Рейтинг форумов Forum-top.ru

все потуги, все жертвы - напрасно плетеной рекой. паки и паки, восставая из могилы, с сокрушающим чаянием избавления, очередным крахом пред всесилием новопроизведенной версии ада, ты истомленно берешь в руки свой - постылый, тягостный, весом клонящий томимую знанием душу к земле - меч - единственный константный соратник. твои цикличные жизни уже не разделить секирой, все слились в одну безбожно потешную ничтожность - бесконечное лимбо в алых тонах. храбрость ли это, рыцарь? или ты немощно слеп и безумен - тени, ужасы обескровленных тел, кровавая морось - что осознание глухо бьется о сталь твоего шлема - сколько ни пытайся, ты послушной марионеткой рождаешь свой гнев вновь и вновь, заперт в этой ловушке разума и чужой игры. бесконечный безнадежный крестовый поход.
crossover

ämbivałence crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ämbivałence crossover » Bl00dy F8 » • время возвращений


• время возвращений

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

х

Отредактировано The Wolfman (11.11.18 20:03)

+1

2

Тонкие ветви тянутся где-то внутри, скребутся и дёргаются, проникая всё глубже.
[indent] Он не может понять, когда спит, и спит сейчас ли вовсе, сжимаясь словно дитя, притягивая к себе изуродованные ладони. Прошлое не отпускает ни в реальности, ни в кошмарах, шелестит под кроватью, трещит под гниющими досками, стучит в окна. Сколько дней прошло, сколько времени, а Лес не отпускает его даже тогда, когда он уверен, что выбрался. Выбрался окончательно.
[indent] Тело пронзает жгучей извивающей болью - тянет снизу вверх, проникает до мозга, отдаётся зудом в зубах и гнущихся пальцах. В конце концов, он просто не может нормально дышать, скидывает подушку на пол, ворочается, рискуя свалиться сам; сопротивляется чему-то внутри, завывая от невозможности это контролировать.
[indent] Лес внутри. Лес просится наружу. Эта нечеловеческая сила разрывает своими кронами и корнями: органы и кожу, проливая кровь, затрудняя дыхание. Он сам уже Лес, смотри, уродливое создание, принёсшее с собой частицу того мира в мир прежний и настоящий, соединяя оба во что-то новое. Чучело на собственных костях.

[indent] Он просыпается от собственного больше животного, чем человеческого хрипа, резко поднимается, осматривается в пустой квартире, прежде чем перевезти взгляд на пса, сопящего и вилящего хвостом в его ногах. Сон домашней дворняги тих и спокоен, и в полудреме животное только утыкается носом в одеяло, не поднимая головы на своего хозяина. Больше никого - ни людей, ни деревьев. Полумрак доходит до конца коридора к закрытой двери спальни, не тая в себе никакой опасности.
[indent] Даже не верится. Его дом, квартира, знакомая улица за окном и старая кровать с уже старым псом - настоящее, самое, должно быть.
Но уснуть снова он боится.
И так почти каждую ночь с его возвращения.

[indent] Когда ты выполняешь поручение от правительства, не думай, что никто за тобой не приглядывает.
Они приходили несколько раз, стоило ему вернуться, как он помнит. Спрашивали и даже требовали ответов, благо, не додумались пытать, заметив, как хорошо ему досталось по ту сторону объекта их изучения. Естественно, получили они меньше того, на что рассчитывали, да и будем честны - на руках у выжившего не было ничего, даже записи и те кривонаписаные и скудные мало объясняли творившееся там, не говоря уже о вещах: где-то готовых вот-вот сломаться, а где-то - почти бессмысленных безделушках - памятных "подарках" оттуда. Бесполезный материал, бесполезный выживший.

Для врачей он уже представлял интерес больше, да и там в итоге не объяснили ничего толкового да чуть не вышвырнули за порог, сославшись на то, что существует гораздо больше более важных и насущных дел. Новое время. Новые проблемы. Кто-то просто всё это пропустил мимо. Пока как внутри, как ему казалось, тело покрывалось плесенью и мхом, зарастало новой жизнью.
[indent] Стоило ему вернуться, как он не вылезал часами из ванной, разглядывая то, что сделал Лес с его организмом снаружи, изучал свои шрамы, уродливую мёртвую кожу и лицо, на которое оглядываются прохожие, стоит ему куда-то пойти.
[indent] Естественно, гулять поэтому он не любил особо и выходил только поздно вечером в исключительных случаях. Затворническая короткая жизнь, полная почти каждую ночь кошмаров - того ли ты желал, когда так долго пытался найти выход?
[indent] Если честно, он даже не всё помнил, не был уверен и в половине произошедшего, особенно, когда оное стало всплывать в снах, таких реалистичных и сюрреалистичных одновременно. Кошмары заканчивались пробуждением, всегда, но каждый раз оно проходило в холодном поту. Ясность разума и мыслей - слишком большая привилегия после стольких дней там.
В конце концов, это принесло разочарование и сомнение.
[indent] Они приходили снова, но теперь с предложениями - когда у тебя на пороге есть что-то неизвестное, руки так и тянутся изучить оное и присвоить, использовать в своих целях и даже неважно какие это цели, если они исключительно твои. Лес со стороны касался неприкасаемым, его не брали ни яды, ни огонь, а ушедшие, как и он когда-то, больше не возвращались назад. Но с ним, как им казалось, их шансы могут возрасти.

Он поклялся себе, что не вернётся.
[indent] Но разум и память предательски вытаскивают всё наружу и растворяют в привычных действиях - бытовуха сводила мысли к нулю, приводила в движение привычки и рефлексы. Он уже не был уверен, что помнит всё именно так, как оно было: путешествие день за днём - не иллюзия ли? Может ему это всё тоже однажды приснилось и он всегда был рядом с выходом, просто не смог сразу до него добраться. А может и Леса вовсе не было и людей, что прозывали его чужаком, тоже?

Паранойя жрала хлеще голодной псины.
Замывала старые раны, но не лишала кошмаров.
[indent] По итогу он согласился, исказив собственную клятву. Выразив интерес в готовящемся походе, надеясь таким образом избавиться от кошмаров и вернуться окончательно к нормальной жизни по возвращению. Те люди, которые должны будут его сопровождать, выглядели уверенными и подготовленными. Ему надо было только показать правильный путь - дорогу внутрь Леса и только. В разуме она была чёткой - темные лабиринты, через которые можно оказаться по ту сторону. Эта тропа не может быть такой страшной, правда?
Память подводила ужасно.
[indent] Псина провожала с жалобным воем, терлась у ног, когда человек натягивал походный рюкзак на плечи. Он смотрел на неё с какой-то грустью и заботой, но так и не смог вспомнить данное животному имя. Кажется, оно было коротким.
Безымянной она оказалась на попечении соседей, пока её хозяин закрывал квартиру. Ключ он тоже отдал соседской старухе. Автоматически.



Корни сжимают легкие и застревают в гортани; он задыхается, тянется руками словно к небу, но вместо оного - плотная листва.
[indent] Его будят криками в ухо, дергают за плечи, а он даже не помнит когда вырубился и насколько. Последнее, что ещё всплывало в памяти - дверь с кодовым замком, проход в глубину, покрытую непроглядной мглой и отсутствием звуков. Они дошли, - человеческий разум выстраивает всё в чёткие ряды, логическая цепочка последовательных действий в памяти, путь по долгому и опасному лабиринту, - но не все, кто-то не выдержал и сбежал обратно. Слабаки.
[indent] Остальные говорят, что твоё тело срубило на выходе, когда тусклый свет, проникающий через заросли деревьев осветил путь на выход (или вход?) сквозь трещины между новой дверью и стенами. Они не говорят, где взяли новый код, да и если честно, он никогда больше не всплывал в памяти такого человека, как ты, растворился где-то внутри, отразился на собственных ладонях, грубо записанный ручкой.

[indent] Всё возвращается, стоило оказаться здесь - воспоминания ли это, либо что-то другое - вместе с хрипом застревает внутри, заставляет схватиться за голову. Это не приступ, просто оного слишком много: от ночных преследователей до здешних обитателей - они поселились здесь, прятались, в этой пустой и отбитой уродливой башке, хоть выковыривай палкой оттуда со всей чернью, которую он утащил вместе с собой. Эти люди, эти самые, безумцы, не понимают, что происходит с их проводником, вот же везучие идиоты. У них на руках оружие, боеприпасы и спецодежда, но внутри всего этого пустые человеческие тела, которые Лес может заставит преклониться, слиться и статьс ним единым целым.
Господи, он привёл их на верную гибель... как и себя.
[indent] Тело отползает ближе к выходу наружу. Это было безумием возвращаться - он всё забыл, но стоило оказаться внутри, как кошмар, который прежде преследовал его каждую ночь, теперь станет реальностью. Столько сделано шагов, столько действий, чтобы выбраться, а по итогу оказаться снова
в этом же месте.

Лес никого не отпустит.

Лес никогда никого не отпускал окончательно.
Ласковые смертельные прикосновения.

[indent] Словно в беспамятстве он попытался выбраться снова, но от двери его оттянули оставшиеся, привели в чувство, заставили взять себя в руки, и никто уже и не вспомнит о договоренности "только впустить" и слышно лишь "ты знаешь, дай нам освоиться хоть немного, останься", укором напоминая о том, кем он был прежде, когда сейчас напоминал жалкого и трусливого человека. Уродливый внутри и уродливый снаружи. Он огрызается и готов лезть в драку, доказывая свою правоту без намеренья здесь оставаться,
Но Лес шумит и призывает псов - за шелестом и хрустом не слышно лап, и когда зверьё совсем рядом, начинается волчий вой, и чужие зубы впиваются в тело. Неожиданность привела к ужасному результату - они отбились путем потерей ещё одного в их и так не самом большом отряде и потерей малой части припасов, и прежний ещё смелый дух отряда как-то совсем рассеялся, да остальные поникли. Стая отогнала их от выхода, и, сбегая через заросли деревьев, они выбрались к одному из полуразвалившихся домов, где можно было бы сделать передышку. 
[indent] Пока остальные приводили себя в порядок, он первым делом достал бумагу и начертил карту, точками на пустом пространстве листа отмечая примерное расположение того, что ему ещё снится по ночам. Нет уверенности в том, что это правильное местоположение, но то было хоть что-то.
[indent] Его соратники недолго оплакивали судьбу погибшего - занялись изучением, взятием образцов и в этот раз стояли на стрёме, но даже по их виду, по тому, что творилось в их взгляде, он мог сделать вывод, что не к такому они были готовы, когда пустились в этот поход.
Ты их предупреждал. Ты их уверял. Но сам поступил точно также.
Не лучше их.
Возможно, нужно было просто закидываться снотворным или сделать что-то ещё. Может даже покончить с жизнью.
Неужели ты мог поверить, что что-то можно сделать с этим местом?
Всё равно возвращение сюда была почти самоубийством. Жаль, что ты забыл об этом.

[indent] На самом деле он даже не помнил, зачем именно они шли сюда. Впрочем, судя по действиям остальных - ему это были и не обязательно. Они справлялись самостоятельно и уже через короткий срок были готовы продолжать идти.
[indent] Он показывает им карту с подписанными местами, сравнивает с тем, что есть у них - старая примерная карта до всего этого, надо же, даже сохранилась, - место было неблизкое, сложнодоступное, но всё же.
Бросить их казалось очень привлекательным, желание вернуться не отпускало, но, похоже, теперь они совсем против такого изначального плана, и это дезертирство могло стоить жизни и не только из-за того, что таит в себе Лес.

Так просто не отпустят. Ты сам завёл себя в безвыходное положение.

Надо было брать себя в руки.
Может у них и получится добраться до нужного места и выбраться отсюда.

Отредактировано The Stranger (29.10.18 20:36)

+1


Вы здесь » ämbivałence crossover » Bl00dy F8 » • время возвращений


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC