Рейтинг форумов Forum-top.ru

все потуги, все жертвы - напрасно плетеной рекой. паки и паки, восставая из могилы, с сокрушающим чаянием избавления, очередным крахом пред всесилием новопроизведенной версии ада, ты истомленно берешь в руки свой - постылый, тягостный, весом клонящий томимую знанием душу к земле - меч - единственный константный соратник. твои цикличные жизни уже не разделить секирой, все слились в одну безбожно потешную ничтожность - бесконечное лимбо в алых тонах. храбрость ли это, рыцарь? или ты немощно слеп и безумен - тени, ужасы обескровленных тел, кровавая морось - что осознание глухо бьется о сталь твоего шлема - сколько ни пытайся, ты послушной марионеткой рождаешь свой гнев вновь и вновь, заперт в этой ловушке разума и чужой игры. бесконечный безнадежный крестовый поход.
crossover

ämbivałence crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ämbivałence crossover » Альтернатива: законченные эпизоды » навсегда ли это?


навсегда ли это?

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

навсегда, навсегда, навсегда
http://funkyimg.com/i/2GLuu.png  http://funkyimg.com/i/2GLuw.png  http://funkyimg.com/i/2GLuv.png

[icon]http://funkyimg.com/i/2MR4t.png[/icon][nick]Bae Suji[/nick][status]золотце[/status][lz]<div class="ls"><a href="ссылка на анкету">бэ сюзи, 25;</a> сколько еще раз ты разобьешь мне сердце? </div> <div class="fandom">— what is love? —</div>[/lz]

Отредактировано Sydney Sage (05.11.18 21:38)

+2

2

что с тобой не так? суджи не знает. в машине пахнет кондиционером-елочкой, папиным парфюмом и чем-то сладким, напоминающим мамины духи. ее везут куда-то, снова; суджи безразлично рассматривает городской пейзаж, сейчас впервые непривычно убивающий своей серостью.

в мокпо красиво. красивее чем в сеуле или пусане, но не так красиво как на чечжу или в инчхоне (хотя инчхон, говорят, пахнет рыбой, только вот на пристанях мокпо воняет не хуже). суджи до своих двадцати пяти думала, что родной город любит, а вот в двадцать пять — что за незадача — вдруг открещивается от него апатичным безразличием.
сквозь затонированные стекла однотипные дома кажутся еще серее и девушка устало прислоняется лбом к окну, чувствуя кожей вибрации машины.

с лукасом все еще хуже, чем могло бы быть. тот разговор — точка. черта, после которой все, почему-то, не изменилось, кроме, разве что, сегодняшнего вечера. с сегодня — уже навсегда и ничего не изменить окончательно и бесповоротно.
сюзи прикрывает глаза; в висках пульсирует головная боль, в организме — несколько таблеток успокоительного и маленькая игрушка-антистресс между пальцами. она уже перестала себя накручивать.

суджи помнит свою первую ночь после новости о собственной свадьбе; помнит, как не могла уснуть после разговора с юкхэем, но сейчас все вроде бы в порядке — она, умница, очень хорошо создает видимость собственного счастья (или около того).
сегодня весь город официально узнает о том, что отпрыски двух богатых семей заключают выгодный союз, который, на самом-то деле, был предрешен на небесах.

сколько отец отдал денег для того, чтобы сми писали только хорошее? суджи удивительно все равно, что совсем скоро ей выходить из машины в люксовый ресторан, ей на удивление безразлично, что на лукасе (несомненно) будет классический костюм и кольцо в коробочке в кармане около сердца. он встанет перед ней на одно колено и десяток фотовспышек ослепит ее. потому что все это — фарс. все это — выгодная отцовская сделка с издательствами, когда предложение "повторяется" специально для публики.
горько становится еще и оттого, что даже этот сакральный процесс, который должен быть чудесным и незабываемым, они превращают в игру за деньгами.

хорошие статьи — хорошая прибыль. хорошая прибыль — счастливые родители. сюзи знает, что ее жизнь должна пройти в благодарности за то, что они дали ей так много. воспитание, карьера, хорошее образование... даже мужа подобрали хорошего, с компанией за плечами и туго набитым кошельком.
сюзи понимает.

только толку от этого понимания, когда, вылезая из машины и одергивая нежное кремовое платье, сюзи прикрывает глаза от ярких щелчков затворами. конечно же толпа журналистов их уже ждет.

лукас должен будет признаться ей в любви и попросить ее руки, и наверняка в кольце, которое ей предложат, будет огромный камень, от которого, как от вспышек, можно ослепнуть.
в горле собирается неприятный комок. суджи ужасно недовольна, но внутреннее недовольство подавляет, заставляя себя вежливо улыбаться и двигаться вперед, покорно вложив собственную ладонь в руку отца. словно он ведет ее сейчас под венец.
и только они вдвоем знают, что это необходимо для того, чтобы поддерживать видимость счастливой семьи и одновременно сюзи сдерживать, чтобы не сбежала.

но она и не сбежит уже. теперь — некуда, да и не к кому. если бежать, то только вперед, потому что впереди ее ждет лукас и светлое будущее.
отец ускоряет шаг; на фоне маячат хорошо знакомые фигуры, потому что в этот раз невеста слегка задерживается. сюзи отсчитывает секунды: вот еще немного, и ее ладонь попробуют вложить в ладонь лукаса, и чтобы этого не произошло можно просто покрепче держать отца.

сердце ее стучит так громко, что, наверное, слышно на весь просторный зал. это все должно было быть не так. досада, разочарование... суджи хорошо известен сегодняшний сценарий. за ее спиной — чужие шаги, камеры, жадные, но давным давно купленные репортеры и журналисты.
нужно просто вести себя естественно и улыбаться.

но отец все-таки вкладывает ее руку в ладонь лукаса.
и чужое тепло, оказывается, все еще не забыто. сюзи легонько сжимает чужие пальцы.
улыбается.
фальшивка?

— привет...
[icon]http://funkyimg.com/i/2MR4t.png[/icon][nick]Bae Suji[/nick][status]золотце[/status][lz]<div class="ls"><a href="ссылка на анкету">бэ сюзи, 25;</a> сколько еще раз ты разобьешь мне сердце? </div> <div class="fandom">— what is love? —</div>[/lz]

+2

3

«юкхэй, мы опаздываем,» —
недовольная мать сидит на пассажирском сидении. она оглядывает сына и ругает его за каждую несуществующую промашку, потому что сегодня в нем ее раздражает абсолютно все. вымораживает то, что он курит в салоне, выбешивает, что он не отвечает на ее выпады, выводит из себя его напускное спокойствие.

мам, мы приедем вовремя, — еще ничего не началось, но лукас уже утомился; он снова хочет домой. даже не так: домой ему нужно, потому что родительница выдернула с постели и даже не дала выгулять ни в чем не виноватого рамзеса, — прекрати, пожалуйста.

сегодня, кажется, будет очередной плохой день в его жизни. пора уже заводить календарь дополнительный, где вместо дней красных будут дни черные. потому что за последнюю пару месяцев их количество зашкаливает. идеально выглаженная белая рубашка, новенький черный костюм, классические туфли, дорогой парфюм, уложенные волосы. столько мороки ради пятнадцати минут публичного ада. лукас помнит свою детскую «работу» на материных телешоу и пытается сам себя успокоить: это будет не тяжелее, чем тогда. и это почти срабатывает, но. . . в этот раз он главный герой, и снимается он не в простом ток-шоу, а в драме собственной жизни.

в бардачке лежит обручальное кольцо. пару недель назад он наорал на родителей по телефону и пошел покупать его сам. как бы ни была несчастлива сюзи, лукас не даст ей носить безвкусную (по его мнениею) дорогую хуйню. он обошел большинство ювелирных магазинов и выбрал то, что, как ему кажется, подходит именно ей: розовое золото, инкрустированное мелкими бриллиантами. аккуратное, изящное — такое, как и сама сюзи. идеальное.

в его кольце нет ни единого драгоценного камня: лишь литое золото, надежно сидящее на безымянном пальце. в тот вечер отец сказал, что лукас придурок и не понимает девушек. по его словам, суджи нужен непременно огромный камень, который будет хорошо видно на снимках. вот только незадача: юкхэю плевать на его слова. свадьбу не отменить — факт, но он может сделать хоть что-то по своей воле. например, кольца, которые носить им всю их жизнь оставшуюся.

когда он паркует автомобиль, в ресторане еще пусто. лукас бросает матери, что выкурит еще одну и придет. та закатывает глаза, но перечить не смеет — перестраховывается, чтобы сын не учудил ничего лишнего. приезжает отец, холодно пожимает сыну руку и заводит внутрь. у лукаса потеют ладони от напряжения и хочется снова сбежать на улицу, лишь бы не так душно, но на него неотрывно смотрит несколько пар глаз, и он сдается тоже.

дышит тяжело и размеренно, надеясь, что это хоть как-то поможет успокоиться. он знает, это все не продлится долго: несколько щелчков фотокамер, краткие реплики для журналистов. ничего сложного, так ведь? . .

сюзи входит внутрь, и у лукаса перехватывает дыхание. кажется, что ему зарядили поддых, потому что она — совершенство. совершенство вне завимости от обстоятельств. и теперь, после очередного периода побегов лукас просто надеется, что эти дурацкие бабочки прекратят порхать где-то в животе, потому что стоять уже невозможно. хочется просто уже поймать ее в свои объятия и украсть от этого мира. все бы ничего, да только в мозгу фейрверками взрывается ранее сказанная ею фраза: «я не люблю тебя.»

держи лицо, придурок, держи лицо.

с легкой подачи господина бэ рука сюзи оказывается в руке лукаса. кажется, в этот момент внутри что-то оборвалось. он не касался ее уже много лет, а теперь ему приходится это делать через силу, потому что все, связанное с сюзи, приносит нереальное количество боли.

здравствуй, — лукас смотрит на улыбку сюзи. ту самую, которой она ему улыбалась тогда, и улыбается случайно в ответ. и только в мыслях бардак: неужели играть и обманывать научилась настолько хорошо? юкхэй не то, что не верит, он этого делать просто не хочет. ведь нужно сохранить хоть что-то из тех далеких времен. и если даже та улыбка оказывается ничем, то во что верить в этом мире? — готова?

лукас выслушивает последние указания, наблюдает за тем, как расставляют прессу, и сдается перед судьбой окончательно. достает коробочку из кармана, обитую красным бархатом (пошлость), опускается на колено и смотрит на нее сверху вниз восторженно. сюзи, несмотря ни на что, он любит до боли в груди.

бэ суджи, — его голос подводит, и слюна скапливается лишняя. кадык нервно дергается, а рука сжимает коробочку чересчур сильно, —
ты cогласна стать моей женой?

заветная фраза сотен тысяч человек оказывается излишне пафосной и отравленной присутствующими здесь. лукасу снова отвратительно плохо: это состояние будет преследовать его еще очень долго.

щелчки фотокамер, раскрытая коробочка и взгляд глаза в глаза. вот он я. перед тобой. весь, как есть. ему хочется кричать, а на деле все фразы еле хрипит, потому что — вот она: точка невозврата. ее не было раньше, ведь, формально, сюзи может сейчас отказаться. в таком случае ему, быть может, даже станет чуточку менее больно. но сюзи — эта новая сюзи — не откажется, и он это знает. лукасу только и остается, что ждать того самого ответа, который он надеялся получить в совершенно других обстоятельствах. [nick]wong yukhei[/nick][status]камушек[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/9b/de/5-1530822279.png[/icon][lz]<div class="ls"><a href="ссылка на анкету">вон юкхэй, 23;</a> пойми, ты центр моей вселенной (и всегда им была). </div> <div class="fandom">— what is love? —</div>[/lz]

Отредактировано Adrian Ivashkov (07.11.18 00:24)

+2

4

тепло и пахнет персиками. лукас переплетает их пальцы, суджи улыбается, довольная, и только крепче держит его ладонь; большой палец описывает мягкий полукруг, сюзи поглаживает, задирает голову вверх, рассматривая небо и большие кудрявые облака. за школой тень и в тени прохладно, так, что жаркий май не достает до них непомерной жарой.
то, что лукас младше, совершенно ничего не значит. она закидывает ноги на чужие колени, поправляя короткую юбку школьной формы и щебечет о том, что учительница по биологии сегодня хвалила ее так, как не хвалила никогда прежде: тебе мол, сюзи бэ, хорошая карьера в этой области дастся легко. ты только и дальше развивайся.
суджи юкхэю хвалится, прижимается, чтобы он похвалил и порадовался вместе с ней. она собирается поступать куда-нибудь на биофак или что-то в этом духе и родители, наверное, будут не в восторге, но даже это ничего не значит. я все равно сделаю так, как я хочу.
ты ведь меня поддержишь?


тепло и пахнет ее собственными духами, парфюмом юкхэя и новой мебелью. суджи чувствует, как ее окружают шакалы и вместо тени деревьев на кожу падают блики от фотокамер и чужие, раздирающие до крови, взгляды. ее ладонь лежит в ладони лукаса и он гладит пальцы, словно повторяя ее дурацкую привычку, но почему-то это совсем не успокаивает.

сюзи кажется себе загнанным животным. у нее в глазах — паника да испуг, наверняка слишком хорошо заметные. лукасу-то уж точно, он же напротив, смотрит глаза в глаза.
суджи старается улыбаться, потому что знает, что именно ее улыбка озарит утренний выпуск новостей и еще несколько глянцевых журналов. "не готова". шепчет.
как к этому вообще можно быть готовой? сердце шумит. не смотря на то, что она знала, что именно так все и будет, менее волнительным этот момент совсем не становится. сюзи думала, что нервы ее будут крепче натянутых стальных канатов, а сама она будет живым воплощением спокойствия. только вот где оно, то самое? вместо холодного рассудка — горячее сердце.
сюзи сглатывает, наблюдая за тем, как юкхэй медленно садится на одно колено, а в руках его появляется вдруг алая бархатная коробочка.
вот оно.


мне очень страшно, юкхэй.
суджи цепляется за него так, словно если его не будет — она обязательно упадет. у нее сегодня встреча с родителями, где она должна рассказать о своих планах на будущее, потому что до конца школы остается не так уж и много, а начинать заниматься и нанимать учителей нужно уже сейчас. у суджи дрожит все внутри, но она должна быть храброй: только смотря в глаза страху становишься сильнее. нужно будет смотреть в глаза отцу.

юкхэй говорит ей не бояться. она справится, конечно справится, он в своей самой лучшей девочке и не сомневается и сомневаться не может. сюзи заглядывает в чужие глаза: видит собственное отражение и то, чего в ней сейчас совсем нет. будь спокойна. юкхэй уверен в ней и это должно давать ей поддержку; и это дает ей поддержку.
суджи знает, что пока она держит его за руку — ей совсем ничего не страшно. она волосами трясет, пытаясь прийти в себя, а лукас улыбается откуда-то сверху (и когда он стал выше ростом?), смеется над ней, мол, ну что же ты, кто говорил, что справится со всем непременно?
я люблю тебя.
лукас гладит ее пальцы.

все будет в порядке. он же рядом.


вот оно.
тот самый момент.
суджи задыхается от нервов, забывает, как надо дышать: дыхание перехватывает, легкие сжимаются болью и на солнечное сплетение давит что-то тяжелое. нервы. ей хочется по-дурацки улыбнуться: она столько раз мечтала об этом моменте, столько раз представляла его перед собой, что реальность разочаровывает до катастрофы.
конечно, все будет так, как решил за них кто-то другой. но... если уйти от того, что это родительское решение и наконец-то начать осмысливать это как часть своей собственной жизни, не смотря на все со стороны...
то...

суджи видит, как руки трясутся. и не может это контролировать.
ты cогласна стать моей женой?
(суджи пытается избежать конвульсивного желания присесть рядом с лукасом и уткнуться носом ему в плечо, спасаясь от реальности, которую почти не может выдержать. но он ведь всегда говорил ей, что она справится, правда?
не он — тот лукас, который был когда-то, но — может быть ничего не изменилось?)
да.

(тебе ведь тоже страшно? она смотрит на юкхэя и никого и ничего кроме него сейчас не существует. сюзи панически боится взгляд перевести на армию журналистов, которые с жадностью фиксируют каждый их шаг и вздох).
— да, вон юкхэй, я согласна стать твоей женой.

суджи понимает, что плачет, только после того, как на ладонь попадает влага. юкхэй осторожно надевает на ее палец тонкое обручальное кольцо и нет там ожидаемого бриллианта в миллион каратов. видимо, лукас выбирал его сам — сюзи понимает это какой-то частью своего сознания — и от этого становится еще горше.
если вспомнить их детские мечты, то они планировали все это совсем не так.
все должно было быть по другому.
лукас должен был быть другим, да и она сама должна была сейчас быть абсолютно счастливой.

только сюзи не знает, почему плачет: горькое чувство невозможности все изменить сжимает ей горло, и в то же время... это тот человек, о котором ты мечтала несколько лет своей жизни.

как ни крути, а она будет ему благодарна до бесконечности: суджи делает шаг вперед. формально, она даже плакать сейчас не должна была — слезы ее произвольны и сейчас она шмыгает носом очень некрасиво — и ее ладони обвивают чужие плечи.
сюзи прижимается лбом к чужой шее, делает так, чтобы подбородок лукаса устроился на ее макушке и вжимается в него, позволяя себе разрыдаться (спина мелко подрагивает и, наверное, сюйси слышит тихие всхлипы).

кольцо на пальце тянет ее к земле.
но лукас все также держит на поверхности, как когда-то.
[nick]Bae Suji[/nick][status]золотце[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2MR4t.png[/icon][lz]<div class="ls"><a href="ссылка на анкету">бэ сюзи, 25;</a> сколько еще раз ты разобьешь мне сердце? </div> <div class="fandom">— what is love? —</div>[/lz]

+1

5

происходящее сейчас кажется жалкой пародией на то самое счастливое прошлое, в которым были они двое против всего мира, и у лукаса ком к горлу подступает. но надо держать это ебучее лицо, несмотря ни на что. несмотря на то, что руки трясутся, когда он надевает ей кольцо на палец, несмотря на все, произошедшее между ними раньше. чувства лукаса — не волнуют здесь, кажется, никого. его родителей волнует лишь качество будущих снимков, и он делает все возможное лишь бы хоть как-то соответствовать всему, ради чего они тут собрались.

когда сюзи говорит да, сердце юкхэя пропускает пару ударов: предрешенный ответ все равно ударяет по всем болевым со всею возможною силою. действия дальше — тупая механика: надо встать, надо обнять. надо сделать вид, что счастлив. но даже первое — самое элементарное — дается с таким титаническим трудом, что лукас заранее боится свадьба [даже сильнее, чем раньше], потому что он элементарно не представляет, как сможет находится рядом с ней в такой день. и это если еще и не думать о всей будущей жизни.

сюзи начинает плакать, и у лукаса внутри что-то окончательно обрывается. мол, вот настолько я тебе противен? но все, что она делает — это вжимается в него, цепляется руками, дышит куда-то в шею. он просто растерян, потому что не знает, что и думать о таком поведении. . . кажется, она ясно дала понять, что он ей не нужен: он предпочел наврать ей об этом же. а теперь? теперь она льет слезы в его руках, с кольцом на безымянном пальце, и лукас не придумывает ничего лучше, кроме как прижать невесту к себе еще крепче. утыкается носом в идеально уложенные волосы, которые трепать, по-хорошему, и не надо бы. но сдержать нет сил.

шепчет ей, что
все будет хорошо, сюз, — не верит в это ни единой секунды, но ее слезы и всхлипы делают больно настолько, что он готов продолжать врать. для нее он, по факту, готов сделать все, что угодно. даже наплевав на то, что она его больше не любит, что видеть не хочет. лукас глупый до безобразия, потому что не чувствует элементарного, но атрофированная эмпатия по отношению к сюзи совершенно не мешает продолжать нашептывать разные вещи, пытаясь успокоить, дать хоть какое-то чувство спокойствия.

и лукас шепчет ей, что
я буду рядом, я всегда буду рядом, — бесполезное для нее знание, правда ведь? но он не знает, как поддержать иначе, не знает, что еще можно сказать. только и делает, что ведет носом по волосам и дышит чересчур громко. голову кружит от желанной и столь запретной близости, и лукас снова чувствует себя тем пиздюком, который не мог в счастье собственное поверить. быть рядом с сюзи тогда — сказка, бездарно проебанная. тогда все было счастливо, еще чуть-чуть и должен был быть хэппиэнд, но лукас не будет лукасом, если не испортит что-либо. теперь же близость — сладкая мука, потому что только распаляет желание, которому не суждено сбыться.

ему стоит только закрыть глаза, и он уже видит, как они сбегают от репортеров и срывают с друг друга одежду, как он вытаскивает невидимки из волос, как оставляет засосы на белоснежной коже. все это могло бы быть правдой, но. . .

лукас не хочет, чтобы этот момент прекращался, но приходится. тихий показушный кашель отца, не менее тихое кхекхекание матери. он продолжает нашептывать сюзи на ухо: «все будет хорошо», «мы справимся», «я тебя не отпущу». и он, на самом-то деле  знает, что все это — лишние, но она так сильно всхлипывает в его руках, что удержать просто невозможно. да и к тому же, еще несколько минут, и они снова разойдутся по машинам, продолжат игнорировать друг друга в университете. но это все — потом, сейчас она жмется к нему, как олененок, и юкхэй ни о чем другом думать не может.

и даже когда он все же выпускает сюзи из объятий, не сводит с нее испытующего взгляда. касается подушечкой большого пальца кожи, смахивая оставшиеся слезы. больно_больно_больно. лукас даже не может выразить словами все свои чувства. а еще он совершенно не знает, как поступить лучше. . . ведь слезы-то из-за него. и он же ее сейчас успокаивает. берет за руку и сжимает крепко, словно пытаясь показать, что правда не бросит, что поможет и что все наладится. свободной рукой поправляет выбившуся из прически сюзи прядку. за этими действиями нет мотивации, только тупое желание не отпускать, быть рядом двадцать четыре на семь. потому что без сюзи не то, что сложно, без сюзи просто никак.

он разворачивается к камерам — снова; в планах финальный снимок. их руки с обручальными кольцами. лукас достает из кармашка свое, надевает со скоростью света: левая рука сразу же тяжелеет, давая понять, что теперь-то уж точно выхода нет. юкхэй кладет руку сюзи на руку свою и поворачивает их к камере. смотрит прямо в глаза, и одними губами повторяет как мантру:

«все обязательно будет хорошо, сюз»

последние вспышки фотокамер, благодарственные аплодисменты родителей, беглые взгляды новоиспеченных обречившихся и. . . конец. родители сюзи забирают дочку, стараясь поскорее отвести домой, потому что слезы были против сценарий. лукас своих же конвоиров не дожидается. выбегает на улицу курить, надеясь, что успеет еще и уехать до того, как родители попытаются присесть на хвост. эта краткая встреча — сколько она длилась? полчаса? двадцать минут? — выбила землю из-под ног снова. лука совершенно не знает, что будет происходить с ним во время свадьбы, ведь рядом с сюзи даже дышать тяжело.

дышать рядом с сюзи, которая лукаса не любит, сложнее в миллиарды раз.

трет переносицу, выкидывает окурок в ближайший мусорный бак и садится в автомобиль. педаль газа в пол: чтобы домой, чтобы поскорее. в конце концов, там собака невыгулянная и шкаф с одеждой неразобранный. еще там есть бутылка вина, которую открыть надо срочно. после всех этих касаний хочется накидаться в чертовом одиночестве, ведь на трезвую голову разобраться, что делать дальше просто невозможно. на трезвую голову даже пытаться это делать не хочется. лукас устало сигналит впереди стоящей машине, потому что чертовски хочет домой. телефон, лежащий на пассажирском сидении разрывается от родительских звонков, но отвечать не хочется.

ничего страшного, переживут.
он ведь умудряется пережить все издевательства, подстроенные ими. [nick]wong yukhei[/nick][status]камушек[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/9b/de/5-1530822279.png[/icon][lz]<div class="ls"><a href="ссылка на анкету">вон юкхэй, 23;</a> пойми, ты центр моей вселенной (и всегда им была). </div> <div class="fandom">— what is love? —</div>[/lz]

Отредактировано Adrian Ivashkov (07.11.18 00:24)

+2

6

сюзи не находит в себе сил, чтобы спросить у него. чтобы выдавить хотя бы слово. да, юкхэй. она бы сказала ему сотню раз да, если бы не одно но.
ей голову поднимать страшно, потому что она не знает, что увидит перед собой; лучше она будет чувствовать. разумеется, ей не шестнадцать, ей не семнадцать, ей не цветущая их совместная юность.
и между тем лукас все такой же, как тогда был — теряется перед ее слезами, смешной, дышит куда-то в ухо и... целует, наверное? суджи чувствует под пальцами лукаса, суджи знает, что у нее есть опора. и в то же время из нее беспощадно и безжалостно льются слезы.
еще бы знать от чего плачет.

сюйси, конечно же, все неправильно поймет. но между ними теперь не может быть слова правильно, потому что все это они решили не сами. суджи знает, что все могло бы быть по-другому; суджи знает, что когда-то готова была на все, лишь бы сейчас ощущать себя в его руках, словно вернулась в свой теплый и безопасный дом.
время идет, а привычки ее не меняются, и лукас, тот лукас, которого она помнит по нежным поцелуям и прикосновениям — он все тот же.
но ровно до того момента, пока она не посмотрит ему в глаза.

сюзи считает секунды до того момента, когда ее заберут. юкхэй шепчет, что все будет хорошо, а она верить ему готова только за одно то, что сейчас он не отталкивает и его гулко бьющееся сердце бьется для нее. суджи готова поверить.
только бы лукас снова не разбил ей сердце.
он ведь разобьет. о чем ты думаешь? зачем?
перестань, сюзи. ты больше не глупый подросток. ты не можешь его так любить.
ты не любишь его.
           ты любишь кого-то другого.

но почему тебе так сложно
от него
уйти?


они выбрали самый лучший зал; они сделали самые лучшие украшения; они... сюзи смотрит на себя в зеркало, а видит только внешний блеск. мама стоит по правую руку, пока в волосы вплетают цветы.
у них все будет с таким размахом, с каким никто еще не женился.

суджи никогда бы не выбрала такую свадьбу. она бы все сделала по-другому, но единственное, что ей дали сделать — определиться с собственным образом; выбрать собственный образ из тех, что заранее приготовили самые лучшие дизайнеры.

свадьба — модный бренд. а она теперь — законодательница моды. или что-то еще, ей наплевать. она переводит взгляд на маму и видит в ней торжество. наверное, любой родитель будет торжествовать, отдавая единственного (нет, я не одна, я никогда не была единственной) ребенка в руки кого-то (губы суджи трогает кривая улыбка) настолько хорошего (он все еще не для тебя), как юкхэй.
это платье — такое тяжелое.
мысли суджи путаются. интересно, где сейчас джинён? он, наверное, не знает, что она сегодня выходит замуж. а она была бы рада его видеть на собственной свадьбе.

интересно, лукас переживает? о, нет, почему он должен переживать. все их разговоры уже давным давно дали понять, что для него бракосочетание такой же фарс, как для нее самой. могут ли они не жить вместе после этого...
нет, она же не может так. суджи смотрит на себя в зеркало. почему ты не улыбаешься?
мама рядом.

они решили, что лучше всего будет закончить макияж суджи уже в здании ресторана, заботливо забронированного за несколько месяцев до на добрую неделю. у платья настолько длинный шлейф, что суджи не может в нем долго передвигаться. как жаль, что к концу вечера подол станет абсолютно черным... это платье не заслужило.

интересно, она понравится лукасу?
пожалуйста, да.
суджи знает, что никогда не признается в своих истинных чувствах. любовь — это яд, который течет в твоих венах вот уже несколько лет. любовь — это лукас, к которому ты выйдешь, потому что никогда бы не сказала нет, как бы сильно тебе не хотелось.
можно сколько угодно кричать ему о том, что ненавидишь его и всю эту затею, можно сколько угодно держать себя на расстоянии в руках, но...

суджи чувствует, как бешено бьется собственное сердце, когда встает со стула, наблюдая свою фигуру в отражении напротив. мама счастливо улыбается ей, нежно держит за руку — поддерживает изо всех сил, потому что хочет, чтобы сюзи была счастливая.
и как ей сказать о том, что кто угодно, кто угодно, пожалуйста, только не сюйси? как ей сказать о том, что у нее внутри ничего кроме боли.
боли, так тесно переплетенной с любовью, которую она теперь вынуждена будет терпеть каждый день?

ничего, кроме лукаса.
это так смешно. за эти несколько недель подготовки у суджи привычка, от которой теперь не избавиться — она гладит пальцами тонкое кольцо, подаренное в честь помолвки. это почему-то успокаивает расшалившиеся нервы; словно суджи сейчас что-то на самом деле может успокоить в полной мере.

она с ужасом идет следом за мамой, понимая, что еще немного и ее выведут под руку с отцом на открытую площадку, где под арочной тенью она будет говорить свои клятвы.
суджи тащит за собой следом, в новую свою жизнь, все свои тревоги и горести. когда-то лукас мог ее от них избавить, теперь он — их главная причина.

а суджи идет и думает, что, возможно, никогда бы не сказала ему нет, вне зависимости от того, как сильно сопротивляется этому чувству.
потому что это — лукас.
и потому что, как ни крути, именно его она ждала каждый день
на протяжении стольких лет.
                                 пожалуйста, полюби меня, как когда-то прежде.
прости за то, что стану тебе вечной болью.
[nick]Bae Suji[/nick][status]золотце[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2MR4t.png[/icon][lz]<div class="ls"><a href="ссылка на анкету">бэ сюзи, 25;</a> сколько еще раз ты разобьешь мне сердце? </div> <div class="fandom">— what is love? —</div>[/lz]

Отредактировано Sydney Sage (05.11.18 23:39)

+2

7

«долбаеб,» — лукас говорит самому себе вслух, открывая посреди ночи дверцу бара и доставая оттуда коньяк. «конченый придурок,» — нашептывает, наливая крепкий алкоголь в стакан. «какого хуя ты творишь, у тебя завтра свадьба,,» — думает про себя, обжигая горло спиртом.

это кажется таким логичным: он лежал без сна долгие часы, ворочаясь с боку на бок, открывая и закрывая окно, будя несколько раз лежащую в ногах собаку. дрожащими пальцами юкхэй крутит себе сижку и, подхватывая наполовину пустой стакан, выходит на общий балкон. мороз по коже от прохладного ветра и затянутое тучами небо не навевает никаких праведных мыслей. есть только одна: он нажирается в ночь перед своей свадьбой, и с утра он за это поплатится.

нет, у него не будет похмелья, да и перегара вроде не должно быть. вместо этого давить будет осознание собственной ничтожности и неспособности справиться с минимальным волнением. лукас убеждает себя, что свадьба — это очень даже давление максимальное, но менее виноватым от этого он себя не чувствует.

глоток, еще один, несколько глубоких затяжек. руки лихорадочно трясутся, но теперь уже, кажется, от холода. стоять на улице в спортивках и майке алкоголично неприятно: лукас уходит в квартиру и ложится, наконец, спать.

вместо будильника — звонок матери («ты что, еще не встал? кошмар! мы ничего не успеем, сюйси»). голова раскалывается от недостатка сна, юкхэй пытается успокоить свою беспорядочную родительницу. ему ведь даже не надо никуда ехать, потому что сегодня его холостяцкую квартиру посетит самый разный сброд.
холодный душ, две таблетки анальгина и крепкий кофе — лукас пытается привести себя в чувство единственными возможными способами. он треплет по голове рамзеса и выводит счастливого пса на прогулку. у них есть не больше двадцати минут, но им обоим этого хватило. как только миска наполняется кормом, в домофон раздается звонок = первый пошел. лукас критическим взглядом осматривает привезенный костюм, одобрительно кивает и дает на чай курьеру. листает мемы в твиттере, стараясь избегать новостей (о собственной, прости господи, свадьбе). не успевает допить кофе, как снова раздается звонок.

приехал визажист с парикмахером. лукас скалится холодно — его бы воля, он обошелся без этого. он и сам неплохо укладывает волосы, а от подводки, которую обожает мать, его тянет блевать. но если все происходящее = бред, то с какого хуя он будет отказываться от этих деталей?  он сидит покорно, изображая изваяние, пока над ним колдуют два молодых паренька. они, собственно, примерно такого же возраста. и лукас им даже завидует. у них нет таких проблем, как у него.

ему кажется, что он готов променять судьбу богатого ребенка на часы тяжелого труда, потому что все происходящее — заебало. лукас действительно чувствует себя несчастным и беспомощным, и это раздражает его больше всего, потому что раньше он мог найти себя в любой ситуации.
но не сейчас.

он чувствует, как горло сжимает спазмом от подступающих слез («это еще что, блять, такое?»), но быстро сглатывает. кадык дергается, парни переглядываются. «ну, вроде все готово. как тебе?» лукас некрасиво смеется, не видя смысла даже в зеркало заглядывать. он знает, что там увидит — типичного парня из семьи чеболей.
но он ошибается. нет ничего лишнего: нет ненавистной подводки, нет толстого слоя макияжа. есть только скрытые синяки и аккуратно уложенные волосы — точно так, как любит он сам. юкхэй улыбается впервые за последнюю пару дней и пожимает руки ребятам. «спасибо. большое спасибо, это то, что надо,» — ему кажется, что сюзи должен понравиться его внешний вид. интересно, она знает, как он будет выглядит? показывали ли родители эскиз его одежды? он, почему-то, надеется, что нет. в этом дне приятного и так мало, так зачем убирать последние толики чего-то хорошего.

юкхэй провожает очередных гостей и начинает одеваться. белая рубашка, коричневый костюм, галстук с рисунком, платок в наружном кармане. он поглядывает на часы — цветок-петличка запаздывает от графика. минута, вторая — очередной звонок в дверь. еще одна благодарность, и лукас позволяет женщине помочь приколоть последнюю деталь правильно. улыбается и искренне благодарит (руки снова начинают трястись).

он знает, что красив. смотрит на свое отражение в зеркале и понимает, что в любой другой вселенной он был бы идеальным женихом (инстинктивно касается кольца на безымянным пальце), но не в этой. грустная улыбка, после которой юкхэй надевает ботинки, берет ключи от автомобиля и спускается вниз. ехать самому — еще одна прихоть, которую родители решили ублажать. лукасу нужно успокоиться и смириться с неотвратимым (хотя разве получится, если не смог это сделать за все последнее время).

пепел падает прямо на кожаную обивку, но ему наплевать — главное, что не на костюм. юкхэй водит аккуратно, настороженно поглядывая на часы: как бы он ни куражился, опоздать дейстивительно страшно. до начала торжества пятнадцать минут. он выходит из машины, и на грудь бросается счастливая матушка. «ты такой красивый сегодня, сынок,» — юкхэй понимает, должен сказать хоть что-то, но в голове крутится лишь мысль о том, что она опорочила даже это. отец, по обыкновению, крепко пожимает руку, словно говоря, «все должно пройти гладко»

юкхэй нервно кивает и отправляется вперед к своему месту. священник уже на месте, а рядом стоит шафер — очередной богатенький сынок, по легенде являющийся ему близким другом. короткие кивки в знак приветствия и ни единого лишнего слова. он нервничает, как пиздец, но в зале нет ни единого, блять, человека, который мог бы помочь справиться со стрессом.

даже сюзи и та еще не появилась. но именно встречи с ней юкхэй боится больше всего.
он отгонял мысли о ней на задворки сознания весь сегодняшний день (кроме одного того раза), а теперь осознание ударило с большей, чем раньше, силой.
через считанные минуты она станет его женой.
женой, блять.

как он это допустил?
как позволил кровожадным щупальцам родителей все-таки захватить его жизнь?

юкхэй не знает;
юкхэй только очень хочет курить. [nick]wong yukhei[/nick][status]камушек[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/9b/de/5-1530822279.png[/icon][lz]<div class="ls"><a href="ссылка на анкету">вон юкхэй, 23;</a> пойми, ты центр моей вселенной (и всегда им была). </div> <div class="fandom">— what is love? —</div>[/lz]

Отредактировано Adrian Ivashkov (07.11.18 00:24)

+1

8

несколько шагов — она встретит свое будущее с гордо поднятой головой; суджи — невеста, мама говорит что самая красивая из всех, кого она когда-либо видела, сама сюзи ощущает себя максимум на троечку. наверное оттого, что горчит неприятно послевкусие от родительских решений.

нежно-кремовое платье тяжелое, тянется за ней шлейфом и немного колется в области фальшивого корсета, стискивая ребра (хотя, вероятно, это нервы) так, что суджи тяжело дышать. мама говорит: ты — принцесса, у сюзи в волосах путается корона из цветов, но сама она не ощущает того, что, по логике, должны ощущать принцессы. если она и из тех, чья участь томиться в башке с драконом — то она хотя бы сделает это с высоко поднятой головой.
каждый шаг откидывает ее назад на два; суджи слишком хорошо помнит, даже если пыталась забыть. проблема именно в памяти, в том, что сейчас она возвращается к себе прежней.

шаг — ей снова семнадцать и она снова бесконечно счастлива.
второй — она видит перед собой двери. за дверью — юкхэй; горло сжимает спазмом. суджи хочет заскулить и вымолить прощение, суджи не хочет... к нему.

суджи слишком хорошо знает, что он снова разобьет ей сердце. у лукаса просто не получается по-другому.
шаг — ей снова семнадцать и она снова готова отдать ему всю свою жизнь.

отец мягко берет ее под руку, сжимая тонкую ладонь дочери в своей и суджи судорожно выдыхает, чувствуя тошноту. колени дрожат, она вся дрожит — как же ей не бояться, если впереди у нее замужество. она поставит свою печать на документе, она сменит свою фамилию, она начнет жить вместе с человеком, который...
не бойся, я не дам тебя в обиду.
папа на удивление мягок и даже нежен; она никогда его таким не видела — а может быть и видела, но просто не помнит — и дарит свое спокойствие, теплое и удивительное. суджи прикрывает глаза, считая до десяти, когда начинает играет тихая музыка и мягкий ветер ласково целует в щеки.

каблуки стучат по асфальту, суджи делает шаг. суджи открывает глаза.
наверное, они сделали все, чтобы она была счастлива; наверное, они выложились на полную. у сюзи перед глазами — сказка ее юности и цветы, цветы, цветы.
она точно знает, что отец уверенно ведет ее к арке, рядом с которой стоит темным пятном удивительно красивый сюйси; наверное, он всегда был таким, но суджи взгляда оторвать не может — перед ней человек, которому она готова была отдать свое сердце.

которому она отдает свое сердце.

можно сколько угодно убегать от этого, но в конечном итоге ты вернешься к тому, с чего начинал. горло все еще не отпускает молчанием, но почему-то вид лукаса — спокойного, скучающего лукаса — делает суджи намного легче. словно она сейчас не одна; словно он поддерживает ее.
они теперь вместе в этой ситуации. вдвоем против мира.

сюзи сжимает отцовскую ладонь сильнее, когда неуверенно подходит совсем близко, так, что может увидеть точно такой же цветок в петличке, как те, что спрятаны в ее волосах. юкхэй — слишком, а суджи снова семнадцать и она, сама того не осознавая, улыбается ему так ярко, как только может.

когда-то ей нравилось ему улыбаться. нравилось видеть его улыбку в ответ.
папа протягивает ее ладонь к чужой руке, суджи не сопротивляется.

в день собственной свадьбы принято быть счастливой; сюзи не уверена, что это возможно при тех условиях, которые ставят им родители, но когда она ловит взгляд лукаса [полная тревог о том, что, возможно, выглядит теперь совсем для него неподходяще], ей почему-то кажется, что она должна попробовать.

согласны ли вы...

суджи смотрит на лукаса.
.
.
да.
[nick]Bae Suji[/nick][status]золотце[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2MR4t.png[/icon][lz]<div class="ls"><a href="ссылка на анкету">бэ сюзи, 25;</a> сколько еще раз ты разобьешь мне сердце? </div> <div class="fandom">— what is love? —</div>[/lz]

+1

9

когда появляется она, весь ебанный мир останавливается и создает временную воронку: у юкхэя появляется возможность отдышаться и взять себя в руки. от одного взгляда на нее у него сводит внутренности, а по коже бежит мороз. ему хочется, чтобы момент тянулся бесконечно; быть может, хотя бы тогда лукас сможет рассмотреть каждую ее деталь, запомнить, выжечь на мозговой подкорке и никогда-никогда не забывать.

у юкхэя приоткрыт рот, и вздохи — частые, лихорадочные, неестественные.
не верит, что она реальна.

у него сердце болит от чувств, которые выдержать не способно. лукас знает: он любит сюзи двадцать четыре на семь без перерывов; любит в строгих университетских костюмах, в своих детских воспоминаниях, в своих фантазиях. юкхэй оторвать взгляда от своей невесты не способен, она сосредотачивает в себе все самое светлое, что в этом мире есть, и лукас — черный и порочный — в нем лишний (он это знает).

ненавязчивая фоновая музыка вскрывает вены и стучит по вискам, секунды тягучи, как патока, и лукас за это благодарен мирозданию. потому что цветы в волосах и нюдовый макияж, великолепное платье и царственная осанка, нежнейший букет и поблескивающие кончики туфель. потому что сюзи.

сюзи, ради которой юкхэй готов бороться и ради которой будет продолжать дышать,
ради которой постарается быть хорошим мужем.

наплевать, что двадцать три и что он еще даже университет не закончил; вон юкхэй — упорный малый, он справится с поставленной задачей и все равно на предыдущие провал. вон юкхэй не допустит ни единого больше провала. он сделает ее жизнь лучше и навсегда — навсегда, слышите — станет ей опорою.

когда она оказывается рядом, лукас хочет и вовсе бросить все, схватить за руку и сбежать, потому что такой быть нельзя. улыбаться так — тем более (как раньше). против воли он улыбается в ответ, обнажая белоснежные зубы. «господи иисусе,» — задерживает дыхание, перехватывая взгляд и касаясь руки. это все постановка, пускай, но у лукаса внутри от долгого сна просыпается нечто настоящее.
нечто настолько довольное и уже почти позабытое.
лукасу снова пятнадцать, и еще нет всего пиздеца из будущей жизни.

«ты восхитительна,» — одними губами на выдохе, чтобы слышала только она одна. сейчас уже не существует чужих взглядов и слов тоже больше нет. есть только сюзи — сюзи, которая центр его ебанной вселенной. единственная и такая желанная.

юкхэю двадцать три, и он, кажется, снова хочет жить и дышать полной грудью. ему, отчего-то, кажется, что сюзи врала (пусть и мысль эта кощунственна по своей природе): ее взгляд лучится прежней теплотой и каким-то непонятно откуда взятым доверием. эта заново обретенная возможность смотреть в глаза вот так, заново нарушает сердечный ритм. лукас старается передать ей все свои мысли, но их так много и они так сильно запутанны, что операция провалена заранее.

тишину сада разрезает голос священника. «мы здесь собрались,» — он начинает свою привычную речь. если юкхэя не подводит память, то в этот момент они с сюзи должны были повернуться к нему любовь. но разве можно найти на это силы? он слушает вполуха: все это он уже слышал и не раз. в горе и в здравии. . . как будто у них есть выбор.

приходит черед клятв, и лукас втягивает воздух, насыщая легкие. вот она — точка невозврата. сюзи может сбежать из-под алтаря либо сейчас, либо никогда больше (лукас знает, что она так никогда не поступит; она не может подорвать доверие родителей). и все равно волнение трепещет где-то под ложечкой. она говорит да = он сжимает ее ладонь лишь крепче в ответ. священник, наконец, обращается к нему, и ответ не заставляет себя ждать.

«да,» — снова оглушающая тишина, нарушаемая лишь биением собственного сердца и пульсом сюзи, ощущаемым через простое касание лопается за секунду. аплодисменты, вспышки фотокамер (лукас их даже не замечает) и одобрительные возгласы.

легкое движение рукой священника, заключительная реплика:
«можете поцеловать невесту»
юкхэй касается большим пальцем щеки сюз и отказывается верить, что это действительно происходит.
через секунду он целует ее так, как не позволял себе даже в счастливом прошлом.

чувственно и совершенно не пошло; запечатывая озвученные клятвы; заклиная доверять ему, несмотря ни на что.
отстраняется на считанные миллиметры и шепчет признание, не задумываясь о последствиях:
[indent] — я люблю тебя.
и это с ним, кажется, уже навсегда.[nick]wong yukhei[/nick][status]камушек[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/9b/de/5-1530822279.png[/icon][lz]<div class="ls"><a href="ссылка на анкету">вон юкхэй, 23;</a> пойми, ты центр моей вселенной (и всегда им была). </div> <div class="fandom">— what is love? —</div>[/lz]

Отредактировано Adrian Ivashkov (07.11.18 00:23)

+1


Вы здесь » ämbivałence crossover » Альтернатива: законченные эпизоды » навсегда ли это?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC