиться от куртки. Дорогой, наш малыш сделал первые шаги. Какой из них? Тот, что поумнее.
Да, вот почему они сейчас здесь. Потому что Гэвин забыл, что думают обычно не членом, а головой. Что все решения будут потом на что-то влиять, а сегодняшняя столь щекотливая ситуация ему определенно аукнется в будущем. Чего может хотеть жестянка. Нет, не правильно. Чего может хотеть Ричард? Он ведь более хитрожопый из них всех. Будет требовать равных прав или подчинения? Риду плевать, он все это время ведет себя как амеба, потеряв всякий интерес к происходящим делам. Ведь машина не просто помогала вести следствие - она его вела, сама. А детектив здесь был для галочки.
Мужчина не успевает поддаться этим эмоциям, ловя вторую волну наслаждения. Сильные руки сжимали его запястья именно как надо: умело лавируя между гранями боли и удовольствия. Гэвин даже не пытается подавить тихий стон, когда андроид наклоняется чуть вперед. Даже тени беспокойства не появилось, когда один привычный голос сменился на другой, более добродушный. Лишь сознание дергалось, не зная, какие картинки нужно показывать своему обладателю.
Рид ломается уже на первой фразе.
Вновь эти пальцы так беспощадно оглаживают его шею. Мужчина выгибается назад, на встречу этим ощущениям. Сейчас быть ведомым ему нравилось, это была как раз та разрядка, о которой он мечтал. Не убийства, не расследования и работа в поле. Просто поцелуй в висок. Вот, чуть чужой ласки. За которой ничего не последует, никаких обязательств. Никаких служебных романов, глупых обид и ссор. Им не нужно будет проводить праздники вдвоем, пытаться найти отпуск одновременно и строить будущее. Гэвин не умеет в это. Не хочет как заботиться о себе, так и о других, подстраиваясь под другой распорядок. Пытаясь в эти чужие условия. Именно поэтому он принимает наконец то, что происходит. Принимает манящий голос, принимает свои ублюдочные желания, принимает Ричарда. Даже когда тот просто играет с ним. Риду не жалко, он не был высокого мнения о себе.

Жар уходит с чужим телом. Детектив смотрит на белоснежный торс вполоборота. Находит ключицу и ставит грустную галочку напротив того, что здесь родинка даже и не планировалась. И это изменение голоса начинает резать его уши. В темноте он находит эти глаза, смотрящие с таким ехидством, таким превосходством.
- Какая же ты блядь, а не само совершенство.
Кажется его поимели. Обида, вот что точно накрывает его с головой. 900 слишком хорош для него, да? Вон, выбирает варианты попроще. Под его уровень, так сказать. Рид бы плюнул, да пол мыть с утра будет крайне затруднительно, если он вообще об этом вспомнит. Поэтому мужчина разворачивается и уходит обратно в комнату, садясь на диван и закуривая. Коты сонно что-то пробурчали, стоило чуть громче, чем нужно было, переставить пепельницу. Надо было заканчивать этот спектакль. Выгнать урода на ночь, пусть сам стирает свои вещи. Нехуй было стоять истуканом.
Но он тянет, выпуская дым носом. Обида была ему столь же родным чувством, как и следующее после чувство гнева, с желанием объяснить, почему так делать не стоило. Из темноты как раз появляется эта причина, так неприлично привлекая все внимание к себе одному. Все еще без футболки, а ведь Гэвин старался, пока выбирал ее.
- Коннора, - отвечает в тишину мужчина с очередным дымом. И по-хозяйски разваливается на диване, широко расставив ноги. Лицо напротив бесценно. - Жаль, конечно. Приглашал я Ричарда, но тот явно не в настроении. РК выходит наконец из коридора, но все еще остается на расстоянии. - Так что будь добр, раз ты так хорошо меня знаешь. Детектив жестом подзывает застывшего напарника, но тот не двигается с места. Ну, ничего не поделаешь. Тогда Магомед сам подойдет.
Рид неспешно докуривает, все еще глядя на своего андроида, как на какую-нибудь статую в историческом музее. Красив, как же он, блять, красив. Сигарета, наконец, находит свое пристанище в пепельнице, а Гэвин поднимается с насиженного места. Также не торопясь подходит вплотную к 900, обнимает его за голую талию и чуть притягивает к себе. Опускает чуть ниже, большими пальцами надавливая чуть выше тазобедренных косточек. Оставшиеся беззастенчиво оглаживают чужой упругий зад. Ебучая разница в росте сейчас не так сильно беспокоит. Если Ричард не хочет, то пусть это все достается Коннору. В этом жестянка была права - детектив устал. От своих собственных загонов, злости, неудовлетворенности. Он старается вложить все эти эмоции в поцелуй, который приходится чуть выше ключицы. Чуть прикусывая, ощущая лишь твердость под собой. Да и похуй. Ему нравится та покорность, нравится ощущение от происходящего. Раз сегодня выпал такой шанс, то он им воспользуется.
И тянется выше, к шее, не забывая оглаживать пальцами все доступные зоны. Отрывает лишь на секунду, чтобы за подбородок притянуть к себе поближе Ричарда. Проводит языком по его нижней губе, прежде чем полностью проникнуть внутрь, жадно оглаживая все, до чего только можно дотянутся. Зубы, небо, искусственный язык. Нет никаких препятствий, но Гэвин не убирает руку, перемещая ее ближе к щеке. Совсем не так, как когда РК пытался спрятать его от преступника. Чуть оглаживая большим пальцем, но не давая отстраниться, когда воздух заканчивается.
Вторая же времени зря не теряла, аккуратно проникая под резинку брюк. Изучая непривычную твердость, пощипывая и сжимая. Насколько это было возможным. Рид пытается притянуть андроида еще чуть ближе, вжимаясь в него тазом и ощущая, что, черт возьми, Камски все-таки больной ублюдок. От новой информации собственный член чуть заинтересовался происходящем, но спасибо хоть, ситуация все еще была под контролем.
Детектив отрывается ото рта, вновь выцеловывая на щеке лишь одному ему известные узоры. Свободной руке тут же находится занятие. Гэвин осторожно оглаживает чужой член сквозь ткань брюк. Какая приятная мелочь. Может Хэнк все-таки поебывает своего мальчика? Прежде чем лезть, следует ознакомиться с их информацией все же, которую им высылали.
- Да и зачем вызывать Трейси, когда одна из них уже здесь? Мужчина наконец отпускает чужую задницу, но ровно для того, чтобы переместить руки на затылок и сжать жесткие волосы, закидывая тем самым голову назад. Шея даже в темноте комнаты выглядела слишком потрясающе, чтобы продолжать оставаться все такой же безнаказанной. Рид тянется вперед, вылизывая ее и целуя. И зацепляется за расширенные светлые глаза. Они выглядят охуенно. Все лицо, все его тело, но Гэвин все еще не чувствует удовлетворения за раннюю обиду.
- Может станешь чуть раскованнее? Или ты из тех, кто только на словах Лев Толстой? И закрой уже свои глаза, все портишь их цветом.

+1

7

Ложь. Гэвин не может просто так проиграть, и Ричард это знает. И за словами “Коннор” кроется очередной ход, который РК рассчитал лишь относительно. На этом и прекращается ряд моделируемых событий, оставляя после себя негу незнания, предугадываний. Ричард стоит, потому что он знает - Гэвин должен сделать чуть больше, чтобы удержаться в игре. Выбить его, пробить всю оборону -  одного повтора предложенных действий недостаточно.
Когда детектив подходит совсем близко, Ричард в очередной раз изучает. Удивительные существа - люди. Считают себя банальными, но полны стольких мелочей и новых изъянов, которые невозможно собрать за вечность. Так он и смотрит на  человека перед ним, человека, который кладет руки на его талию, поглаживая все идеально искусственное, а посему до невозможности чужое. Ричард молчит, лишь прерывисто дыша, словно стараясь совпасть с частотой Гэвина, понять что-то еще для него скрытое. Эта новая ступень их игры и он пока не понял, нравится ли ему.
Он не чувствует прикосновений и тепла, лишь отголоски, похожие на технические монотонные проверки покрытия в CyberLife. Но в том, как его касается Рид, он чувствует свою волю. Ричард старается уловить прикосновения и отделить их от тех, которые заданы его опытом и программы. Он чувствует себя слепым и каждое движение, совершенное с ним, он берет как первое в своей жизни. Когда детектив целует его, РК не вспоминает о том, что было на задании. Он ощущает лишь то, что есть сейчас. Процессор выдает совпадения, мотивы, пульс детектива, но все это складывается лишь в одну картинку. Ричарда желали, и где-то внутри, в какой-то маленькой строчке кода, он сам желал быть желанным. Но не сейчас, не здесь; ему ведь нужно больше. Больше влияния, доверия, воздействия. И пока эта игра продолжается, есть шанс выиграть. Он чувствовал чужую руку на своем члене так же, как чувствует любое другое прикосновение. Программа выдает ошибку действия, а Ричарду все еще интересно понять, когда же Гэвин Рид остановится. И тот вдруг хватает его за волосы, оттягивая назад, смотря прямо в глаза. Прямо в его глаза, желая его, но при этом продолжая свою стратегию. РК900 ухмыляется, он польщен до глубины своего тириумного насоса.
- Как пожелаете.
И он перехватывает руки Гэвина снова, нависая над ним. Смотрит в его глаза, в шрамы, заглядывая изнутри в темное прошлое. Он дышит тем же темпом, тириум бежит по венам в том же ритме - программа позаботилась. Вот они два существа - обремененные друг другом.
- Только есть разные возможности не видеть мои глаза, детектив.
Ричард осторожно ведет ладонями до плеч Рида, настолько легко, что прикосновения едва ощутимы, а затем надавливает, разворачивая мужчину от себя и подталкивая к стене. Программа все еще не уверена в успехе действий, но РК все равно решает продолжить. Следующий ход за ним. Андроид забирается руками под чужую футболку и тянет ее наверх, оглядывая открывшуюся для него картину расписных шрамов. Прекрасно. Ричард вздыхает, чтобы описать реакцию, а затем наклоняется, целуя чуть выше лопатки… и ниже, и по середине. Он вырисовывает свои узоры, систематически перебирая возможные места и уделяя особое внимание шрамам. РК900 спускается ниже, оставляя одну руку наверху у шеи, а вторую переносит на живот. Он легко прикусывает, не оставляя следов, ведет носом по позвоночнику, чтобы лизнуть старое ранение. Он видит истории, он видит жизнь, он ощущает соленый пот на своих губах и реагирует невидимые глазу движения чужого тела. Ричард впервые задумывается, что неплохо было бы обзавестись программой, которая поможет ему имитировать наслаждение. Он останавливается у поясницы, ведя своей рукой параллельно лицу. Пальцы скользят по животу, очерчивая пупок, и останавливаются у кромки брюк, чуть приспуская. РК хочет отомстить: за ключицу, за текилу, за препирания и глаза. Он поднимается и прижимается губами к шее, кусая сильнее, пока его ладонь проходится по члену мужчины через ткань. Вторая рука перемещается на ягодицы детектива, сжимая и чуть надавливая, заставляя качнуться бедрами вперед. Ричард просто повторяет совершенные действия, словно меняя их важность на поле. Оставалось последнее. Он целует шею в ее изгибе, отпуская детектива лишь на секунду, чтобы повернуть его голову к себе; вереницей поцелуев поднимаясь по челюсти, попутно помогая Гэвину развернуться полностью. Ричард вжимается в него, стукнув Рида спиной о стену. Он дотягивается до чужих губ и целует их так, как хотел. С попыткой достучаться сквозь пелену того, чем жил детектив до него. С попыткой показать свою позицию в этой игре:  вот он, ненавистный андроид, который останется в памяти Гэвина навсегда. Эта модель, этот прототип. Ричард целует губы, сжимая их и отпуская; он покусывает их, а затем проходится сверху языком - любимый кнут и пряник. Как только Рид отвечает, РК повторяет с большим напором. Они борются друг с другом, сталкиваясь языками и губами. Но Ричарду мало. Он подхватывает детектива под левую ногу, поднимая ее в колене и толкается бедрами. Ему интересно. Ему нужно ощутить реакцию на себя. РК чуть отстраняется. Все это время он не закрывал глаза, разве чтобы имитировать моргание. И сейчас он так же пронзал Гэвина своим взглядом. “Обманщик”. “Мне продолжить?”. “Можно?”. Читай, что хочешь. Но говорить что-то было опасно. Их спасала тишина, создавала сюрреалистичность ситуации. Поэтому Ричард ждал любого намека. И, когда Гэвин облизнул губы, чуть качнув головой, андроид принял это как вызов. Он вернулся в поцелуй, который, казалось, не прерывался, запуская руку в штаны. РК медленно провел ладонью по всей длине, слегка сжимая. Процессор выдыхался от ненормативности программы, но держался на паре работающих. Программа номер двадцать семь: комфорт напарника. Ричард кладет вторую руку на затылок детектива, придерживая за короткие волосы на затылке - так же, как тот держал его. Программа тридцать: контроль над любой ситуацией. Андроид двигает рукой чуть увереннее, меняя темп с размеренного на ускоренный. Программа неназванная: установление доверительных отношений с напарником. Он проводит большим пальцем по кончику члена, размазывая преякулят как любрикант по всей длине. Программа сто пять: определение своей позиции в рабочем коллективе. Ричард прерывает поцелуй, выдыхая на покусанные им же губы детектива, смотря на легкий румянец, на эти глаза, в которых всегда читается буря всего. Сколько же в тебе человеческих программ, связанных со мной, Гэвин Рид? Их лица все еще близко настолько, что синий цвет диода отдает на коже детектива. Такое ощущение, что в этом мраке Ричард единственный источник света. Гэвин вдруг цепляется за его плечо, от чего РК слегка напрягается. Он первый раз видит Рида таким: цепляющимся, разгоряченным, чуть открытым. Если прервать это сейчас… Ричард на секунду останавливается, принимая решение. В эту ночь он решает не бить козырем. Ладонь продолжает движения, ускоряя их, меняя меру нажатия. А Ричард просто смотрит. Он не дает Гэвину ни спрятать лицо в его плечо, ни отвернуться, крепко сжимая детектива в холке. Раз он дает слабину, ему нужна награда. И когда лицо Рида меняется из-за секундой неги, РК ощущает волну собственного удовольствия. Она проходит словно сквозь него, напрягая процессор излишком информации. Ровно секунда. Ради нее можно и потерпеть детектива с его скверным характером. Ричард достает свою ладонь и подносит пальцы к своим губами, облизывая их. А затем продолжает игру.
- Вы лжец, Гэвин Рид.

Отредактировано RK900 (28.12.18 00:39)

+1

8

На самом деле ему нравится чувствовать чужое доминирование, о чем он никогда и никому не расскажет. Нравится не только получать приказы, но и слепо подчиняться чужой воле. В меру, конечно, без фанатизма. И этот момент, когда его руки так внезапно оказались в крепком чужом захвате, выдавил из него все оставшееся приличие, на которое только был способен Рид. Отношение Ричарда к происходящему заводило, как будто бы начальный темп задавал человек, но машина его полностью переделывала под себя, переписывала все заранее установленные правила. Пускай даже и не высказанные вслух. И вот сейчас, снова, андроид все изворачивает так, как одному ему угодно. Закрыть глаза? А не пойти ли вам нахуй, закрыв самому, детектив? Не желаете ли полюбоваться своей белой стеночкой, пока я буду изучать ваш зад. О, а он ведь против. Мужчина даже рычит, когда его насильно разворачивают, ведь когда еще ему доведется увидеть настолько прекрасное лицо напротив, смотрящее на него так. Но подчиняется, не буянит и не ругается. Лишь выгибается навстречу этим мягким движениям, держась на самой грани от того, чтобы полностью не утонуть. Раствориться. В этих объятиях, в этих поцелуях, в этом внимании. Пальцы на шее заставляют лишь сильнее выгнуться, подставить самые нежные участки, самые беззащитные. 900 не нужно ничего говорить, он сам все видит и делает именно так, как нужно ему, Гэвину. И от этого проходит такая приятная волна откуда-то снизу, затихая в области сердца. Как давно он не ощущал этого жара на щеках. Как давно он не ощущал просто того, что его кто-то хочет, пускай и в таком странном эпизоде его жизни. Но Рид не хочет думать, он просто плывет по потоку дальше. Берет все то внимание, что ему готовы предоставить. Все те вздохи, что так щедро отдает Ричард. Смешно, кажется это заставляет его смущаться, но в таком сумбуре сложно отделить они эмоции от других. Чем он мог так удивить его совершенный сверхразум? Уж явно не цветом кожи или телосложением. Мальчик дорвался до его истории жизни? Ну что же, придется постараться, чтобы узнать о каждой отметине его тела. РК же любит вести расследования и решать загадки.
Ему не дают обдумать до конца то, из-за чего робомальчик так сладко вздыхает. Внезапный укус в шею заставил спереть дыхание, а член сильнее заинтересоваться происходящим. Бедный так и не получил пока должного внимания, но, судя по настойчивости, с которой Ричард его целовал, это вопрос времени. И вправду, буквально сразу же эти чертовски длинные бледные пальцы опускаются ниже, оглаживая его через ткань, не забывая также уделить внимание и заднице. Блять, и к чему тянуться. Мужчина тихо стонет, все-таки ближе прижимаясь к девятке и, так по-шлюшачьи, сам начинает тереться об него. Завтра ему будет стыдно за такую слабость, но до завтра еще нужно дожить. Вдруг Бог сжалится и пошлет ему ночью инфаркт. И ебись оно все дальше конем.
Гэвин поворачивается очень охотно. Ему хочется не только ощущать, но и видеть вновь эти идеальные черты лица. Видеть, как его пожирают чужие глаза. Это даже пугало, то, с какой жадностью Ричард отдавался процессу, да и к тому же ни с того ни с сего. Детектив сильно сомневался в том, что он действительно мог как-то на это повлиять, ведь иначе где его толпы фанатов, просящих еще больше пикаперских фразочек.
Почему его целует только машина? Рид вредничает, прежде чем ответить с каким-то животным порывом. Зубы стучат друг о друга, края губ треснули и саднили, но это не останавливало от того, чтобы нападать вновь и вновь. К нему применяют запрещенный прием с закидыванием ноги через себя. Очередная волна теплой дрожи накрывает его с головой, заставляя протяжно застонать в чужие губы, стоит РК толкнуться на пробу. Будь Гэвин девочкой, то сейчас он бы потек. К счастью он ей не был. К несчастью его член так не думал, утыкаясь в плотную резинку от нижнего белья. Давно мужчина не попадал в такое положение, уже и забыл, как это бывает неприятно. А Ричард, как назло, отстраняется. Детектив сначала фокусируется на небольшой ниточке слюны, прежде чем обратить внимание на своего напарника. Тьмы в комнате нет из-за чертового диода, но Рида вновь распирает от того, что он видит перед собой. Он даже слабо ухмыляется, смотря прямо в эти металлические глаза. Просил же закрыть, а этот пидор вновь все по-своему делает. Но разве тут можно возражать? Не когда член стоит, а в голове гудит. А он ведь ждет его реакции, гаденыш. Смотри, мол, хуй тебе, а не Коннор. Сегодня в меню вас ждет лишь самое лучшее, то есть я. И мужчину это забавляет, ведь смог развести этот кусок пластика. Ведь вряд ли в детективной программе заложено так желать кого-то еще, помимо, возможно, преступников. Гэвин облизывается и кивает, будто бы давая разрешение. Все, царь налюбовался, будьте добры продолжить.
Его вновь целуют, пока чужие пальцы разбирается с джинсами. Мужчина толкается в руку почти сразу же, стоит ей коснуться и огладить член. Наконец, едва не выдыхает он, прежде чем слегка прикусить шею. Но его одергивают, довольно грубо, назад за волосы. Ричард так плохо подготовился к домашнему заданию, что просто повторяет его движения? Стоит поработать над его воспитанием, ну а пока ладно, любуйся дальше. Ему нечего стесняться, уж точно не в таком положении. Признаться, это даже был интересный опыт, если бы только не приходилось иногда лишний раз отдергивать себя от желания приблизиться, вновь поцеловать. Никто не может винить человека в его любви к красивым вещам. А именно таким сейчас и был андроид напротив, механически наяривающий ему внизу. Даже лампочка не мигнула, обидно.
Не выдержал все же. Не губами, так рукой хотя бы коснуться этого совершенства. Кажется Рик этого не ожидал, весь напрягается под его пальцами, даже останавливается на секунду. Еще бы, чувствует ведь небось все эти пульсы-хуюльсы, контролирует ситуацию даже сейчас. И что теперь, не касаться золотого мальчика? Видимо на его лице все было написано достаточно конкретно, ведь РК наконец продолжил ему надрачивать, все также цепляя взглядом любые случайные эмоции. А их обычно бывало дохрена. Вот и сейчас Рид даже и не думает контролировать себя, полностью отдаваясь на волю подступающего оргазма. Как же давно он его ни с кем не разделял, кто бы знал.
Все тело покрывается мурашками. По ногам проходят судороги, а из груди вырывается приглушенный вздох. Сразу же накрывает второй волной, заставляя жмурится и так судорожно открывать рот, как будто бы он и вправду долго тонул.
Можно наконец раскрыть глаза, попробовать сфокусироваться перед собой. Ричард улыбается, словно кот, добывший сметану. И так показательно слизывает чужую сперму со своих рук, подкрепляя свой успех очередной едкой фразой. Но Гэвину похуй. У него все еще дрожат ноги, все еще дико звенит в ушах. И он не чувствует себя побежденным. Вместо этого он перехватывает чужую руку и, ни капли не стесняясь, широким жестом вылизывает испачканные пальцы, чуть задерживаясь на кончиках. Какая ему разница, он и так знает, что она будет горькой и отвратительной. Он не успел разнообразить сегодня свой рацион фруктами для улучшения вкуса.
- А ты повелся, дурень.
Слегка шатаясь, Рид делает несколько неуверенных шагов и смазано целует РК, не забыв также потрепать того за щечку.
- Я ожидал большего. Но в целом хороший мальчик.
Детектив нетвердо отходит к прикроватной тумбочке и достает оттуда влажные салфетки, возвращаясь с ними на диван. Ричарду он предлагать не собирается, пусть долизывает остатки. А вот себя чуть вытереть не помешало. И покурить было бы бесподобно, чем Гэвин и занялся.
- Налюбовался, надеюсь. А то ты так пялился, как будто хоум-видео снимал. Не люблю я такое дерьмо. Да и ты ненадежный - взломают еще, сольют куда.
Использованная салфетка летит куда-то на пол. Завтра уберет, суббота все же, все дела. Теперь было бы неплохо самому так влететь в кровать, перед этим распугав котов. Джинсы были кое-как стянуты и оставлены на диване, в то время как сам детектив колбаской докатился до не разобранной кровати и завернулся в одеяло, сонно сверкая глазами все в ту же неподвижную фигуру у стены. Да ну, пиздец какой-то. Он же не будет там всю ночь стоять?
- Сюда иди, - легкое похлопывание по кровати рядом с собой. - Мне ночник нахуй не нужен, так что ложись и свети в дальнюю стенку. И стирку запусти. И котов принеси. И-и-и, - Рид давится зевком, даже не планируя его прикрыть, - и сюда иди в общем сразу. Не забудь, что завтра суббота, так что только попробуй разбудить меня рано утром, я тебе глаз на жопу натяну, даже Эл не поможет. Не буянь тут долго, а то коты бесноваться начнут.
Вот это тирада. Вот что делает лечебный секс. Вот как мы умеем заворачиваться в кучу подушек и тут же вырубаться, не заботясь особо о том, что дальше происходит в квартире. Тяжело быть большим мальчиком с такой тяжелой жизнью, но Гэвин справляется. Откуда-то сверху прилетела Тиранда, горделиво устроившись на хозяйском боку. Теперь совсем з-а-е-б-и-с-ь. А все остальное пусть решится завтра.
***
Как можно было назвать человека, чей организм был категорически против пробуждения, но собственная вредность заставляла открыть глаза и, строя из себя дикого страдальца, встречать новый мир. Голова все еще не пришла в себя после вчерашнего, а общее состояние оценивалось как "катастрофическое", но если мысль зарождалась, то ее нужно было реализовать. Вот и сейчас, стоически потирая веки, Рид был уверен в том, что спать уже хватит на сегодня. К тому же прикроватные электронные часы показывали 14:46, что было просто вопиюще. Детектив мог бурчать сколько угодно во время ранних подъемов, но в душе их любил. И день не проебался, и в целом жить можно. А сейчас все тело ломило, хотелось пить, посратьпоссать (желательно одновременно, о чем говорил бурчащий желудок) и принять душ, потому что ароматы, исходящие от мужчины, были далеки от ванили.
На кровать запрыгнул Сэм, вслед за которым забралась и Тиранда. Что-то молча обсудили на краю и двинулись к хозяину, чтобы потереться о неаккуратную щетину, чем вызвали улыбку. Руки на автомате начали поглаживать животных, в то время как сам Рид позволил себе завалиться назад и оказаться погребенным под мурчащими телами. Они явно были уже сытыми и довольными, раз так разнежничались. А РК просто не смог бы найти места в его квартире, чтобы спрятаться. Сбежал, ну да и хрен с ним.
Детектив на секунду оторвал руку, отряхнув ее от шерсти, чтобы еще раз потереть глаза. Все тело куда-то плыло, двигаться не было ни сил, ни желания. Хотелось лишь лежать в этой искусственной темноте и анализировать вчерашнее. Провалами в памяти он не страдал, поэтому андроидская дрочка никуда не делась. По другому назвать этот инцидент было бы невозможным, оставалось только понять, кто кем воспользовался: он развел или его. 900 с этого, по сути, поимел лишь его гордость, в то время как сам мужчина просто поддался старому искушению. Кажется поимели все же его, дерьмо.
Лениво оттолкнув котов, Гэвин направился на кухню с целью достать чистую посуду из мойки и залпом выпить пару стаканов с водой. Таблеток он на такой случай не держал, да и в аптечке давно пора было пополнить запасы. Слишком часто мужчина переносил все болячки на ногах, вне зависимости от степени их тяжести. Простуда? Таблетка и вперед. Продуло? Мазь и вперед. Отравление? Поблевал, таблетка и вперед. Ранения, полученные во время драк, не всегда так лечились, но тут на помощь приходили бинты и умение стиснуть как следует зубы, чтобы суметь мужественно себя заштопать под пристальным женским взглядом. Тиранды, конечно, но пристальным ведь. Если он помрет, то первым делом пострадает ее беззаботная жизнь. Сколько бы Рид не убеждался в опасности собственной профессии, завещание он все никак не мог составить. Возможно следует начать новый год с этого.

В ванной первым делом бросился белый пиджак, висящий в сушке. Рядом остальные предметы гардероба, включавшие рубашку и брюки. Гэвин на секунду почувствовал себя доисторическим Спанч Бобом из мемов его молодости, готовый принять ту же стойку и еще раз осмотреться в поисках андроида. Но это было бы глупым. Нельзя спрятать шкаф в шкафу. Значит не только сбежал, но еще и захватил его вещи. Интересно, неужели не рассчитал время стирки, что пришлось оставить вещи досыхать. И почему бы не подождать вообще? Детектив не мог вчера настолько налажать, что Ричард теперь бегал от него как красна девица, что за бред.
Мир вновь пришел в шаткое положение, заставив Рида облокотиться на раковину и мельком взглянуть на себя в зеркало. Да, видок был тот еще, тогда 900 можно было бы еще понять: ужасные синяки под глазами, нездоровая кожа, потрескавшиеся губы и все это вкупе с выражением абсолютного дауна на лице. Ебать, а это что, засос? Мужчина аж подскочил поближе, старательно выгибая шею, чтобы как следует рассмотреть фиолетовое пятно. Вот ведь урод, кто так делает. У Гэвина не было одежды с высоким воротом от слова "совсем". Неудобно ведь. Плюс он всегда застревал различными частями лица в них, а потом, сдаваясь, падал этой кучей на диван и пытался успокоиться.
Все еще потирая засос, детектив направился ближе к чужим вещам, висящими над ванной. Следовало их просто скинуть куда-нибудь в комнату, на власть котам, но другого такого случая просто бы не представилось. Осторожно, словно его кто-то мог сейчас спалить, мужчина провел пальцами по белоснежной ткани и, сняв с лески, накинул на себя. Материал оказался приятным, но достаточно тяжелым. Себе бы он никогда такого не стал покупать, ощущался какой-то дискомфорт. В зеркале же выглядело все не так плохо, хотя довольно комично. Рид еще немного покрутился, отмечая, что Ричарду она все-таки шла лучше. И, не без особого злорадства, скинул ее в сторону дивана, по пути промазав. Теперь все эти свежепостиранные вещи грудой валялись на полу, привлекая внимание ушастых. Пусть 900 сам очищает это все от шерсти, нехрен так разбрасываться своим добром.

После душа легче стало самую малость. Гэвин быстро сделал себе салат на скорую руку и устроился с ним на стул рядом с ноутбуком, запуская одно из реалити-шоу 20х годов. Похлопал себя по карманам и, не найдя телефона, нехотя отправился на его поиски, периодически отвлекаясь на сюжет серии. Коты же устроили себе гнездо из чужих вещей и теперь старательно их облагораживали. Интересно, РК сам заедет за ними? Или как он предполагает их забрать?
Телефон нашелся полностью разряженным в кармане куртки. Главное, что он был на месте, а каким же без разницы. В данный момент в его расходы покупка новой техники не вписывалась никак.
Кинув его на обычную зарядку, Рид вернулся к своеобразному завтраку-обеду, полностью погружаясь в шоу и закинув ноги на стол. Суббота начиналась хорошо. Возможно сегодня он найдет даже в себе силы, чтобы устроить небольшую пробежку. Зал явно следовало оставить на завтра. Не с таким похмельем.

Сзади что-то упало. Судя по звуку это был мобильник, за которым детектив не особо спешил нагибаться. Даже скромное "мяу" не помогло. А вот бело-красная надпись "Поражение" заставила его наконец-то подняться и потянуться. Быстрые катки помогали ему хоть немного отвлечься от работы с наркоманами, трупами, самоубийцами и прочим реальным миром. Коллегам, само собой, о таком знать необязательно. Вряд ли кто-то вообще мог предположить, что у него могут быть такие увлечения. Только один Ричард накопал на него компромата больше, чем кто-либо из них за все его годы службы. Кстати о Ричарде.
Детектив направился к месту падения. Телефон уже должен был зарядиться, часы показывали 18:21, а этот засранец наверняка оставил сообщение с просьбой вернуть одежду. Яркий свет от экрана прорезал темноту, что аж глаза заслезились. А потом мобильник сошел с ума от количества пропущенных вызовов и оповещений. Несколько звонков от Фаулера, одно лаконичное сообщение напоследок. Пара от РК900 и даже одно от Коннора. Кажется он проебался конкретно. Осталось теперь понять в чем. Если бы это было какое-то неотложное дело, то Ричард бы уже стоял тут с выломанной дверью, щебеча о том, какой же пиздец ему достался в напарники и как так можно жить. И отвечать не стоит, ведь время идет, часики-то тикают, кто иначе поедет без штанов зато с кожанкой.
Короче, да. Ему прилетело ни за что. Сегодня следовало выйти в ночную смену, а все из-за дебильного караоке. И не объяснишь же Джеффри, что он уже за все ночью извинился. Или нет. Блять, а вдруг это Рик ему мстил за то, что он просто спать пошел. Хуй-то ему Киберлайф приделал, значит нужен зачем-то. Да не, бред какой-то. Во-первых это же мистер "Я НЕ ДЕВИАНТ", а во-вторых Гэвин ему ничего не должен. Подрочили и хватит.
Сейчас же перед глазами маячили реальные проблемы. Как отмотать время назад, ведь он уже как полчаса должен был быть в участке. И на мотоцикле не доедешь, сезон закончился. А 900, если бы хотел, сам бы заехал. Дееееерьмо. Он его что, реально чем-то обидел? Ладно, похуй, пляшем.

Сборы были бы быстрее, если бы под самый конец Рид не вспомнил о засосе на шее, который следовало бы прикрыть. Единственным выходом был шарф, валявшийся где-то в дальней части шкафа. Так что пулей удалось вылететь лишь в 19:03, взяв с собой ненавистный рюкзак с чужими шмотками. Следовало бы их оставить все из-за той же вредности, но тогда этот пластиковый мудак мог заехать в любой момент. Так что лучше избавиться от проблемы на самом ее корню.
В автобусе детектив тоже получил по шее, так как из-за спешки даже забыл выкинуть зажженную сигарету, о которой ему любезно напомнили пассажиры в середине салона. Фаулер, гори ты синим пламенем. И караоке. И Ричард. И Детройт.

Остановка была прямо напротив участка, так что особо замерзнуть Гэвин не успел, даже не смотря на то, что был одет все в ту же хлопковую футболку, да легкую кожанку. Да и мысленные пенделя помогали ой как хорошо, из-за чего вбегая по лестнице он не заметил выходящего на встречу Коннора, который тут же напрягся при виде полицейского. Рид тоже подзавис. А еще он совершенно точно чуял жопой, что где-то там стоит Ричард и едва ли ножкой не топает от его нерасторопности. Точно ревнивая жена. К несчастью, у мужчины отсутствовал хотя бы мало мальский инстинкт самосохранение, а повысить себе настроение, немного позлив напарника, следовало. Поэтому он затормозил прямо напротив РК800, сложив руки на груди. Андроид выдал дежурную фразу на манер "привет-пока-отъбесиь_на_века_плз" и даже хотел обойти фигуру напротив, но Рид ведь умел быть неплохим парнем, когда это было нужно.
- Эй, Коннор, а я тут подумал, что наверное следует мне извиниться за то, что был таким мудаком. Девиант удивленно вскинул брови и отзеркалил его позу, выглядя заинтересованным. Следовало быть осторожным, ведь этот упырь лишь выглядел дурачком. - То есть, ты все-таки помогаешь всем, выполняешь работу первоклассно и даже поставил Хэнка на ноги, - тоже надрачивая ему по ночам и дразня своим идеальным, неприкасаемым телом? - а он, хоть и не скажешь, но многое для меня сделал в самом начале. Наверное мне было просто обидно, что руку помощи протянул ты, а не кто-то из людей, окружавших его. Включая меня самого. Рид выдал свою самую обезоруживающую улыбку, которую хранил для матери и котов. - Так что, спасибо, я полагаю? Мир? Детектив протягивает руку, которую, спустя пару секунд ожидания, все же пожимает Коннор. Гэвин решает играть наглее, чуть притягивая андроида ближе и дружески похлопывая по спине, чем вызывает явное смущение.
- Я вот что подумал. Может составишь мне компанию в магазин? Который тут рядом. Уверен, что у Хэнка дома шаром покати. А я, кто бы мог подумать, довольно неплохо готовлю и могу тебе подсказать простой и вкусный рецепт, который ему понравится. Что скажешь?
Диод начинает мигать желтым. Интересно, а Ричард так вообще умеет? Пока что он всегда был окрашен в этот бесячий голубой оттенок, без единого намека на мыслительный процесс. Или что они там делают, когда желтеют.
Коннор соглашается и первым направляется в магазин напротив. Рид, закутавшись посильнее, направляется следом, совершенно не беспокоясь о последствиях. В участке копы есть, злодеяниям пока свершатся рано, люди не все выпили как следует. Мир подождет, а горящий зад Ричарда, который явно плохо воспринимал своего старшего брата, не мог.

Он действительно помог щеночку выбрать нужные ингредиенты и даже скинул смской рецепт, который вы не найдете в этих своих интернетах. А все потому что бабулькины рецепты хранились в его личной небольшой книжечке, доставшейся по наследству. Точнее она никому не была нужна в их семье, кроме самого Гэвина, любившего в действительно свободный день повозиться на аккуратной кухне. Себе же мужчина подхватил энергетик и пару сандвичей с индейкой. На ночь хватит, глядишь и вызов еще получат, а в пути он как-нибудь, да раскрутит свою железку на забегаловку.
Возвращались назад они тоже вполне миролюбиво. Рид отдавал последние наставления по готовке, которые Коннор фиксировал в своей голове, периодически что-то уточняя. Все же в его программе такое не было предусмотрено, а тут глядишь и вправду старого порадует.
А у входа уже возвышалась знакомая фигура. 800 особо не заострял на этом внимание, намереваясь двинуться чуть дальше к остановке, но Гэвин ловко его остановил и, прекрасно зная, что за всеми его действиями внимательно наблюдают, крепко обнял Коннора напоследок и похлопал на прощание. Вновь диод замигал желтым, а девиант неловко выпутался и попрощался, обещая оповестить о том, как все пройдет.
Детектив же, не смотря на то, что замерз настолько, что зубы едва ли не стучали, очень неторопливо направился к участку.

- Хули вылупился, - бросил Ричарду, поравнявшись с ним. И сразу же всучил в руки свой рюкзак. - Шмотье свое забери еще. В следующий раз сам за ним будешь тащиться.

Отредактировано Gavin Reed (02.01.19 22:47)

+1

9

“Хороший мальчик”. Ричард ухмыльнулся. Он ждал конца тирады из приказов и шуток, ждал, пока детектив не заснет, что случилось даже быстрее подсчетов. А потом углубился в свои отчеты. Андроид разместился на кровати, положив рядом с собой сонных котов, и ушел в себя. Он отматывал информацию полученную за день, стирая не нужное. Вставлять в отчет для КиберЛайф свои ночные решения он не решался. В целом, его куратор проявлял малый интерес к модели, от Ричарда лишь требовалось сдавать краткий репорт по важным делам и несколько раз в день отсылать обзор системы, куда входили все возникающие ошибки. К его же удивлению, ошибки выскакивали редко. После порций отчетов, РК900 заметно подустал. Он просидел на краю кровати несколько часов, стараясь восстановиться и изредка прокручивая в голове тот клочок, который Рид назвал “хоум видео”. Хотя это вряд ли было именно видео, записанная информация не числилась в файловой системе воспроизведения, пока Ричард сам не решит ее сохранить. Подобные обрывки дней, не связанные с работой, можно было отсылать в архив, удалять или оставлять в некой рабочей зоне. Этот отрывок РК поставил под вопросом и спрятал внутри ярлыка Гэвина Рида. Вдруг понадобится. От анабиоза Ричарда вдруг отвлекла одна фраза, которую детектив бросил перед сном, маленький приказ, о котором он… забыл? Диод на секунду моргнул. Андроид повернулся, подобравшись к напарнику поближе и проверил пульс. По подсчетам, Гэвин был в глубокой фазе сна. Хорошо. Потому что Ричард забыл сделать что-то поважнее сидения на кровати и перетаскивания котов. Он забыл постирать форму. РК поднялся, подобрал свою одежду и запустил стиралку, которую давно пора было выкидывать. Расчетное время показало позорно поздное утро. Если бы Ричард умел чертыхаться сам на себя, он бы так и сделал. Процессор сразу же подсказал поехать в ближайшую прачечную с вероятностью сэкономить пару часов, даже вытащить свою форму и высушить ее самому, но Ричард выбрал самый оптимальный. Оставить одежду здесь, взять сменную из участка, зарядиться там и утром заняться рабочими отчетами.

Пока барабан стиралки крутился, РК900 ждал утра. Он прошелся по квартире, осматривая уже знакомые детали, внимая каждому шороху. Обыкновенная локация на точке координат детройта, набор квадратных метров, но что-то в ней цепляло его внимание. Ричард скользит взглядом по кровати, по сонному царству, в которое он сам мечтал бы впасть. Что может сниться людям? Гэвин лежит на боку, обнимая одеяло, его спина размеренно поднимается и опускается. РК подошел ближе и присел на самый край, его внимание привлек рисунок у щиколотки детектива. Незамысловатая татуировка из человечка, который держит в своих руках радугу. “Серьезно, Рид?” Ричард осторожно коснулся радуги, тут же взглянув на лицо детектива. Тот не пошевелился. Андроид заскользил пальцами по каждой черточке, огибая и любуясь такой маленькой шалостью. Гэвин Рид был полон сюрпризов. Эта фраза неизменно повторялась в его досье. РК900 улыбнулся и встал.

Утром андроид покормил котов, вытащил форму из стиральной машины и повесил на батарею-сушилку. Он не знал, оставаться ли ему. Все происходящее сейчас попадало под сферу внештатного времяпровождения, которое обычно начиналось и заканчивалось на мелких делах. Там не было ни строчки о том, что РК900 стоило бы делать сейчас. Поэтому Ричард решил идти проверенным путем - подождать до девяти утра, а затем ехать в участок, чтобы заняться документацией по делами, которой  никогда не становилось меньше. В этом тоже была магия Гэвина Рида.
А еще в том, что детектив не просыпался. Ричард дождался ровно 08:59, стоя на пороге, а затем вышел. Он ощущал себя странно, словно не был уверен, что поступил верно. А еще андроид винил во всем одежду. Именно из-за нее он спешил найти кар-шеринговую станцию, чтобы поскорее доехать до департамента и сменить форму. За эти последние недели он слишком часто менял форму и стирал что-то у детектива. Это люди называют плохим влиянием? Ричард ставит автопилот и задумчиво разглядывает домашнюю одежду на себе. Если так продолжится, ему стоит купить “свою” одежду, чтобы не носить вещи Гэвина. Но РК900 не нужно ничего своего. Мысли моментально возвращаются в рабочее русло. Верно. У него уже есть форма. И больше ничего не нужно. Андроид смотрит на себя в зеркало на секунду. Просто машина.

В участке на удивление тихо. Видимо, похмелье скосило почти всех. Кроме Фаулера. Не успел Ричард дойти до своего стола, чтобы вытащить запасную форму, как его процессор загрузил важное сообщение. Кратко и по делу. “Гэвин и РК900, сегодня на ночном дежурстве. Оба.” Андроид так и замер посередине холла. Вероятность того, что детектив соизволит приехать и остаться на ночном дежурстве была крайне мала. Даже если он и явится, то скорее всего просто уснет в кресле. Ричард понимал, что Фаулер наказывает их за что-то. За текилу? Что ушли пораньше? За осечку в документах? Просто злой? Недостаток кадров? РК мог продумывать много вариантов, но смысл был один. Джеффри хотел их крови и страданий.

Когда начальник сам заявился в участок, офицеров тоже прибавилось. Ричард уже сидел за столом в своей форме, а чужая домашняя одежда лежала аккуратно свернутой в последнем ящике. В офисе царило состояние пониженной рабочей деятельности и 900 совсем не вписывался, а потому углублялся в свой процесс. Сверял старые дела, исправлял ошибки, заполнял по новым. Искал ищейки по делу Ника, ведь они так и не накрыли главный картель. Это была его причина существования - в быстром анализе, быстром реагировании, логических цепочках, пока офицеры медленно шли к кофемашине и разговаривали о чем-то по-человечески важном ранним субботним утром. И вся рабочая деятельность, которая словно клубилась вокруг одного андроида, заставляла остальных чувствовать себя неуютно. Между убийцами и угонщиками, Ричард все еще пытался связаться с Ридом, но тот героически молчал. И от этого молчания РК900 устает еще больше.

Фаулер был человеком старой закалки. Он не отправлял сообщения через коммуникационную систему офиса, не вызывал к себе через секретаря. Он просто выкрикивал имена негодных из своей стеклянной коробки. Так он великодушно позвал к себе Ричарда, прямо перед тем как уйти. Андроид поспешно хватает планшет и оглядывает редеющих сослуживцев. Скоро им заходить на смену, а Гэвин даже не принял сообщения.
Фаулер смотрит на него выжидающе. Мужчина стоит в куртке, с горсткой документов в своей правой руке и выглядит хуже обычного. Он очень хочет поскорее освободиться, поэтому во всей его позе читается нервное ожидание. Джеффри наконец не выдерживает и выпаливает: Ну? Какого сотрудничать с Гэвином Ридом?
Ричард заводит руки с планшетом за спину. По правде, он ожидал вопросов по новым отчетам. РК редко обсуждал Гэвина с кем-то другим, кроме краткой информации, посылаемой в Киберлайф, где он просто выдает проценты сотрудничества. Ну и вероятность того, вышибет ли детектив процессор своему андроиду.
- Детектив Рид проявляет себя хорошо. Он больше мотивирован работой, если видит конкуренцию, ему нравятся соревнования, перепалки, но в целом это защитный механизм. Он любит то, что делает. Гэвину нужно чувствовать себя полезным. Могу предположить, что с моим появлением,  детектив Рид получил хороший повод выполнять задачи на более высоком уровне.
Фаулер кивнул и махнул рукой, намекая, что Ричард может идти. Андроид постоял на пороге еще секунду и уже открывал дверь, когда Джеффри ответил:
- Внутри он славный малый. Но останавливай его от бездумного геройства.
РК900 промолчал и вышел.

Ричард оставляет очередное сообщение этому славному малому. Но славный малый детективного участка даже не отвечает. Смена скоро сменится и РК должен принять решение. Он может заехать за детективом, вытащить его за шкирку, одарив парой сотней вычитанных советов о похмелье, затолкать в машину и везти сюда, попутно выслушивая брань и ненависть. А может продолжить свою работу, но не браться за задачи Рида. Он все же не его личный андроид, чтобы делать жизнь легче. А может...Ричард переводит взгляд на пустующий стол. А может Гэвин отравился алкоголем и чувствует себя плохо? Он снова проматывает в голове прошедшую ночь и утро. Внимает деталям - дыхание, пульс, поведение, зрачки, цвет кожи.  Но не находит ничего необычного. Значит детектив должен придумать себе хорошую причину опаздывать, и пусть это будет что-то получше “запнулся о кота и не смог встать”.

Когда время переваливает за обозначенное, Ричард вдруг получает небольшой отчет Коннора. “Гэвин приехал, зашел в магазин.” И РК900 не замечает, как его пальцы сильно сжимают планшет. Он понимает, что это его ошибка. Стал слишком мягким с детективом. Пожалел из-за похмелья. Нет, ему стоило ехать. Вламываться. Будить, затаскивать в душ. И держать детектива в своих руках, пока тот не перестанет материть андроида и его мать - которой - нет (но Гэвин все равно ее в театр водил). Втарить напоследок самый крепкий кофе, а потом наслаждаться каждой секундой, пока Гэвин Рид работает. А не прохлаждается в магазине. Ричард поспешно поправляет пиджак и спускается вниз. Он все пытается понять, почему именно РК800 шлет ему отчет, но боится спросить. Пока не видит то шоу, которое детектив так скрупулезно спланировал. Неловкие объятия прекращаются; Коннор исчезает где-то в толпе, а довольный Гэвин Рид проходит мимо РК900. Ричард молчит, закидывая чужой рюкзак через плечо. Что-то внутри неприятно жжет, словно один клапан тириумного насоса слегка сносился. Вот так, значит? Ричард заходит за детективом в лифт, нажимая на кнопку. Ничего больше не скажешь, да? И он решает напомнить: себе, Риду, собственному процессору. Лифт закрывается и Ричард наклоняется к детективу и касается шарфа, словно поправляя, но заводит пальцами за ткань, обнажая голую шею. Участок, где кожа окрашена в темнеющий красный. Ричард переводит взгляд на Рида, ухмыляясь, а затем проходит языком по засосу. Этого достаточно. Андроид отодвигается и выпрямляется. Это был первый раз, когда в процессоре появилась странная строчка: «хочу, чтобы Гэвин Рид был моим». Ровно через секунду лифт останавливается на их этаже и Ричард выходит первым, оборачиваясь на Гэвина.
- И долго мне вас ждать, детектив? У нас целая ночь впереди. Я даже, возможно, сделаю вам кофе. Если вы будете себя хорошо вести.
И РК900 направляется к своему столу, вытаскивая свою форму и оценивая ее состояние. Откуда-то появилась кошачья шерсть и запах мужского пота. Он переводит взгляд на Рида, но ничего не говорит, возвращая рюкзак с домашней одеждой. Это они еще обсудят. С появлением недовольного лица Гэвина Рида напротив, РК900 чувствует себя... на своем месте.
- Вы не отвечали на сообщения. А я надеялся, что после того, как вы переназвали мой контактный телефон, эта проблема больше не повторится, - Ричард решает не останавливаться. Он вдруг пододвигает свой стул поближе и наклоняется так, чтобы монитор не загораживал лица детектива.
- Еще я бы посоветовал вам курить чуть меньше. Вчерашние результаты анализа в очередной раз подтверждают, что это решение хорошо отразится на вашей жизни. И на выносливости.
Рик ловит чужой взгляд на себе с немым вопросом. Ответом следует лишь повторение ночной позы: Ричард подставляет к своим губам пальцы и улыбается. А затем возвращается к работе как ни в чем ни бывало.

Отредактировано RK900 (06.01.19 19:29)

+1

10

На него не реагируют. Игнорируют. Рид тихо скалится, но идет прямо, не бросая больше ничего вслед. Не так прочел эту машину, не туда решил нажать. Да и были ли вообще эти точки? Порой ему кажется, что у его андроида было раздвоение: вот он выгибается ему навстречу, а в другую секунду вновь эта отчужденность и безэмоциональность. Как с таким работать прикажете? Гэвин лишь сильнее кутается в куртку, стараясь поскорее согреться в участке. В целом он получил то, что так стремился доказать по отношению ко всем этой технике - они не живые. Нельзя просто так себя вести, это неестественно. И сейчас детектив просто должен был выполнить эти действия прошлой ночью, чтобы у железки алгоритмы правильно там прописались.
С такими мыслями он входит в лифт и ждет, пока Девятый нажмет на нужную кнопку. Прислуживай, машина. Мужчина же облокачивается спиной о стенку и прикрывает глаза, которые все еще не пришли в норму. Даже старается не реагировать на осторожные прикосновения. Опять шерсть нашел или еще что, он же любит всякое дерьмо трогать. Заботится, херли.
И потому Рид вздрагивает всем телом, стоит почувствовать язык на шее. Выгибается, подставляясь, словно кот солнечным лучам. Секундная слабость, а столько стыда в своем же поведении. У него моментально загорелись щеки, а внизу живота приятно кольнуло. Срань, специально же пометил его, чтобы потом еще поиздеваться. Детектив ловит короткую судорогу и открывает глаза, стоит им приехать на нужный этаж. Андроид уже стоит впереди, вновь чувствуя свое превосходство. Все желание моментально сменяется очередной горечью, заставив вспылить еще больше и чуть ли не пулей выскочить из лифта. Нахуй ему кофе не сдался от железки, сам сделает.

Поставив горячую чашку, Гэвин страдальчески опускается на стул и пустым взглядом утыкается в терминал. Ну угораздило же, блядство. Что он ходит на корпоративы, что нет - эффект один. В участке на следующий день всегда дежурил Рид. Даже сейчас, изрядно нажравшись перед Фаулером, он умудрился вывести его из себя.
Отмахивается от РК с его подъебом о контактах. Было бы смешно, добавь он реально этого дебила в свой телефон. А так этот номер все еще значился безымянным. Он и без названия выглядел ебануто, не по-людски. Но мужчина достает из кармана мобильник, чтобы все-таки внести андроида. Ну мало ли, вдруг Джеффри опять приспичит какая дурость, а Рид не сможет с первых секунд найти его номер. На иконку ставит лягушонка, чтобы хоть что-то радовало его при звонках.
- Какой еще анализ, - отрываясь от телефона переспрашивает мужчина и чуть хмурится. Мед комиссию еще рано проходить, так о чем этот кибер пидор говорил. - Свои советы можешь засуну..., - Гэвин осекается, не имея возможности оторваться от этого моментального преображения. За одну секунду Ричард обрастает такой пошлой аурой, что у мужчины все слова застревают в глотке. Ему остается только безвольно смотреть, как эти изумительные пальцы воздушно касаются губ. Спасибо, что не облизал, а то детектив бы здесь кончился. Кажется он вновь покраснел. Вновь неловко отводит взгляд. Еще из-за этого шарфа становится дико жарко. Все это начинает бесить. Риду становится стыдно за себя, давно он не чувствовал себя таким ничтожеством, которого можно было развести и заткнуть просто симпатичной мордашкой. Блять, ему срочно нужно завести аккаунт в этом, как его, Тиндере? Или по старинке попробовать познакомиться с кем-то после работы.
Он закипает.
- А нахуй тебе не пойти, Ричард? Ты, мне кажется, слишком много на себя берешь. "Вам нужно меньше курить, нормально есть и привести свою жизнь в порядок". Я не обязан отвечать на твои сообщения, железка. Я не обязан исполнять все твои прихоти и таскаться, как псина на поводочке, за тобой, от одного трупа к другому. Ты слишком себя переоцениваешь, если считаешь, что мне вообще есть дело до тебя и твоих советов. И если ты думаешь, что такой дохуя умный, то обломись. Я не вбъебал тебе в морду только по причине того, что уж слишком хорошо над ней потрудились. Жаль вот, что только этим ты и можешь гордиться. Ты все такой же безликий кусок пластика, который только и может, что вбить себе цель и выполнять ее. Поэтому лучше закройся и приступи к отчетам. Ты ведь только о них и можешь думать. Или о том, какой же ты охуенный, и пусть все вокруг отсосут. А, или о том, как бы еще подстелиться, чтобы твой напарничек наконец начал показывать результаты, я угадал? Да было бы ради кого стараться. Без тебя справлялся же как-то. Иди, помоги там Коллинзу, я не знаю. Он мужик помягче, с радостью начнет под твою дудочку плясать.
Детектив напряженно сжимает телефон, борясь с желанием бросить его в Ричарда. Он так и не выбрал, на кого ему нужно злиться больше. Но сейчас это спокойствие, с которым на него смотрят, просто сводит с ума.
- Сначала попробуй стать кем-то в моей жизни, чтобы ей распоряжаться. Желаю удачи, чмошник.

Отредактировано Gavin Reed (06.01.19 22:32)

+1

11

Ричард не ожидал такого полета фантазии от детектива. Он молча выслушал все до самого конца, пытаясь понять причину. Он задел его чем-то? Что же Гэвин так бьется, так старается высказать ему все, что уже было высказано? И то, что не стоило говорить? Андроид напрягся, следя за тем, как Рид сводит брови, как быстро двигаются его губы. Он должен был понять причину этого резкого конфликта. Ричард мельком оглядывается по сторонам, удостоверяясь, что их разговор мало кто может подслушать. Он не собирался голосить на весь офис, как это обычно делал Гэвин. Андроид возвращается к незаконченному заполнению отчета по улике, но все же отвечает.
- Детектив, вы правы. Я “железка, дохуя умный, безликий кусок пластика, который добивается своей цели”. Я не остановлюсь, пока не добьюсь того, что мне нужно, потому что в этом суть моей программы и суть меня. Я могу погибнуть, и на мое место придет другая копия, которая также будет стараться во благо этой одной цели.
РК900 поворачивается от монитора к напарнику, поставив локти на стол и подперев голову скрещенными пальцами.
- И вот незадача. Вы и есть эта цель, Гэвин Рид. Цель всей моей программы, представляете? Хотя вряд ли. Поэтому мне откровенно наплевать на ваши внезапные попытки оскорбить меня через всем известные факты.
Андроид чуть наклоняет свою голову, стараясь разглядеть реакцию.
- Что же вас так разозлило, детектив? Может вам хочется, чтобы я именно подстеливался под вас? Был милым, покорным? Ждал, не указывал, внимал каждому слову, завершал всю грязную работу? Не врите себе. Вам нужен соперник, а не подстилка. Я видел ваше досье, видел вас в деле и в личной жизни. Я знаю, что вы можете лучше. В конце концов, не каждый имеет медаль за отвагу. Зачем такому “охуенному”, как я какой-нибудь Коллинз, если я могу работать с вами?
Ричард видит, что Рид больше не печатает, а скорее смотрит сквозь монитор. РК900 опускает руки, отодвигаясь. Он решил закончить свою тираду.
- Пусть я никто в вашей жизни. Но вчера мое общество вполне вас устраивало.
И, помедлив несколько секунд, добавляет:
- Как и меня ваше.
Он хотел еще что-то добавить, но внезапно все останавливает трель сообщения. Диод загорается желтым и Ричард выпадает из мира на пару секунд, а когда возвращается, на него вопросительно смотрит Гэвин Рид.
- Диспетчер получил отчет от доносчика под прикрытием. Наводка по одной из локаций, возможно связь с картелью, под которой работал Ник. Но возможно и пустышка. Ваше решение, детектив Рид?

Отредактировано RK900 (07.01.19 00:01)

+1

12

Ну охуеть теперь. Еще одного пришлют. Может хоть в таком случае он будет менее дебильным. Рид не может сконцентрироваться на тексте с терминала, но и не реагирует на то, что Ричард теперь полностью развернулся к нему. Кто в его программу вбил строку о том, что надо поддерживать зрительный контакт? Мужчина закусывает губу и с грустью думает о том, что сигарет он так и не купил.
- С каких пор андроидам-детективам ставят в цели людей, а не расследования. Ты где-то поехал окончательно. Вот сейчас особенно хочется закурить. Звучит-то пиздец как красиво: "Цель всей моей программы". Почти что в любви признался, сученыш. В этой своей извращенной, механической привязанности. Совершенно нездоровой, как и у самого Гэвина, борящегося с желанием развернуться к Девятому.
И хорошо, что справился. Следующие слова больно бьют по самооценке. Это нечестно, вот так грязно воспользоваться ситуацией, чтобы потом шантажировать до конца жизни. Но Рид сам бы так поступил, чего греха таить. Они оба не боялись применять любые приемы, которые помогут добиться желаемого.
- Как же тебя может что-то устраивать, если ты не испытываешь ни к чему эмоций, а, девятка? Тут ни о каких предпочтениях и речи быть не может. Так что не еби мне мозги со всем этим, ты просто нагло пользуешься положением, которое сам же и подстроил.
Мужчина откидывается на стул, наконец прекращая мучить клавиатуру. Он быстро возгорался, как и быстро затухал. И сейчас беседа ни к чему не вела. Гэвину было жалко самого себя, что он все еще пытается что-то вдолбить андроиду. Ну нельзя рассказывать слепому о том, как охуенно живется на свете.
- Если тебя поставили мне в пару, то ты должен стать моим напарником. Соперников у меня вагон, и они не лезут мне в штаны. И подстилка мне не нужна, Ричи. Не так строятся взаимоотношения. Если ты так хорошо знаешь мою личную жизнь из досье, то уж точно бы не пытался на этом играть. Там нет ничего вопиющего. Но из тебя не выходит ни напарник, ни соперник, ни любовник. Ты просто машина, РК. Вот и будь ей, не влезая в мою жизнь. Ты же не Коннор, не забыл? Ты один из этих, - мужчина кивает головой в сторону андроидов на подзарядке. Вроде они и были девиантами, а вели себя как обычно. Имена только подобрали себе.
Детектив замечает внезапно пожелтевший диод. Неужели хоть что-то решило отложиться в этом ушлепке? Но нет, просто принял вызов. Рид кривится при слове "доносчик". Про себя он называл таких ребят "достоверными источниками".
- Ну а чего жопу просиживать, поехали, осмотримся. В случае чего на месте вызовем подкрепление. Все лучше, чем сидеть в этом гадюшнике.
Гэвин поднимается, делая пару глотков крепкого кофе. Мерзость, но хоть что-то. Жаль, что термос не с собой, а то эта куртка его в могилу сведет быстрее шальной пули.

+1


Вы здесь » ämbivałence crossover » Bl00dy F8 » so don't fight me now 'cause you might need me later


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC